История Католической Церкви полна разного рода ересей, которые боролись с истинами веры. В первых веках это были гностики и докетисты, позже – янсенисты и квиетисты, недостатка в еретических мировоззрениях не было никогда.

Однако в каждый из этих периодов Господь призывал сильных и смелых людей бороться с еретическими течениями. Эти святые-воины посвятили свои жизни служению Христу и Его Церкви, каждый делал это уникально, по-своему. Кто-то стал мучеником, кто-то исповедником, или просто слугой ближнему во имя любви ко Христу.

Этот список расскажет вам о 15 основных ересях, которым Церковь противостояла, а также о людях, которые с ними боролись.

1. Пелагианство и святой Августин из Гиппона

Святой Августин в своей книге «Исповедь» пишет: «Бытует мнение, c которым необходимо яростно и непримиримо бороться. Я говорю о вере в то, что человек только силой собственной воли, без помощи Бога, может или достичь абсолютной праведности или постепенно к ней стремиться» («О Духе и букве», IV).

Пелагианство радикально исказило Учение Церкви о благодати, грехе, а особенно о первородном грехе.  Его основоположник, британский монах Пелагей (которого крайне озадачили некоторые слова из «Исповеди» св. Августина) учил, что грех Адама не имел влияния на последующие поколения, а человек по своей сути является добрым и не несет в себе последствий первородного греха. На практике это означало, что человек может прийти к Богу с помощью своей свободной воли, благодать же ему для этого не нужна. Многие святые боролись с этой доктриной; среди них особенно выделяется св. Давид Валлийский, однако, именно св. Августин из Гиппона, вероятно, величайший Учитель Римской Церкви и «главный церковный борец с ересью» (Жития святых» А. Батлер, “Св. Августин из Гиппона”, издание 1894 г.), восстал против этой поистине ядовитой точки зрения.

Выступая против Пелагея, св. Августин поддерживал правду о том, что Божья благодать совершенно необходима даже для малейшего нашего движения к Богу. Как он сам пишет: «Мы же, со своей стороны, утверждаем, что человеческая воля настольно божественно устремлена на созидание праведности, что, даже обладая после сотворения не только свободой собственной воли, но и имея учение, которое направляет его жизнь, человек нуждается в Духе Святом, посредством которого в его сердце возникает восхищение и любовь к высшему и непреходящему Благу, которым является сам Господь. И они возникают даже сейчас, когда он только верит, не видя этого» («О Духе и букве», V).

2. Гностицизм и святой Ириней Лионский

«Как они могут утверждать, что плоть немощна и не имеет участия в жизни вечной, если она питаема Телом и Кровью Господа?» (Против ересей, IV:18:5)

Гностицизм, вероятно, является самой серьезной ересью в ранней Церкви. Он похож на гидру, породившую разнообразные секты и религиозных лидеров, которые поддались богохульному мистицизму, аскетизму и породили множество ложных учений. Среди основных их догматов были утверждения о том, что Иисус имел лишь духовную сущность, но не был живым человеком из плоти и крови; что в действительности Бог Отец был злобным Творцом, а все по сути своей является злом.

Главным борцом с гностицизмом, разоблачившим все его аспекты, стал святой Ириней Лионский. Монументальная работа св. Иринея «Adversus Haereses» – это систематизированная оценка и опровержение учения каждой гностической секты, о которой св. Ириней на тот момент знал. Он твердо стоял на том, что Христос был Богом во плоти, ибо, если бы Христос был лишь фантазией, Он не стал бы страдать и умирать за нас. Его работа крайне важна для понимания ереси, которая угрожала существованию Церкви в первые два века ее существования. Она по сей день служит важным источником сведений об апостольской традиции.

3. Арианство и святой Афанасий

«Итак, Он принял нашу телесную сущность, потому что все мы подвержены смерти, Он отдал себя власти смерти за всех и принес ее Отцу…» («О воплощении», VIII)

Не считая различных гностических сект, которые досаждали ранней Церкви, арианство является самой известной из христианских ересей. Ее удар был направлен на основание и суть христианского учения о том, что Иисус был воплощенным Богом, тем самым считая Христа лишь Божьим творением. Эта ересь под разным видом существует до сих пор, начиная со всем известных свидетелей Иеговы до весьма странного мира Аполло Куилобоя, скрываясь в утверждениях современных теологов, которые двусмысленно называют Иисуса «Христом», но все же всего лишь «просветленным» человеком.

Св. Афанасий Александрийский был ходячим лекарством от этой ереси. Упрямый и непоколебимый в вере, не будет преуменьшением сказать, что этот великий человек в одиночку противостоял арианским атакам на истины христианской веры. Подчеркивая и настойчиво придерживаясь истины о Христе, Боге и человеке, св. Афанасий (наряду с другими, в том числе с Иларием Пиктавийским) положил конец господству арианской ереси в Церкви.

4. Несторианство и святой Кирилл Александрийский

«Истина являет себя тем, кто ее любит» (Второе послание к Суккенсу, I).

Св. Кирилл Александрийский не отличался мягкостью, когда дело касалось тех, кто подвергал сомнению полученные через откровение истины христианской веры. Когда появился Несторий, св. Папа Селестин I отправил св. Кирилла подавить распространяемую этим человеком ересь. В сущности, ошибка Нестория имела два аспекта: Пресвятая Дева Мария была не Божьей Матерью, а только Christotokos («Христородица»), а Иисус обладал двумя природами, случайно соединившимися в одном теле (одна – божественная, другая – человеческая).

Противостоя этому, св. Кирилл защищал единство природы Христа, который является и Богом, и человеком, с пылом, невиданным со времен Иеронима, защищавшего приснодевство Пресвятой Девы Марии в спорах с Гельведием в 383 году. Св. Кирилл блестяще защищал учение о природе Христа на Соборе в Эфесе, тем самым навсегда выстроив нерушимую крепость против всех, кто пытался оспорить воплощение божества во Христе и Марию как Богородицу.

5. Монофелитство и святой Максим Исповедник

«У меня вера римлян, а язык — греков» (orthodoxwiki.org).

Монофелитство утверждало, что Христос обладает лишь одной волей – божественной. Как и монофизитство, заявлявшее о том, что Христос обладает лишь одной волей – божественной, монофелитство видится компромиссом, придуманным для того, чтобы вернуть монофизитов в Церковь. Утверждая, что Христос имел лишь божественную волю, монофелитство провозглашало Христа не воплощенным человеком, а человеком, находящимся под контролем божественной воли.

На борьбу с этой ересью вышел святой Максим Исповедник, до сегодняшнего дня известный как один из самых ярких богословов христианского Востока. Его защита общепринятой доктрины о том, что Иисус сочетал в себе человеческую и божественную воли, встретила жесточайшее сопротивление. Для него это закончилось отрезанными языком и правой рукой – он отказался подчиниться придерживающемуся монофилитства императору Константу II, который затем отправил его в ссылку, где Максим вскоре умер.

6. Альбигойцы и святой Доминик

«… его сердце было поистине разбито ересью альбигойцев, и с тех пор всю свою жизнь он посвятил обращению еретиков и защите веры»(«Жития святых» А. Батлер, “Св. Доминик”, издание 1894 г.).

Гностицизм вновь поднял свою ужасную голову в Средние века, на этот раз в форме, которую принято называть альбигойством. Благодаря собственному дуализму и унаследованной неприязни к Церкви из-за коррупции среди духовенства, альбигойство стало привлекать неожиданно большое количество последователей, которые делились на «совершенных» и верующих». Хотя сегодня его часто романтизируют из-за возродившегося интереса к идеям гностицизма и истории в рамках Нью Эйдж, на самом деле, оно было далеко не романтичным. Скорее опасным из-за своих взглядов на зло – самоубийство путем голода поощрялось среди членов секты для того, чтобы освободить душу от тела. Когда среднестатистический «верующий» проходил через крещение, будучи больным или при смерти, и каким-то чудом выживал, их часто заставляли голодать до смерти (endura) для того, чтобы обеспечить их спасение,» так как этот ритуал можно было провести лишь раз.

Хотя орден цистерианцев и взял на себя борьбу с ересью, успехи его были менее, чем скромными. Св. Доминик основал орден проповедников, потому что «была необходима совершенно новая политика, включающая путешествующих бедных, но высокообразованных проповедников, готовых сражаться со лжеучениями милосердно, но эффективно» (Дэвид Фармер, Оксфордский словарь святых, “Доминик”, стр. 146). События, сопровождавшие его борьбу с ересью катаров (другое имя, под которым были известны альбигойцы) удивительны: его горячие ночные споры с альбигойцем, владельцем постоялого двора, ради спасения его души, явление Марии и передача Святого Розария, его прогулки с песнопениями по дорогам, вдоль которых прятались жаждущие его смерти катары (несомненно, весьма удивленные). Евангелие от Матфея – единственная книга, которую он всегда носил с собой. Про доминиканцев даже говорят, что «Мария взяла их под свою особую защиту и шептала Доминику, что именно он должен говорить в своих проповедях» («Жития святых» А. Батлер, “Св. Доминик”, издание 1894 г.).

Хотя убийство альбигойцами папского легата привело к Альбигойскому крестовому походу, «сам Доминик не принимал участия в насилии походов» (Дэвид Фармер, Оксфордский словарь святых, “Доминик”, стр. 146). В конце концов, благодаря его рвению, любви и преданности Христу, «он вернул смелость католическим войскам, привел их к победе над превосходящими силами противников, и сокрушил ересь» (там же).

7. Латинский аверроизм и святой Фома Аквинский

«Мы написали это, чтобы разгромить упомянутое заблуждение, используя аргументы и учение самих философов, а не документы веры.  Если кто-либо во имя ложной науки хочет что-то сказать в ответ на то, что мы написали, пусть не шепчется по углам и не разговаривает с юношами, ничего не смыслящими в таких трудных вопросах, а ответит нам письменно, если осмелится. Он узнает, что не только я, меньший из людей, но и многие другие, жаждущие правды, будут противиться этому заблуждению и укажут на его невежество» (Об истине интеллекта против аверроистов, 124).

О латинском аверроизме мало кто слышал в наши дни. Однако эта ересь угрожала истине христианских догм и учения. Вдохновленные исламским философом Аверроэсом (Ибн Рушд, прозванный схоластиками «Комментатор» за его масштабные комментарии к сочинениям Аристотеля), аверроисты учили о «двойственной истине». Для них что-то верное в религии и богословии одновременно могло быть ложным в философии и практике. К этому парадоксальному понятию «правда и неправда одновременно» приверженцы аверроизма добавляли мнение о том, что мир существовал всегда, а также, что у человечества была одна общая душа.

Против этой школы, как могучая крепость, защищающая Святую Матерь Церковь, восстал св. Фома Аквинский. Вместо того, чтобы отвергать мысль Аристотеля как таковую (так как она ассоциировалась с новым движением, а также и идеями самого Аристотеля), св. Фома Аквинский в своем ответе аверроистам использовал того же Аристотеля. С точностью и здравым смыслом Doctor Angelicus указал на ошибки в переводе Аристотеля, которыми воспользовались арабские философы, исправил неправильное понимание мыслей Аристотеля, а также привел в гармонию веру и разум вместо того, чтобы разделить их на две разных сферы истины. Всего лишь день работы для одного из самых выдающихся умов Церкви всех времен.

8. Кальвинизм и святой Франциск Сальский

«Я думал, что если вы не видите другого основания для веры, чем толкование Святого Писания, которое вам кажется самым правильным, тогда вы должны прислушаться и к толкованию, которое я представляю, а именно толкованию Апостольской Римско-Католической Церкви, которое вы до сего времени лишь извращали, портили и фальсифицировали. Ибо если бы вы увидели его в чистоте, вы никогда бы от него не отказались» (Противоречия католичества, “Авторское введение”).

Первым последствием Реформации стало укоренение разнообразных школ протестантизма. Однако ни одна из них не была столь непреклонна в противостоянии католической вере, как последователи Жана Кальвина. Хотя он повсеместно использует мысли св. Августина, он не обращается к остальным Отцам (даже беглый взгляд на содержание его magnum opus — главного труда – «Наставление в христианской вере» подтверждает это), тем самым игнорируя «все католические основы, созданные Учителем благодати» (Бэрри У., Католическая энциклопедия , “Кальвинизм”).

Затем появился св. Франциск Сальский. В 27 лет он был направлен в один из самых антикатолических регионов Шабли, где кальвинизм уже укрепился. Сделать это означало стать презираемым, отвергнутым, не понятым, слышать угрозы и быть изгнанным. Миссия святого Франциска у кальвинистов во многом отражает слова святого апостола Павла: «[Я] много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?» (Второе послание к Коринфянам 11:26-29)

Кальвинисты упорно отказывались слушать его, и тогда св. Франциск стал писать и раздавать брошюры с истинами католической веры. Позже они были собраны в одну книгу, пожалуй, лучшую работу по апологетике против представлений протестантизма – Les Controverses. Известный как «святой-джентельмен», св. Франциск своей любовью к душам (особенно это видно в другом его великом труде «Введение в благочестивую жизнь»), знаниями основ веры и истории, а также удивительной способностью адаптироваться и преодолевать разнообразные препятствия и трудности, стал одним из величайших Учителей Церкви, выступивших против ереси кальвинизма.

9. Монофизитство и Папа Лев Великий

«Возлюбленные, пусть ваши сердца будут свободны от ядовитой лжи, созданной дьяволом» (“Проповедь 28”, VI).

Монофизитство было по своей сути противопоставлено несторианской ереси, упомянутой выше; в то время как Несторий подчеркивал, что в Христе «были и человеческая, и божественная ипостаси» (Новый католический словарь, “Монофизиты и монофизитство»), монофизитство утверждало, что у Христа была только одна природа, что Его человеческая природа была поглощена Его божественностью. Если с ересью Нестория было покончено 20 годами ранее усилиями святого Кирилла Александрийского на соборе в Эфесе, то на борьбу с ересью Евтихия и монофизитством выступил святой Папа Лев Великий.

В борьбе с монофизитством он использовал учение о двух природах Христа (человеческой и божественной), говоря о Христе, что «мы не можем победить источник греха и смерти, если бы Он не принял нашу природу и сделал грех своим…» (Ep. xxviii, II). «Спустя 3 года тяжелой работы, Лев торжественно представил свое осуждение Халцедонскому собору, а все отцы подписали его Послание, восклицая: «Петр сказал свое слово через Льва» («Жития святых» А. Батлер, “Св. Лев Великий”, издание 1894 г.).

10. Иконоборчество и святой Иоанн Дамаскин

«Моя цель не победа. Я поднял руку на борьбу за правду, и эту руку ведет само Провидение» (О святых изображениях, I).

У иконоборчества, отказа от использования религиозных изображений в поклонении (иконы, статуи, вплоть до использования свечей и благовоний) сложная история. В первые века к нему прибегали павликиане и сторонники Нестория, однако оно встречалось и внутри Церкви (включая св. Епифания Кипрского, «который впал в заблуждения по определенным вопросам, которые возникли ввиду его усердия и простоты» («Жития святых» А. Батлер, “Cв. Епифаний Кипрский, ”, издание 1894 г.)). Кроме того, ересь иконоборчества оказала влияние и на создание ислама, который крайне нетерпимо относится к использованию изображений в поклонении.

Главным еретиком в этой борьбе был император Лев II, издавший указ, запрещающий использование изображений в поклонении. Св. Иоанн Дамаскин, почитаемый последним из византийских Отцов Церкви и первым представителем схоластики, немедленно принялся защищать использование изображений христианами с первых веков существования христианства. Св. Иоанн был арестован императором и (подобно Максиму Исповеднику) потерял правую руку в наказание за сопротивление ереси в своих сочинениях. Иконоборчество было окончательно повержено на Втором Никейском соборе в 787 г., однако вновь появилось в годы Реформации.

11. Янсенизм и святой Альфонс Лигуори

«Не принимающий Божьей любви будет мало возрастать в благодати, потому что очень сложно отречься от греха лишь из-за страха перед наказанием» (catholicsaints.info).

Ошибки кальвинизма встречаются не только в рамках протестантизма, внутри Католической Церкви они также пускали корни. Этот католическо-кальвинистский гибрид был создан богословом Корнелием Янсеном, который, подобно Кальвину, прочитал произведение св. Августина и пришел к кардинальным выводам. Эта неповторимая смесь нелепого морального ригоризма и религиозного страха омрачила Церковь. Янсенизм не одобрял частого принятия Святого Причастия, считая моральный перфекционизм обязательным требованием для принятия Евхаристии. Её влияние было настолько сильным, что даже подчинило такой блестящий католический ум, как Блез Паскаль.

Многие великие мужчины и женщины противостояли данному пессимистическому богословию и деструктивным результатам доктрины янсенизма, однако именно сочинения и мысли святого Альфонса Лигуори смогли перекрыть похоронный звон этой ереси. Для борьбы с ригоризмом и страхом янсенизма Альфонс Лигуори советовал часто принимать Святое Причастие в качестве лекарства от греха, конечно, если человек не был в состоянии смертного греха. Он разработал прекрасные положения моральной теологии, которая стала основой католической моральной теологии. До сегодняшнего дня он почитается не только Учителем Церкви и основателем ордена редемптористов, но и одним из лучших учителей католической морали.

12. Братья свободного духа и блаженный Иоанн ван Рейсбрук

«Вот то Бессмысленное Существование, которое избрали все ревностные души, это мрачное спокойствие, в котором все возлюбленные теряют свой путь. Если бы сами собственной добродетелью могли себя подготовить, мы бы избавились от нашего тела и воспарили к диким морским берегам, из которых ни одно живое существо не могло нас достать» (Одеяние духовного брака).

Ересь братьев свободного духа мало кому сегодня известна, однако ее влияние широко распространено. Беря начало в движении бегардов в 13-14 веках, это еретическое учение послужило источником вдохновения для проповедей и сочинений Майстера Экхарта (хотя он сам и отрицал свое отношение к этому движению). Выражая свое безразличие к спасению (этакий квиетизм), единению с Богом в этой жизни и критикуя Таинства Церкви, эта мистическая ересь стала распространяться в Центральной Европе.

Хотя некоторые последователи Майстера Экхарта (особенно блаженный Генрих Сузо) либо отрицали связь с движением Свободного Духа, либо пытались исправить их учение и боролись с его влиянием наравне с ортодоксальным мистицизмом внутри Церкви, именно величайший фламандский мистик, блаженный Иоанн ван Рейсбрук, возглавил борьбу с этим видом мистической ереси.

Над жизнью блаженного Иоанна интересно поразмышлять: проводя много времени в молитве и созерцании в Суаньском лесу рядом с Гренендаалем, он много думал о благоденствии душ, что привело его к открытому богословскому противостоянию с движением Свободного Духа. Его сочинения – одни из лучших когда-либо написанных о Святой Троице и мистической жизни. Вместо того, чтобы писать лингвистически отстраненные трактаты, которые были недоступны для понимания обывателя, блаженный Иоанн написал много памфлетов на родном языке, в которых защищал веру от еретических нападений таких выдающихся лиц братьев свободного духа, как Блемардин. Подчеркивая глубочайшие аспекты мистицизма Православной Церкви, он положил конец этому движению, не избежав, однако, преследований со стороны его приверженцев.

13. Модернизм и святой Папа Пий X

«Мы не вправе более откладывать данный вопрос, особенно ввиду того, что поборников ереси можно теперь найти не только среди открытых врагов Церкви. Они затаились, этого стоит бояться и об этом надо сожалеть, в самом ее сердце, став действовать с большей злобой, чем может показаться внешне. Мы говорим, досточтимые братья, о многих не только принадлежащих к Католической Церкви мирянах, но и что более прискорбно, к самим священникам, притворяющимися любящими Церковь, ибо им не только не достает прочной защиты философии и богословия, но они позволили ядовитым доктринам врагов Церкви наполнить их разум. Они утратили чувство скромности и мнят себя реформаторами Церкви. Сформировав фронт атаки, они угрожают самому святому делу Христа, не исключая самого Искупителя, которого они своими святотатскими заявлениями, сделали всего лишь человеком»(«Кормление стада Господня», 2).

Модернизм, пожалуй, является самой противоречивой ересью из данного списка, потому что мы сейчас живем как раз в эпоху его царствования. С моей точки зрения, это самый сомнительный и похожий на хамелеона вид ереси, который часто трудно уловить, где именно он укоренился или где он прошел эту стадию и уже навредил вере.

Модернизм зародился в 19 веке. Такие деятели как Морис Блондель, Джордж Тиррел, Альфред Луази, Фридрих фон Хюгель и многие другие считаются главными фигурами этого движения в Католической Церкви; на это движение в протестантизме повлияли мысли Фридриха Шлейермахера.

Даже слова модернистских мыслителей сами по себе поразительны. Так Альфред Луази писал: «Христос имеет для меня даже меньше значения в моей религии, чем в либеральном протестантизме, ибо я предаю мало значения откровению Бога Отца, по которому они почитают Иисуса. Если что-то и является для меня религией, то это смесь пантеизма, позитивизма и гуманизма, а не христианство» (Мемуары II, стр. 397).

Его последствия крайне разрушительны: главной в нем является идея о том, что истины христианской религии должны подчиняться просвещенческому рационализму, релятивизму и секуляризму. Истины древней веры видятся несовременными и, соответственно, ее мифы должны быть развенчаны. Кроме того, действенно представленное понятие «эволюция догмата» стало мощной угрозой для истин христианства.

Влияние принципов модернизма можно обнаружить во многих богословских школах, протестантских и католических, а также в сочинениях таких мыслителей как Ханс Кюнг, Эдвард Схиллебекс, Рудольф Бультман, Карл Ранер. Приверженность многих богословов и писателей модернизму является широко обсуждаемой темой.

Со стороны протестантов против него активно боролся богослов Карл Барт, особенно в его призыве против либерального богословия под названием «Послание к Римлянам». Хотя уже в 1864 г. с выпуском «Списка заблуждений» и энциклики Папы Льва XIII Providentissimus Deus началась защита Церкви от модернизма, именно великий Папа Пий X стал главным защитником Церкви, так как он предупреждал об угрозе для веры с его стороны.

Называя его «синтезом всех ересей» («Кормление стада Господня», 39), святой Папа Пий X издал Lamentaboli Sane (Послание, обличавшее ошибки модернизма) и монументальную энциклику «Кормление стада Господня» против модернистского способа мышления. Само послание – это сигнал тревоги о коварной природе этой ереси. В отличие от откровенно неуклюжих попыток предыдущих ересей, таких как арианство и монтанизм, модернизм заражал Церковь изнутри. Он больше похож на смертельную болезнь, чем на атаку.

Святой Папа Пий X написал прославленную «Присягу против модернизма», которую необходимо было произносить духовенству и другим служителям церкви, и целью которой было предупредить верующих, пока не стало слишком поздно. Многое было сделано, чтобы искоренить модернистские идеи в Церкви, благодаря усилиям этого достопочтеннейшего и святого Папы, который и по сей день остается главным святым борцом с пагубным влиянием этого движения.

14. Оригенизм и святой Мефодий Олимпийский

«Человек, остерегайся этого духовного гимна, не слушай его. Смерть не для тебя. Твоя песнь — это история спасения» («О свободной воле»).

Несомненно, александрийский теолог Ориген был величайшим деятелем в ранней Церкви. Многие великие святые того времени были увлечены его гениальностью и преданностью. Стоит упомянуть святого Василия Великого, святого Григория Богослова и святого Иоанна Кассиана. Даже святой Иероним, ставший в последствии ревностным противником Оригена, считал его одним из достойнейших и выдающихся умов Церкви. Святой Франциск Сальский и святая Елизавета из Шёнау много веков спустя писали о его заслугах перед Церковью.

Несмотря на это некоторые мысли Оригена вызывали определенные проблемы. Будучи одним из первых настоящих богословов ранней Церкви, он был склонен к ошибкам, углубляясь в истины веры. Его склонность к излишнему аллегоризму, учение о предсуществовании душ в конечном итоге создали для него большие проблемы.

Однако в его оправдание стоит сказать, что между ним самим и тем, что в последствии стало известно как «оригенизм», есть большая разница. Оригенизм взял латентные элементы экспериментальных и спекулятивных мыслей Оригена и поступил с ними во многом так, так Жан Кальвин и Корнелий Янсен с мыслями св. Августина.

Некоторые святые, такие как святой Иероним и святой Епифаний Кипрский, начали критиковать оригенизм. Однако первым, кто стал систематически разоблачать ересь оригенизма, был святой Мефодий Олимпийский. Хорошо разбиравшийся в философии Платона и богословии, святой Мефодий решительно критиковал основные заблуждения великого александрийца, включая вечность бытия и определенные аспекты воскресения. Являясь ревностным оппонентом Оригена, он все же признавал его заслуги перед Церковью.

Ошибки оригенизма были раскрыты на Втором Соборе в Константинополе в 553 г., хотя «Новая Католическая энциклопедия»в статье о Папе Пие XI пишет, что «нет доказательств того, что он провозгласил церковную анафему на Пятом всеобщем соборе».

* * *

И единственный не святой и не блаженный в нашем списке, сыгравший, тем не менее, важную роль в истории Католической Церкви в XX веке и противостоявший превратному пониманию экуменизма…

15.  Религиозный индифферентизм и Папа Пий XI

«Для объединения христиан необходим возврат к единой истинной Церкви Христовой тех, кто отделен от нее, так как в прошлом они оставили ее. Мы имеем ввиду единую истинную Церковь Христову, видимую всем; ту, которая по воле ее Создателя, является такой же, какой Он ее создал» (Mortalium Animos, 10).

По своей сути религиозный индифферентизм является подвидом модернизма. Он подрывает истину Католической Церкви о том, что истинная Церковь была основана Христом, и утверждает, что не имеет значения, к какой Церкви человек принадлежит. Исходя из многих признаков его можно назвать «панхристианским».

Для опровержения данного понятия Папа Пий XI написал энциклику под названием Mortalium Animos, в которой вновь подчеркнул, что Католическая Церковь была Ковчегом спасения, а также выступил против размытой панхристианской идеи о Церквях. По своей сути все, что с ним связано, можно считать ложным экуменизмом, безразличным псевдо-христианством. Религиозный индифферентизм можно описать следующими словами: «Противоречия… и давние различия мнений, которые до сего дня разделяют членов христианской семьи, должны быть отложены в сторону, а из оставшихся доктрин необходимо выработать общую форму веры, в которой все могут не только знать, но и чувствовать, что являются братьями» (там же).

Хотя многие боролись с религиозным индифферентизмом (Папа Лев XIII, Папа Григорий XVI, Папа Бенедикт XV, в том числе и в «Списке заблуждений» 1864 г.), именно Папа Пий XI защищал Церковь от индифферентизма, цитируя отца ранней Церкви Лактанция: «Католическая Церковь – единственная, кто сохраняет истинное поклонение. Она источник истины, обитель веры, храм Господень, если человек не придет в нее или уйдет от нее, он не познает надежды на жизнь и спасение. Не будем обманывать себя упорными пререканиями. Что касается жизни и спасения, они будут потеряны и полностью разрушены, если их интересы будут старательно учтены» (Лактанций, «Божественные установления», IV:30:11-12, cf. Папа Пий XI, Mortalium Animos, 11).

Источник (англ.): www.catholicgentleman.net

Перевод: Дарья Жуковская, Антонина Жуковская

Отправить ответ

2 Комментарий на "15 ересей и святые, им противостоявшие"

Notify of
avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
trackback

[…] в это время уже прекратились, но на смену им пришли ереси, угрожающие расколоть христианский мир на две […]

trackback

[…] 1184 году, когда Папа Луций III разослал епископам Европы список ересей и повелел принимать активное участие в определении […]

wpDiscuz