А может и меня Господь хочет видеть в Кармеле?

Доходя до монастыря сестер-кармелиток в Покотиловке близ Харькова, у меня появилось странное чувство — ощущения не ужаса, не обеспокоенности, наоборот, радости перед открытием нового, неизвестного, радости встречи с Богом.

Среди других зданий улицы дом сестер отличается, прежде всего, крестом на крыше — символом нашего спасения.

«Слава Иисусу Христу — раздается голос сестры в домофоне — уже открываю». Проходит несколько секунд — открываются двери и выходит сестра — улыбающаяся, молодая, вот и первый миф о сестрах-затворницах, что они все не улыбчивые и несчастливые. «Я — сестра Ольга, заходите» — приглашает меня в дом сестра. Как впоследствии, я узнаю, сестра Ольга — одна из двух «внешних» сестер, которые могут выходить из затвора.

Первое, что привлекает внимание в монастыре — тотальная тишина и чистота. «Здесь у нас часовня», — рассказывает сестра, проводя небольшую экскурсию по монастырю. Далее ведет меня в столовую, и первое, что привлекает внимание — это большая решетка закрытая завесой. Сестра, проводит меня в комнату, по дороге показывает мне комнату для бесед, где у меня будет возможность пообщаться с затворными сестрами. «Вот ваша комната», — показывает мне сестра. Передо мной небольшая, но очень семейная комната со всем необходимым. «Через несколько минут у нас обед, можете отдохнуть, а затем спускайтесь обедать»- сообщает мне сестра Ольга.

Немножко отдохнув, спускаюсь на обед, знакомлюсь с капелланом сестер, приветливым, молодым священником. Открывается занавеска и уже известная мне сестра Ольга передает обед — очень вкусный, приготовленный с большой любовью сестер.

Во время обеда познакомился с еще одной очень приятной и веселой сестрой Мартини — которая вместе с с.Ольгой является внешней сестрой. Впоследствии, после обеда, я познакомился с настоятельницей монастыря — с.Анной Марией — выражение лица сестры очень доброе, но с нотами дисциплины. Договорившись о встрече и разговоре, настало время для Господа — я пошел в часовню. Из-за двери доносилась негромкая молитва, зайдя, на сердце становится еще легче, еще свободнее, еще тише.

Пришло время встречи с настоятельницей, первое, что бросается в глаза в комнате для бесед — это стена, перегороженная деревянными решетками, которые закрыты шторами. Выждав несколько минут, открывается завеса и появляется уже известная мне настоятельница — с.Анна Мария, ближе познакомившись и побеседовав, я удивился — монахиня, которая всегда находится в затворе, имеет ограниченное общение с внешним миром, владеет информацией о событиях в мире намного лучше чем я, чувствует себя полностью свободной, хотя и находится за решеткой клаузуры. Наступило время молитвы и настоятельнице надо было идти. Первый раз за несколько лет разговариваю с человеком, с которым не хочется прощаться, а говорить дальше и дальше. В завершение разговора, настоятельница с улыбкой сказала — «Завтра будешь иметь разговор с сестрой, она расскажет тебе все, что тебя интересует». Так и закончился первый день пребывания в монастыре.

Наступил новый день Господень — воскресенье. С радостью отправившись на утреннюю молитву в часовне, где меня встретила с улыбкой с.Ольга. Я еще раз отметил — сестры, хоть и живут за решеткой, но всегда улыбающиеся и приветливые. Через несколько минут открывается занавеска решетки — и я впервые имею возможность увидеть большую часть сестер. Сразу бросается в глаза, что большинство сестер молодые, улыбающиеся, истинные невесты Иисуса.

Кармель в Харькове
Наступил Адвент — время для внутренних размышлений и изменений, и становится понятно, ради чего сестры оставили своих родителей, знакомых, любимые вещи и труд — для внутренних размышлений, изменения себя ради Христа. 

Подходило время встречи с сестрой, и, как всегда, страх перед чем-то новым и неизвестным. В комнате для бесед царит тишина и спокойствие. Шорох у двери, она открывается и слышу приятное приветствие сестры: «Слава Иисусу Христу». «Я сестра Магдалена от Воскресшего»,- рассказала о себе сестра. Познакомившись, мы начали наш разговор.
«Я в монастыре уже 18 лет. Сначала я жила в другом монастыре наших сестер в Диси возле Люблина в Польше, через время, я переехала в этот монастырь в Покотиловке, где и нахожусь по сей день». Сразу возникает вопрос — как долго сестра думала о призвании, как отреагировали родители на вступление в монастырь. «О монастыре я начала серьезно думать в предпоследнем классе лицея, за 2 года до окончания школы я уже знала, что должна быть кармелиткой, в монастырь которых и поступила после лицея. Сначала, родители были против, но потом поняли, что я здесь счастлива»,- делится с нами сестра.«Молодые девушки все реже вступают в созерцательные монастыри. Может они ведут самостоятельную жизнь, боятся потери своей независимости»,- спрашиваю сестру. «Я думаю, что вообще такой вопрос у них не стоит. Люди просто не понимают нашей жизни, поскольку не живут ценностями, которые побуждали бы отдаться Богу полностью. Молодежь видимо всерьез не думает о своем призвании, о своем будущем, имеет страх перед тем, как решать что-то на всю жизнь, им нужно больше решимости».

Сразу задаю следующий вопрос: «Может в монастыре тяжело выполнять указания настоятелей, привыкнуть к тишине, труду … Может, просто, недостаток призваний?». «Прежде всего, как уже я говорила, тяжело принять решение, сделать радикальный шаг»,- отвечает сестра. «А дальше, когда уже начинается монашеская жизнь, некоторым может сначала тяжело работать, жить в общине, возможно, тяжело привыкнуть к нашей жизни, но когда есть благодать призвания, это наладиться со временем и не будет проблемой»,- рассказывает сестра Магдалена.

Меня заинтересовало, как выглядит день кармелитки, от сестры узнаю, что день рядовой сестры делится примерно на три «восьмерки», 8 часов молитвы, 8 часов труда и 8 часов отдыха (сна). День кармелитки начинается и заканчивается молитвой, далее идет работа — обычная деятельность по содержанию монастыря и сестер: в огороде, на кухне, уборка, ремонт и пошив одежды, и для заработка: изготовление литургической одежды, розариев, рисование икон. Большую часть времени сестры проводят в молчании — обычно, в течение дня, не разговариваем, исключением является совместная рекреация, вне ее общаемся только в случае необходимости, например, когда надо объяснить что-то в труде.

В монастыре сестры имеют компьютер и телевизор. Последним сестры пользуются очень редко, только во время трансляций с Папой Римским. Порой могут посмотреть какой-то религиозный фильм. Интернетом сестры пользуются лишь в случае необходимости и только с разрешения настоятельницы. «Клаузура существует не только географически, но и виртуально. То есть, пользуясь интернетом выходим за пределы затвора, поэтому эти ограничения»,- объясняет сестра. «Думаю, что мобильным телефоном сестры также пользуются только с разрешения настоятельницы»,- спрашиваю я. «Конечно — ни одна из нас не имеет мобильного телефона, а «общий» телефон чаще всего используется для официальных монастырских дел, а также для разговора с родственниками, особенно когда нет возможности нас посетить из-за большого расстояния которое нас разделяет».Глядя на жизнь сестер, назревает вопрос: сестры должны идти в ногу со временем?, «Смотря как рассматривать это время. Было бы хорошо, если бы сестры не были из другой «сказки»,- улыбается сестра. Всевозможные изменения в мире имеют, конечно, влияние также и на нас. Но нам более необходимо слушать, чего от нас в этом всем желает Бог».

В монастыре сестер-кармелиток может проживать не более 21 сестры, сейчас в монастыре сестер в Покотиловке живет четырнадцать. Младшей сестре — 24 года, а самой старшей — 57 лет, «пенсионерок нет»,- рассказывает сестра с улыбкой. Все свое время сестры находятся в затворе. В Покотиловке есть 2 сестры, которые могут выходить из затвора — они заботятся о внешних помещениях, делают покупки, принимают гостей.Сестры-кармелитки живут с добровольных пожертвований от людей, также сестры изготавливают литургические одежды на заказ, рисуют иконы, имеют гипсовую мастерскую, чем могут зарабатывать. Сестры имеют просторный, красивый дом в котором также хватает забот: «уборка, готовка — чередуемся или распределяет настоятельница,- говорит сестра.

Сестры приехали в Харьков из монастыря в Дыси, что близ Люблина (Польша) в 1995 году. Первые три месяца сестры жили «в гостях» в частной квартире при Курии, впоследствии перешли в купленное старое общежитие в Покотиловке, которое необходимо было отремонтировать и обустроить под монастырь. Ремонт продолжался примерно до 2010 года. 16 июня 2008 г. состоялось каноническое утверждение монастыря и закрытие папской клаузуры.Рассказывая о духовной жизни, сестра отметила, что большую часть дня монахини проводят в молитве: ежедневная Св. Месса, 2 часа созерцательной молитвы, молитва Литургии Часов (семь раз в день).Прозвенел звонок который созывает сестер к молитве: «Час Божьего Милосердия, идем в часовню»,- сказала сестра. Разговор длился больше часа…После часовни у меня было еще несколько часов до отъезда — я поговорил с сестрами, помолился, и еще раз встретился с настоятельницей, но это уже был неофициальный частный разговор.

Попрощавшись с матерью-настоятельницей, на глазах появились слезы, слезы радости за сестер которые счастливы… Возвращаясь домой, возникло большое желание вернуться туда. И не один раз…

Уже в поезде пришла мысль: а может и меня Господь хочет видеть в Кармеле?…

Подготовил: Maxim Sergeevich

Источник: www.catholic-media.org

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *