1 декабря было обнародовано апостольское послание Папы Франциска Admirabile signum, посвященное рождественским яслям. Русская редакция Vatican News переводит его название как «Восхитительный знак». Публикуем русский перевод послания, подготовленный Петром Сахаровым.

АПОСТОЛЬСКОЕ ПОСЛАНИЕ
Admirabile signum
СВЯТЕЙШЕГО ОТЦА
ФРАНЦИСКА
О СМЫСЛЕ И ЗНАЧЕНИИ РОЖДЕСТВЕНСКОГО ВЕРТЕПА

1. Чудесный образ вертепа, столь дорогой христианскому народу, всегда вызывает изумление и удивление. Изображение рождения Иисуса само по себе является простым и радостным возвещением тайны Воплощения Сына Божия. Действительно, вертеп – это как бы живое Евангелие, поднимающееся со страниц Священного Писания. Когда мы созерцаем сцену Рождества, мы приглашены отправиться духовно в путь, в который привлекает нас смирение Того, Кто стал человеком, чтобы встретить каждого человека. И мы узнаём, что Он любит нас вплоть до того, чтобы соединиться с нами, дабы и мы могли соединиться с Ним.

Этим Посланием я хотел бы поддержать прекрасную традицию наших семей подготавливать вертеп в дни перед Рождеством, а также обычай устанавливать его в местах работы, в школах, в больницах, в тюрьмах, на площадях… Настоящая творческая фантазия проявляется в использовании самых разнообразных материалов для создания маленьких шедевров красоты. Мы учимся с детства – когда папа и мама вместе с бабушками и дедушками передают этот радостный обычай, который заключает в себе богатое народное благочестие. Я надеюсь, что эта практика никогда не перестанет существовать и что даже там, где ее забыли, она может быть вновь открыта и возрождена.

2. Происхождение рождественского вертепа обнаруживается прежде всего в некоторых деталях евангельского рассказа о рождении Иисуса в Вифлееме. Евангелист Лука просто говорит, что Мария «родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (2: 7). Иисус был положен в яслях [кормушке для скота], которые по-латыни называются «praesepium», откуда происходит  итальянское слово «presepe» [рождественский вертеп].

Придя в этот мир, Сын Божий оказывается там, где кормятся животные. Сено стало первым ложем Того, Кто откроет Себя как «хлеб, сшедший с небес» (Ин 6:41). Уже святой Августин вместе с другими Отцами был впечатлен этим символизмом: «Будучи положен в ясли, Он стал нашей пищей» (Проповедь 189, 4). Действительно, вертеп содержит в себе разные тайны жизни Иисуса и помогает чувствовать их ближе к нашей повседневной жизни.

Но давайте вернемся к истокам рождественского вертепа, каким мы его себе представляем. Давайте мысленно перенесемся в Греччо в долине Риети. Там святой Франциск остановился, вероятно, на обратном пути из Рима, где 29 ноября 1223 года он получил от папы Гонория III утверждение своего Устава. После посещения Святой Земли эти пещеры в Греччо особым образом напомнили ему пейзаж Вифлеема. Возможно также, что «Беднячок» был потрясен в Риме в ​Великой базилике Святой Марии мозаикой c изображением рождения Иисуса, совсем рядом с местом, где, согласно древнему преданию, хранились доски тех яслей.

«Францисканские источники» подробно рассказывают о том, что произошло в Греччо. За пятнадцать дней до Рождества Франциск позвал местного жителя по имени Джованни и попросил того помочь ему осуществить его желание: «Я хотел бы представить Младенца, рожденного в Вифлееме, и некоторым образом увидеть телесными очами те неудобства, которые Он ощущал, будучи лишен того, что необходимо новорожденному; как Он был положен в кормушку для скота и как лежал на сене между быком и ослом» [1]. Едва услышав это, его верный друг тотчас отправился подготовить всё, что указал святой. 25 декабря в Греччо собрались многие братья из разных мест, а также прибыли мужчины и женщины из селений в этой местности, неся цветы и факелы, чтобы наполнить светом эту святую ночь. Прибывший туда Франциск увидел кормушку с сеном, быка и осла. Пришедшие люди испытали перед сценой Рождества неописуемую радость, какой не бывало никогда прежде. Затем священник торжественно совершил Евхаристию на кормушке, показывая связь между Воплощением Сына Божия и Евхаристией. В тех обстоятельствах в Греччо не было никаких статуй: рождественский вертеп осуществили и пережили те, кто присутствовал. [2]

Так родилась наша традиция: все – вокруг пещеры, исполненные радости, без какой-либо дистанции между совершившимся событием и теми, кто стал причастниками этой тайны.

Первый биограф святого Франциска Фома Челанский вспоминает, что в ту ночь эта простая и трогательная сцена сопровождалась даром чудесного видéния: один из присутствующих видел Самого Младенца Иисуса, лежащего в той кормушке. От того вертепа в Рождество 1223 года «каждый возвратился домой, исполненный неизреченной радостью». [3]

3. Святой Франциск простотою этого знака осуществил великое дело евангелизации. Преподанное им проникло в сердца христиан и остается и в наши дни подлинной формой того, как можно с простотою вновь показывать красоту нашей веры. С другой стороны, само место, где был осуществлен ​​этот первый рождественский вертеп, выражает эти чувства и пробуждает их. Греччо стал прибежищем для души, которая скрывается среди скал, чтобы получить возможность окутаться тишиною.

Почему вертеп вызывает такое изумление и трогает нас? Прежде всего, потому что он показывает нежную любовь Бога. Создатель вселенной снисходит к нашей малости. Дар жизни, сам по себе всегда таинственный для нас, становится еще более удивительным, когда мы осознаём, что Рожденный от Марии является источником и поддержкой всякой жизни. В Иисусе Отец дал нам брата, который приходит искать нас, когда мы растеряны и не знаем, куда идти, верного друга, который всегда остается рядом. Он дал нам Своего Сына, прощающего нас и освобождающего нас от наших грехов.

Создание рождественских вертепов в наших домах помогает нам пережить историю, происходившую в Вифлееме. Естественно, источником для понимания этого События и размышлений о нем всегда остаются Евангелия. В то же время, его изображение в вертепе помогает представить себе эти сцены, пробуждает чувства, приглашает ощутить себя вовлеченными в историю спасения, современниками этого события, которое живо и актуально в более широком историческом и культурном контексте.

В частности, со времени своего возникновения у францисканцев вертеп является приглашением «почувствовать» ту бедность, которую Сын Божий принял на Себя в Воплощении, и «прикоснуться» к ней. А имплицитно вертеп побуждает нас следовать за Ним по пути смирения, бедности и самоотречения, ведущего от Вифлеемских яслей к Кресту. Вертеп является призывом встретиться с Ним и служить Ему милосердием к наиболее нуждающимся нашим братьям и сестрам (ср. Мф 25: 31-46).

4. Я хотел бы теперь перейти к рассмотрению различных знаковых элементов вертепа, чтобы понять смысл, который они несут в себе. Во-первых, представим себе контекст звездного неба во тьме и тишине ночи. Мы изображаем его не только ради верности евангельским повествованиям, но и ради смысла, которым оно обладает. Подумаем о том, как ночь нередко охватывала нашу жизнь. Однако даже в такие моменты Бог не оставляет нас в одиночестве, но приходит, чтобы ответить на наши важные вопросы о смысле нашего существования: кто я? откуда я пришел? почему я родился в эту эпоху? почему я люблю? почему страдаю? почему умру? Именно для ответа на эти вопросы Бог стал человеком. Его близость приносит свет туда, где тьма, и освещает путь тем, кто проходит через мрак страдания (ср. Лк 1:79).

Заслуживают упоминания также те пейзажи, которые составляют часть вертепа и нередко включают в себя руины древних домов или дворцов, в некоторых случаях заменяющих Вифлеемскую пещеру и оказывающихся жилищем для Святого Семейства. Похоже, что эти руины были вдохновлены «Золотой легендой» доминиканца Иакова Ворагинского (XIII в.), где рассказывается о языческом веровании, согласно которому храм Мира в Риме должен был рухнуть, когда Дева родит. Эти руины являются прежде всего видимым знаком падшего человечества, всего того, что рушится, разлагается и увядает. Такое оформление говорит нам о том, что Иисус оказывается новшеством среди старого мира и что Он пришел исцелять и восстанавливать, чтобы вернуть нашей жизни и миру их первоначальное великолепие.

5. Какие эмоции должны мы ощущать, когда размещаем в рождественском вертепе горы, ручьи, овец и пастухов! Так мы вспоминаем о том то, что, как предвозвещали пророки, всё творение участвует в празднике пришествия Мессии. Ангелы и путеводная звезда – знаки того, что мы тоже призваны отправиться в путь, чтобы достичь пещеры и поклониться Господу.

«Пойдем в Вифлеем и посмотрим, чтó там случилось, о чем возвестил нам Господь» (Лк 2:15), – так сказали пастухи, услышав весть ангелов. Из этой простоты описания проистекает прекрасный урок. В отличие от столь многих людей, занятых множеством других дел, пастухи становятся первыми свидетелями самого существенного – дарованного спасения. Именно самые смиренные и бедные смогли принять событие Воплощения. Богу, Который приходит встретить нас в Младенце Иисусе,  пастухи отвечают тем, что направляются к Нему, чтобы встретить Его с любовью и благодарным благоговением. Сама эта встреча между Богом и Его детьми благодаря Иисусу рождает нашу религию и созидает ее уникальную красоту, которая таким особым образом проявляется в рождественском вертепе.

6. В наши сцены Рождества принято добавлять много символических фигурок. Во-первых, фигурки нищих и тех людей, которые не знают иного богатства, кроме богатства сердца. Они тоже с полным правом находятся вблизи Младенца Иисуса, и никто не может их выгнать или отослать подальше от кроватки, импровизированной таким образом, что окружающие ее бедняки не кажутся здесь неуместными. Действительно, бедные имеют привилегированное место в этой тайне, и нередко они оказываются более других способными признавать присутствие Бога среди нас.

Бедные и простые люди в рождественском вертепе напоминают нам, что Бог стал человеком ради тех, кто особенно нуждается в Его любви и просит Его близости. Иисус, «кроткий и смиренный сердцем» (Мф 11:29), родился в бедности и вел простую жизнь, чтобы научить нас принимать существенное и жить им. От вертепа ясно исходит весть о том, что мы не можем дать обмануть себя богатством и столь скоротечными обещаниями счастья. На заднем плане виднеется дворец Ирода, закрытый и глухой к радостной вести. Родившись в вертепе, сам Бог начинает единственную настоящую революцию, которая дает надежду и достоинство обездоленным и изгоям: революцию любви, революцию нежности. Из вертепа Иисус – с кроткою силой – провозглашает призыв разделить с последними путь к более человечному и братскому миру, где никто не исключен и не изгнан.

Дети – но и взрослые тоже! – часто любят добавлять в вертеп другие фигурки, которые, казалось бы, не имеют никакой связи с евангельскими рассказами. Тем не менее, такое воображение стремится выразить мысль, что в этом новом мире, открытом Иисусом, есть место для всего подлинно человеческого и для всякого творения. От пастуха до кузнеца, от пекаря до музыкантов, от женщин, несущих кувшины с водой, до играющих детей… – всё это представляет повседневную святость, радость совершения повседневных поступков необычайным образом, когда Иисус разделяет с нами Свою божественную жизнь.

7. Постепенно рождественский вертеп ведет нас к пещере, где мы находим фигурки Марии и Иосифа. Мария – мама, которая созерцает своего ребенка и показывает Его каждому, кто пришел Его посетить. Фигурка Марии заставляет нас задуматься о великой тайне, которая окружала эту девушку, когда Бог постучался в дверь Ее непорочного сердца. На весть ангела, который попросил Ее стать Матерью Божией, Мария ответила с полным и всецелым послушанием. Ее словá – «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1:38) – являются для всех нас свидетельством того, как отвергнуть себя в вере в волю Божию. С этим «да» Мария стала матерью Сына Божия, не утратив, но освятив благодаря Ему свою девственность. В Марии мы видим Матерь Божию, которая не держит своего Сына только для себя, но призывает всех повиноваться Его слову и осуществлять его на деле (ср. Ин 2: 5).

Рядом с Марией, охраняя Младенца и его мать, перед нами святой Иосиф. Обычно он бывает изображен с посохом в руке, а иногда держит фонарь. Святой Иосиф играет очень важную роль в жизни Иисуса и Марии. Он – хранитель, который неустанно защищает свою семью. Когда Бог предупредил его об угрозе Ирода, он без колебаний отправился в путь, чтобы эмигрировать в Египет (ср. Мф 2: 13-15). И как только опасность миновала, он привел семью обратно в Назарет, где станет первым учителем Иисуса в детстве, а затем и в юности. Иосиф хранил в своем сердце великую тайну, окружавшую Иисуса и Марию, его супругу; будучи праведным человеком, он всегда доверял воле Бога и осуществлял ее на деле.

8. Средоточие рождественского вертепа оживает, когда на Рождество мы помещаем туда фигурку Младенца Иисуса в яслях. Бог являет Себя так, в ребенке, чтобы дать нам Себя взять нашими руками. В слабости и хрупкости скрывается Его сила, которая всё создает и преображает. Это кажется невозможным, но это правда: в Иисусе Бог стал ребенком и в этом состоянии захотел открыть величие Своей любви, которая выражается в Его улыбке и Его руках, протянутых ко всем.

Рождение ребенка пробуждает радость и удивление, потому что ставит перед великой тайной жизни. Видя, как светятся глаза молодой четы, которая смотрит на своего новорожденного сына, мы понимаем чувства Марии и Иосифа, которые, взирая на Младенца Иисуса, ощущали присутствие Бога в их жизни.

«Жизнь явилась нам» (1 Ин 1: 2). В этих словах апостол Иоанн подводит итог тайне Воплощения. Вертеп позволяет нам увидеть и ощутить это уникальное и необыкновенное событие, которое изменило ход истории, так что годы будут отсчитываться либо до, либо после Рождества Христова.

Бог действует настолько ошеломляюще, ведь кажется невозможным, чтобы Он отказался от Своей славы, чтобы стать человеком, таким, как мы. К нашему удивлению мы видим, что Бог ведет себя так же, как мы: спит, пьет мамино молоко, плачет и играет, как все дети! Как всегда, Бог сбивает нас с толку, Он непредсказуем и постоянно делает то, что не укладывается в наши представления. Таким образом вертеп, показывая нам, что Бог вошел в наш мир, побуждает нас также задуматься о том, как наша жизнь включена в жизнь Бога, и приглашает нас стать Его учениками, если мы хотим достичь окончательного смысла жизни.

9. С приближением праздника Богоявления в рождественский вертеп помещают три фигурки царей-волхвов. Наблюдая за звездой, эти мудрые и богатые господа с Востока отправились в путь к Вифлеему, чтобы узнать Иисуса и предложить Ему в дар золото, ладан и смирну. Эти дары имеют и аллегорическое значение: золото воздает честь царственности Иисуса, ладан – Его божественности, смирна – Его святой человечности, которая познáет смерть и погребение.

Когда мы созерцаем эту сцену в вертепе, мы призваны поразмыслить об ответственности каждого христианина распространять Евангелие. Каждый из нас становится носителем Благой Вести, который приносит ее тем, кого встречает, свидетельствуя о радости своей встречи с Иисусом и с Его любовью своими конкретными делами милосердия.

Волхвы учат нас, что можно прийти ко Христу очень издалека. Они – богатые люди, мудрые иностранцы, жаждущие бесконечного, – отправляются в долгое и опасное путешествие, которое завершается в Вифлееме (ср. Мф 2: 1-12). Перед Царем-Младенцем их преисполняет великая радость. Их не смущает бедность обстановки – они без сомнений опускаются на колени и поклоняются Ему. Перед Ним они понимают, что Бог, точно так же, как собственной мудростью руководит движением звезд, направляет и ход истории, низвергая могущественных и вознося смиренных. И уж конечно, возвратившись в свою страну, они  рассказали другим об этой удивительной встрече с Мессией, положив начало пути Евангелия среди народов.

10. Перед рождественским вертепом мы вспоминаем о том времени, когда мы были детьми и с нетерпением ждали начала его установления. Эти воспоминания помогают нам снова и снова осознавать тот драгоценный дар, который мы получили от тех, кто передал нам веру. И в то же время они помогают нам ощутить наш долг и нашу радость делиться тем же опытом с нашими детьми и внуками. Неважно, как обустроен вертеп: он может быть всегда одинаковым или меняться из года в год. Важно то, что он имеет значение для нашей жизни. Где бы он ни находился и какой бы ни был формы, он рассказывает нам о любви Бога – Бога, Который стал ребенком, чтобы сказать нам, насколько Он близок к каждому человеку, в каком бы состоянии тот ни оказался.

Дорогие братья и сестры, рождественский вертеп составляет часть сладостного и требовательного процесса передачи веры. Начиная с детства и затем на каждом этапе нашей жизни он учит нас созерцать Иисуса, ощущать Божию любовь к нам, чувствовать и верить, что Бог с нами и что мы с Ним – все дети и братья благодаря этому Младенцу, Сыну Бога и Девы Марии. И ощущать, что в этом состоит счастье. Подобно святому Франциску, откроем сердце этой простой милости, чтобы из нашего изумления родилась смиренная молитва: наше «спасибо» Богу, Который захотел поделиться с нами всем, чтобы нам никогда больше не оставаться в одиночестве.

Дано в Греччо в Санктуарии Вертепа 1 декабря 2019 года, в седьмой год моего понтификата.

ФРАНЦИСК

________________________________________

[1] Tommaso da Celano, Vita Prima, 84: Fonti francescane (FF), n. 468.

[2] Cf. ibid., 85: FF, n. 469.

[3] Ibid., 86: FF, n. 470.

Источник (англ.): www.vatican.va

Перевод: Пётр Сахаров

Изображение: Getty Images

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *