«Чуток к слову, бережен к Слову»: памяти о. Александра Хмельницкого, OP

9 мая 2021 года на 80-м году жизни отошел к Господу монах Ордена Проповедников (доминиканцев) священник Александр Хмельницкий (21.02.1942 — 09.05.2021). Он окончил Институт стран Азии и Африки МГУ в 1965 году, после чего работал переводчиком. Принес вечные обеты в Доминиканском ордене с монашеским именем Раймонд и был рукоположен в священники в 1989 году. В 1990-2008 годах был главным редактором журнала и издательства «Истина и жизнь». В 1991-2001 годах служил настоятелем прихода Божией Матери Фатимской в Москве. В 2008-2009 исполнял обязанности директора Информационной службы Архиепархии. С 2009 года находился на покое. Свидетельства о личности и служении отца Александра собрала Ольга Хруль в рамках цикла «Церковь с человеческим лицом».

Отец Мариуш Возняк, OP: «Человек таинственный, мощно и преданно посвятивший себя проповеди Слова Божия«

Встреч наших было несколько, и сегодня, когда я думаю об о. Александре, собрате из Доминиканского ордена, мне кажется, что хорошо «по горячим следам» вспомнить эти встречи.

Знакомство наше длилось довольно долго, потому что впервые мы встретились в Кракове, наверное, зимой 1988 года. Помню, как будто это было вчера, мы отдыхали с братьями во время послеобеденной рекреации и, как обычно, вели оживленные разговоры на какую-то тему. Потом пришел о. Александр Хауке-Лиговски, OP, наш магистр студентов, и представил нам «господина» из Москвы – доминиканца, который ехал в Прудник, чтобы там, в нашем монастыре, быть рукоположенным в диаконы. Еще существовал Советский Союз, поэтому наша встреча прошла в атмосфере «конспирации» – не стоило говорить о ней посторонним людям. Александру тогда показалось пугающим количество братьев и, пожалуй, величина нашего краковского монастыря. Помнится, он был неразговорчив. Вторая встреча была уже после его рукоположения в пресвитеры, тоже в Пруднике. Он появился в Кракове ненадолго, по пути в Москву.

Следующие встречи – это были мои встречи с журналом, который он издавал в Москве. В 1993 – 1998 годах я жил в Барановичах в Белоруссии, и работал в приходе Воздвижения Святого Креста. Там я нашел в приходской библиотеке номера «Истины и жизни». Для меня это была встреча с интереснейшими статьями, которые можно было использовать в беседах с людьми. Сначала формат журнала был маленьким, потом он стал издаваться как большая тетрадь, на хорошей бумаге. Вера, культура, поэзия – широкий спектр проблематики статей – Библия, искусство, литература.

Летом 1998 года я уехал в Киев, где в нашем издательстве «Кайрос» стал ответственным за выпуск книг. Тогда же приезжал из Москвы о. Александр в связи с новым изданием «Истории одной души» св. Терезы Младенца Иисуса. Мы выпустили эту книгу в преддверии готовящегося паломничества мощей св. Терезы по России. Наша встреча была прежде всего деловой, но и время, чтобы общаться и больше узнавать друг друга, у нас тоже было.

Позже я иногда ездил в Москву как ассистент мирян-доминиканцев, о. Александр всегда приходил ко мне, и это тоже было время чаепитий и разговоров.

Когда же я был в должности Генерального викария (2005-2009), то приезжал в Москву два раза в год и мы с о. Александром всегда находили время, чтобы встретиться и поговорить. Он жил в то время со своим отцом, и его главным делом в Ордене была ответственность за издательство «Истина и жизнь». Отец Александр бывал на встречах и реколлекциях нашего Викариата, почти год жил в нашем киевском монастыре, но здоровье его ухудшалось, он заболел и должен был вернуться в Москву.

Наши встречи стали реже, но мы звонили друг другу, писали по скайпу… в последний раз я написал ему на Пасху 2021 года, и он коротко ответил: «Воистину Воскрес! Привет!» Конечно, для меня, кроме двух разговоров «по душам», о. Александр оставался человеком таинственным, как бы скрытым, но в то же время мощно и преданно посвятившим себя издательству как способу осуществления нашей доминиканской харизмы – проповеди Слова Божия. Последние годы о. Александр болел и, может быть, сознательно избегал контактов вне ограниченного круга знакомых и друзей.

Пусть Господь примет его к себе, и я думаю, что стоит собирать материалы о его жизни, о встрече с Богом человека, родившегося во время Второй мировой войны, и выросшего в послевоенной действительности.

11 мая 2021 года, Харьков


Архиепископ Иван Юркович: «Человек необычайного культурного уровня»

Я очень хорошо помню тот новый, 1992 год, в Санта-Фе-де-Богота, где я служил Советником Апостольской Нунциатуры в Колумбии. В тропических странах Новый год не приходится на холодное время года, а в Колумбии температура на протяжении всего года примерно одинаковая, лишь ночи бывают довольно зябкими на возвышенности, где расположена Богота, на высоте около 2700 м над уровнем моря.

Я был практически уверен, что мне предстоит остаться в Колумбии до лета, но тут пришло известие о моём переводе в Россию с просьбой прибыть в Москву до 19 марта, к празднику Святого Иосифа. Новость меня удивила, хотя будучи по происхождению словенцем, я и предполагал, что моя будущая служба может привести меня в славянские страны. Однако мне и в голову не приходило тогда, что назначение в Москву положит начало периоду продолжительностью почти 19 лет, что в общей сложности я провёл в Восточной Европе, из которых более девяти – в Москве.

Мои первые впечатления по прибытии в великую столицу – грандиозность самого города, с одной стороны, и тот печальный факт, что у нашего Папского Представительства ещё не было своей постоянной резиденции. Мы временно ютились на шестом этаже здания на улице Мытная, где размещались и офисы, и жилые помещения, и часовня, и обитель монахинь – сестёр Служительниц Пресвятой Девы Марии Непорочно Зачатой, а также пара комнат для гостей, которых в то время было особенно много. Ко всему прочему, сильно сказывались и практические трудности, которые переживало всё российское общество в тот переходный период от советской эпохи к государственному устройству Российской Федерации. Да и уровень отношений тогда был неофициальным. Мы являлись Представительством Святого Престола в Российской Федерации, что означает миссию не полностью дипломатического характера. Хотя номерные знаки на наших автомобилях были такими же, как и у других посольств.

Богослужения служились только в храме на Малой Лубянке. Несколькими месяцами ранее начались службы и на паперти собора на Малой Грузинской улице в надежде на возвращение объекта религиозного культа.

В этих непростых условиях Архиепископ Тадеуш Кондрусевич решил вдохнуть новую жизнь в изучение католического богословия в России путём создания Колледжа Католической Теологии имени св. Фомы Аквинского. Начало реализации этого проекта было положено епископом Тадеушем Пикусом в 1991 году, ещё до моего приезда в Москву, и, несмотря на моё длительное пребывание в России, большего мне узнать не удалось.

На момент, когда меня пригласили в колледж читать лекции по каноническому праву, учреждение уже возглавлял Слуга Божий отец Бернардо Антонини. Вспоминаю, с каким трудом удавалось найти место, где можно было бы вести эти занятия. Приходилось импровизировать буквально во всём, однако внешние трудности служили чуть ли не стимулом для молодежи. Не помню, когда именно, но, возможно, где-то в начале 1993 года я согласился преподавать каноническое право первой группе студентов. Хорошо помню эту первую группу. Многие из них были прихожанами отца Александра. Уже вполне зрелые люди, они поразили меня своим культурным уровнем и знанием многих философско-богословских вопросов. Складывалось впечатление, что они подготовлены едва ли не лучше меня самого, и те знания, что я мог им предложить, казались мне довольно скудными. За той первой группой последовали студенты помоложе, о которых я тоже храню самые теплые воспоминания.

Заняв должность преподавателя канонического права, я вскоре понял, что по этой теме имеется очень мало материалов на русском языке. Первоначальным подспорьем стала в какой-то мере литература Православной Церкви, но структура двух Церквей настолько различается, что пришлось начинать всё с нуля.

Конечно, я сразу же понял, что не могу приступить к занятиям, не подготовив предварительно какое-нибудь учебное пособие. В сотрудничестве с ныне покойным Андреем Николаевичем Ковалём, а также благодаря многочисленным советам отца Алексея Стричека, SJ, я подготовил первое пособие, которое Архиепископ Кондрусевич счёл очень полезным. Оно было посвящено вопросам брачного права, и полагаю, что им по-прежнему пользуются те, кому нужны фундаментальные знания по этому вопросу.

Я тут же обратился к отцу Александру, которого тогда ещё очень мало знал, и мы договорились о встрече в помещении издательства «Истина и Жизнь». Моё первое впечатление от нашего знакомства – это встреча с человеком необычайного культурного уровня. Его английский был намного лучше моего, а его богословские познания были поразительно широкими. С другой стороны, его технические возможности были весьма ограничены, сотрудников было немного, а материальная организация – очень скромной.

Отец Александр подарил мне несколько номеров своего журнала и некоторые другие издания и незамедлительно выразил свою готовность к публикации моих пособий. Все три книги были изданы в простом, но достойном формате. Судя по вызванному ими интересу, их полезность оценила как католическая община, так и другие заинтересованные люди. Я с удовольствием вспоминаю позитивные высказывания о полезности моих публикаций даже со стороны моих друзей из МИД России. Особую оценку получила презентация структуры канонических учреждений Католической Церкви, в частности подведомственных учреждений Римской Курии и органов Государства Града Ватикана.

Речь идёт о книгах «Каноническое Право о браке [De matrimonio]. Учебное пособие», «Каноническое Право о Народе Божием De Populo Dei», «Латинско-русский словарь терминов и выражений Кодекса Канонического Права» (в соавторстве с А. Ковалем), «Каноническое Право о Народе Божием и о браке», издание 2-е, исправленное, изданных издательством «Истина и Жизнь» в период с 1994 по 2000 гг.

Впоследствии, более десяти лет спустя, я принимал отца Александр в гостях у себя в Нунциатуре в Киеве, где он недолгое время находился в местной общине отцов-доминиканцев.

В Москву я вернулся в 2011 году в качестве Апостольского Нунция. Пару раз по разному поводу я встречался с отцом Александром, который, однако, тогда уже вышел на пенсию и принимал менее активное участие в церковной жизни. Вплоть до своего отъезда из России я стремился быть с ним рядом, ненавязчиво оказывая небольшие знаки дружбы и благодарности, и, как мне кажется, он это ценил.

Благодаря отцу Александру Хмельницкому мне посчастливилось, пусть даже поверхностно, познакомиться с различными членами общины доминиканских терциариев. Особенно памятны мне встречи с профессором Юлием Анатольевичем Шрейдером и с Натальей Леонидовной Трауберг, людьми выдающегося ума и свидетелями верности Евангелию и Церкви.


Наталия Мюселимян: «Была двоюродной – стала родной»

С о. Александром Хмельницким я познакомилась, будучи еще протестанткой. Кто-то из московских евангельских христиан показал мне журнал «Истина и Жизнь», который настолько мне понравился, что я тут же отправилась на поиски редакции в Измайловский район столицы. За столом в небольшом кабинете я увидела человека, который совсем не был похож на монаха, а тем более, священника, в моем еще школярском представлении. Отец Александр внимательно выслушал мою сбивчивую речь, кто я и зачем пришла, на всякий случай прихватив с собой что-то из написанного мною недавно. Его доброжелательный взгляд помог мне преодолеть неловкость. Он читал мой рассказ, попутно спрашивая меня о подробностях, и заодно делал какие-то замечания. Потом расспрашивал о моей общине, очень корректно. И я сказала ему: «Но мы же все равно братья и сестры с вами?» Он, улыбаясь, ответил: «Конечно, но двоюродные». Этот ответ меня немного уязвил, но вступать в богословские споры я не стала.

Мой рассказ был в журнале «Истина и Жизнь» напечатан, правда, редактор поменял пафосный заголовок на более соответствующий тексту. К тому времени у меня уже был приличный творческий стаж, но именно эта публикация стала для меня особой. Потом были другие публикации, были короткие встречи с о. Александром во время моих нечастных поездок в Москву.

Тем временем, в моей жизни происходили перемены. Я задумалась о переходе в Католическую Церковь. Окончательное решение принять я долго не решалась. Слишком много было препятствий. И я написала о. Александру письмо, полное вопросов и отчаяния. Ответ пришел в тот же день. Сейчас уже могу это письмо, которое стало для меня последним аргументом, показать:

«Дорогая Наталия! Судя по Вашему письму, принципиальное решение Вы уже приняли. Поэтому не буду сдерживать себя, советуя довериться Святому Духу. Ведь то, что с Вами происходит, безусловно ведет Вас к большему добру. А раз это к добру, значит, Вас ведет Святой Дух. То, что Вы сейчас «недопоняли», «недоприняли», со временем встанет на свои места. Не сомневайтесь в этом. Вы сейчас на таком этапе, когда, с молитвой, нужно внутренне принять все, все без исключения. Как мы говорим, дать Богу согласие, сказать Ему «да». А все остальное разъяснится со временем. Все ваши внутренние препоны исчезнут, и в душе наступит мир.

У меня не было подобного опыта. 21 год назад я впервые узнал о христианстве, а 20 лет назад крестился католиком. У меня был только выбор: католичество или православие. Но колебаний у меня не было ни на секунду. Я это пишу, чтобы сказать, что мой личный опыт не очень совпадает с Вашей нынешней проблемой. Но я понимаю ее так, как уже написал. Что касается отношения окружающих (родных, бывших коллег и т.п.), то и здесь мое положение отличалось от Вашего тем, что все со мной происходило в подполье. Мои родственники долго ничего не знали. Со старой (идеологической) работы я ушел за год до крещения. Я попал в некую общину, отнюдь не идеальную, но все-таки избавляющую меня от ощущения изолированности (по крайней мере, на какое-то время). В то время я был моложе не 20 лет и испытывал чувство эйфории. Не знаю, было бы так и сейчас.

Конечно, я буду молиться за Вас и желаю мужества и решительности. Не знаю, какие Вам предстоят формальности, но главное, чтобы Вы уже сейчас внутренне приняли твердое решение, и все остальное отступит на второй план.

Пишите. С Богом. О. Александр. 20 марта 2001 г.»

Когда я уже стала католичкой, о. Александр приехал к нам в Сочи на пастырскую конференцию. Это была радостная встреча. Вдвойне радостная. О. Александр вспомнил наш первый разговор, и сказал: «Была двоюродной сестрой, а теперь стала родной».

Как я поняла, он был не очень воодушевлен насыщенной культурной программой для участников конференции, и мы с мужем предложили ему оторваться от коллектива, и поехать в тихую, по тем временам, Красную Поляну, полюбоваться красотой горного мира. Он согласился с удовольствием.

Последняя наша встреча с о. Александром состоялась в Саратове в 2004 году, куда я (с большим дерзновением, мягко говоря) попросила его и журналиста Виктора Хруля приехать, чтобы помочь в создании епархиального журнала. Епископ Клеменс Пиккель дал добро на проведение семинара, и, конечно, для такого начинания нужны были опытные журналисты. Так что, можно считать, о. Александр Хмельницкий стоял у истоков журнала «Климент» — издания епархии св. Климента в Саратове. У меня сложилось впечатление, что он не любил громких слов, пафосных оборотов речи. Во время прогулок по вечернему Саратову о. Александр был задумчив, сетовал, что не все так складывается с издательским делом, как ему виделось в перспективе. И как-то невзначай сказал, что силы уже не те, и надо подумать о своей старости. Одинокому иноку жить отдельно от монашеской общины нелегко.

Таким я его и запомнила, и всегда буду помнить о. Александра с любовью, благодарностью и молитвой.

о. Александр (второй в верхнем ряду) на встрече в Саратове в 2004 году. Фото: Виктор Хруль

Галина Бирчанская: всегда в молитве, всегда с Богом и Человеком

Отец Александр — первый священник, встретившийся мне в Церкви, ставший духовником, другом, учителем, моим редактором, с которым более 10 лет работала с радостью и вдохновением.

Первая исповедь, как и множество других, — отец Александр. Ответы на вопросы, мучившие годами, — отец Александр. Покой, отцовский, ненавязчивый совет — отец Александр. Неожиданный телефонный звонок, так нужный именно в этот момент, — отец Александр. Священник — учитель, друг, собеседник, интеллигент в самом широком смысле слова: поведение, сдержанность, воспитание, умение говорить и молчать, когда это нужно. Это отцу Александру пришла мысль создать в журнале рубрику психолога, которая оказалась востребованной — об этом писали и говорили читатели. И я чувствовала себя и свою профессию нужной не только во время приема в своём кабинете, но и когда читала множество писем с вопросами и ожидании на них ответов. Я чувствовала заинтересованность, понимала, что нужна многим и многим. Это он, отец Александр, сказал, что профессия психолога похожа на профессию священника. Если работаешь честно, с душой.

Тонкий, умный, внушающий уверенность и покой, всегда в молитве, всегда с Богом и Человеком — таким был и навсегда останется в моем сознании удивительный и прекрасный священник отец Александр Хмельницкий.

Его не стало несколько дней назад. Больно. Но он рядом и сейчас, и всегда — я это чувствую. Слышу его удивительный голос и мудрые, добрые слова веры, утешения.

Отец Александр, вы навсегда в моей душе. Вечная память. Светлая память. Царство Небесное!

Спасибо за все!


«Журнал не левый, не правый, не католический, не православный. Но журнал человеколюбивый, культурный и богоугодный. И аналогов сегодня этому журналу нет» (Сергей Филатов).

«Он был первым настоящим, полнокровным христианским журналом, который появился на нашем горизонте; первым же он остается и сейчас. А это почти подвиг» (Владимир Шнейдер).

«Журнал «Истина и Жизнь» появился тогда, когда еще была свежа память о годах и десятилетиях страшных религиозных преследований, да они к тому времени толком и не прекратились. В этих условиях решиться начать выпуск независимого христианского журнала – это был настоящий подвиг. Подвиг священника. Подвиг – ежемесячно выпускать его…» (Зоя Крахмальникова).

Ниже приводим строки из статей специального номера журнала, изданного в одном экземпляре к 60-летию отца Александра.

Сергей Иванович Серов, арт-директор журнала на протяжении почти 16 лет:

«Вы меня убедили». Для дизайнера в нынешние времена услышать такое от заказчика – такая же редкость, как в прежние – от начальства. И хотя говорить об отце Александре Хмельницком в категориях «заказчик» или «начальство» не хочется, но главный редактор есть главный редактор, и в своих иногда возникающих пожеланиях-требованиях он бывает достаточно категоричен. Порой эти требования принимаются спокойно. Но иногда поступиться принципами оказывается достаточно трудно, вступаешь в трудовой спор… И тогда к некоторому собственному удивлению доводится услышать от отца Александра эти слова: «Ну, хорошо, вы меня убедили».

Способность уступить, особенно, когда, казалось бы, имеешь право не делать этого – редкий дар, признак не слабости, а зрелости, мудрости, здравомыслия, чуткости, пластичности… Однако за шесть с лишним лет нашего сотрудничества спорных ситуаций было не так уж и много. Хотя отец Александр не лишен и собственного хорошего вкуса, в отношении художественного оформления журнала, в основном, действует принцип, объявленный с самого начала: «Вы профессионал, я вам доверяю, делайте, как считаете нужным». Что тоже сегодня услышишь нечасто. И что является проявлением тех же качеств, вызывающих глубокое уважение. Впрочем, таких качеств немало, я говорю только лишь о наиболее поражающих меня в отце Александре (наверное, потому, что, сам их не имея, ох как не люблю уступать). На самом же деле, уважение вызывают не качества, а личность. И я благодарю Бога за встречу с этой незаурядной личностью. За продолжающуюся возможность и радость столь важного для меня, интересного и поучительного сотрудничества. Тем более в исключительной атмосфере и дружном коллективе, созданном стараниями отца Александра.

Последняя встреча редакции журнала «Истина и жизнь»

Наталья Боброва: «Отец-основатель. Штрихи к портрету«

Духовной жаждою томим, искал и обрёл. Построил – на Канонической! Территории! – дом под названием «Истина и Жизнь» из экуменически чистого материала. Посеял разумное, доброе, вечное… Отец-основатель христианской журналистики в новой России. Редактор Божьей милостью. Выведен в произведении писателя Короленко: «У него… особая редакторская способность: несколько сокращений, несколько поправок – и часто совершенно неграмотная рукопись приобретает вполне литературный вид». Чуток к слову, бережен к Слову. Профанация не пройдёт. Не любитель официоза, апофеоза и новояза. Любит прямой порядок слов в предложении. Когда всё ясно, вместо многоточия решительно ставит точку. Не только на бумаге… Не потерялся на российских просторах. Не заблудился в европейских закоулках. И здесь и там – свой. Открытый и Востоку, и Западу. Аристократ духа. Чужд иерархическо-олигархического. Какой-то нерыночный. Не обзавёлся ни собственным менеджером, ни фондом, ни богатым спонсором. Говорит: «Буду, как дети». Не суетится. Просто с верой и молитвой делает своё дело. Труждающиеся и обременённые, которые рядом, готовы идти дальше. Потому что «Истина и Жизнь» – больше, чем журнал, больше, чем работа. Со времени закладки дома (1990) прошёл со своим народом уже больше четверти пути Моисея. Идти ещё долго. Силы есть.

Написано в 2002 году. Силы кончились через семь лет. Вчера – окончательно. Но это не точка – многоточие. В Царство Небесное и Вечную память сердца.

Фото: Виктор Хруль

Наталия Трауберг: «Над холмами Литвы«

Когда читаешь энциклику «Centesimus annus», доходишь до абзаца или двух, где Иоанн Павел II говорит о начале 80-х годов… Наверное, только так и можно сказать о нескольких годах, спасших всех нас. Иначе пришлось бы писать музыку или хотя бы стихи. Какой там Толкин! С конца 1979 года до весны 85-го происходило, ещё не явно, то, о чем и мечтать не смели, хотя и молились.

Было в эти годы очень плохо. Не «трудно», а именно плохо, невыносимо. Рядом с Польшей в маленькой Литве жилось и лучше, чем в России, и хуже. Да, конечно, оазис, но и какое-то поле боя. Однако это было позже, чем дни, о которых я пытаюсь рассказать. Не в первый раз перелом времен случился в самом начале осени, в Польше. Самые последние дни перед этим в Литве провели три московских гостя. Одним из которых был отец Александр Хмельницкий. Мы с дочкой и котом жили в Вильнюсе, они – приехали. Странно, что я помню мельчайшие детали и самый запах этих дней, но не помню, был ли отец Александр священником или стал им немного позже.

Описать я не могу ничего. Ездили за город, гуляли по городу, клеили картинки к трем экземплярам самиздатской книжки (весь тираж). Больше описывать не буду, а передать хочу вот что. Будем помнить, что тогда происходило и сколько раз мы почти теряли надежду. Будем помнить и о том, что молодые ученые, которые могли бы делать карьеру, врать, пить, переломили свою жизнь и поставили все на Бога. Он, как и следовало ожидать, не подвел, хотя сейчас многие думают иначе. Замечу только, что пишу не о себе – я не была ни молодой, ни ученой, а в Бога верила всегда.

Еще будем помнить, что сейчас – просто мир, падший мир. А тогда – что-то совсем другое. Что же до тех нескольких дней, то придется, махнув рукой на страх перед пафосом, повторить написанные несколько раньше строчки Бродского:

Над холмами Литвы
Что-то вроде мольбы за весь мир.

Очень тихо, почти смешно, без малейшего пафоса происходило именно это.

Разговоры на кухне. Рядом с Наталией Леонидовной – Ольга Татищева, Пётр Сахаров и священник Александр Хмельницкий. Начало 1990 г.

Вот что пишет сам отец Александр о журнале «Истина и Жизнь» (записано со слов отца Александра и предоставлено Натальей Павловной Бобровой):

«ИСТИНА И ЖИЗНЬ» — христианский журнал, выходивший в Москве в 1990-2009 годы и одноименное издательство.

Журнал «Истина и жизнь» был основан священником-доминиканцем Александром Хмельницким в октябре 1990 г. и изначально планировался как католическое ежемесячное издание. Официальную государственную регистрацию журнал получил 23 ноября 1990 года, став первым католическим периодическим изданием в Российской Федерации.

В связи с учреждением в апреле 1991 года Апостольской администратуры для католиков латинского обряда Европейской части России, журнал «Истина и жизнь» с ноября 1991 года принял на себя функции официального издания этой структуры. С начала 1994 года журнал «Истина и жизнь» перестал считаться изданием Апостольской администратуры, каковым с октября 1994 года стала газета «Свет Евангелия».

В соответствии с поставленными перед издание задачами, в 1991-1994 годах журнал «Истина и жизнь» имел подзаголовок «Католический вестник», который, в связи с приданием журналу более широкой, чем изначально, экуменической направленности, был заменён в 1995 году на подзаголовок «Христианский журнал», а в 2001 году – на подзаголовок «Человек. Духовность. Культура».

В 1996 году журнал «Истина и жизнь» был увеличен в формате и объёме, а с 1998 года – дополнен приложением «Новости христианского мира». Главным редактором на протяжении всего существования журнала оставался его учредитель и идейный вдохновитель о. А. Хмельницкий.

В 2005 году журнал «Истина и жизнь» отметил 15-летие своего существования. В связи со сложностями финансирования издания журнала, с 2007 года количество ежегодных выпусков было сокращено с 12 до 3, и в 2009 году вышел последний номер, после чего издание было приостановлено.

Журнал «Истина и жизнь», ставивший изначально задачу освящения исторического прошлого и современного состояния Католической Церкви, вскоре значительно расширил освещаемую проблематику и помимо общих задач христианского просвещения стал отводить много места для материалов, посвящённых экуменическому диалогу, морально-этической проблематике, проблемам духовного возрождения России, христианской культуре. Журнал публиковал также материалы по библеистике и агиографии.

Сотрудниками и авторами журнала являлись представители многих религиозных конфессий.

В одноименном с журналом издательстве «Истина и жизнь» за два десятилетия его существования было опубликовано более полусотни книг различных наименований с общим тиражом, превышающим 100 тысяч экземпляров. Это была по преимуществу католическая литература, необходимость в издании которой в России определялась наличием интереса к ней как в католических, так и в широких православных кругах; снятием всех существовавших до этого в СССР запретов на подобные издания и в связи с постепенным прекращением деятельности русскоязычных католических издательских центров на Западе (таких как, например, Брюссельское издательство «Жизнь с Богом»).

Наряду с классической католической литературой (св. Тереза Авильская, Фома Кемпийский, Г. Честертон) много места отводилось изданию современных авторов (Иоанн Павел II, Хосемария Эскрива, кардинал Ж.М. Люстиже, кардинал Л. Сюэненс, Г.У. фон Бальтазар, арх. Т. Кондрусевич и др.). Издавалась также современная католическая богослужебная литература и литература по каноническому праву, потребность в которой была велика в связи с развитием католических структур. Помимо католических авторов, издавались также произведения представителей других конфессий — книги православных священников (о. А. Меня и о. Г. Чистякова), баптистского проповедника (Ч. Стэнли), а также художественная литература.

Тот самый юбилейный номер журнала «Истина и жизнь»

Колонка редактора

«…Природа находила силы сопротивляться уничтожению. Жизнь торжествовала… Так и упавший, сломленный человек должен подниматься, распрямляться, пробуждаться к новой жизни, несмотря ни на что…»

Это строки из рассказа-исповеди нашего читателя – о его догом и трудном пути к Богу, к самому себе.

Жизнь торжествовала… Да, она всегда торжествует – созданная, дарованная Творцом неба и земли, Творцом человека. Торжествует, если мы, пусть даже падая, ошибаясь, страдая, ищем этот путь к Нему. Если, найдя, не отпускаем протянутой к нам руки Спасителя, поддерживающего нас в немощах телесных и духовных.

Разные времена, разные судьбы, разные пути к Богу… В гулаговском кошмаре находил силы сопротивляться уничтожению епископ Болеслас Слонскас — «cвидетель Бога среди безбожников», чей тюремный дневник сдержанно, без эффектного живописания мучений и лагерных ужасов, являет нам пронзительный пример неколебимой веры, силы и свободы духа. На собственном страшном опыте он познал спасительную истину: всё, что предопределено или допущено волей Бога, происходит к нашему благу.

Так как же помочь человеку найти путь к Богу, как помочь ему расслышать призыв Иисуса Христа — «Придите ко мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою Вас»? В этом – главная миссия Церкви…

Отец Александр Хмельницкий, OP


Святая Месса об упокоении о. Александра Хмельницкого, OP под предстоятельством архиепископа Павла Пецци состоялась 19 мая в 12 часов в храме Святого Людовика в Москве. Его тело погребено 20 мая на Ястребковском кладбище.

Заупокойная Месса 19 мая 2021 г. Фото: Ольга Хруль

Читайте также:

О. Александр Хмельницкий ОР. Почему я стал католиком

Архив журнала «Истина и Жизнь» (PDF) за 2002 год:

2002-01 | 2002-02 | 2002-03 | 2002-04 | 2002-05 | 2002-06
2002-07/08 | 2002-09 | 2002-10 | 2002-11 | 2002-12

Материал подготовила Ольга Хруль

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *