Перевод Константина Чарухина. Впервые на русском языке!

Аноним VIII века

Пер. с лат. по Vita Amandi Episcopi // MHG Scriptorum Rerum Merovingicarum, T. V., Hannoverae et Lipsiae, 1910 – pp. 428-449


СКАЧАТЬ КНИГУ ЦЕЛИКОМ:

PDF * * * FB2


НАЧИНАЕТСЯ ПРОЛОГ К ЖИТИЮ СВЯТОГО И БЛАЖЕННЕЙШЕГО АМАНДА, ЕПИСКОПА И ИСПОВЕДНИКА

Вознамерившись написать житие блаженного Аманда, я призываю обитающего в нём Святого Духа, дабы Тот, Кто щедро наделил его добродетелями, одарил меня силою слова, чтобы поведать о них, тем самым и долг послушания исполнив пред Вашим преподобием, и не сокрыв того, что достойно всяческого подражания. И хотя для такого предприятия я не обладаю достаточным дарованием, а кроме того обременён легкомыслием и леностью, возлагаю надежду свою на Того, Кто сказал: «Открой уста твои, и Я наполню их» (Пс. 80:11), и наипаче уповаю на ваше вспомоществование, дабы, если не своими силами, то по вашим молитвам и содействием Вышней благодати, я смог приступить к столь тяжкому и сложному труду, за который я до сих пор не знал, как и взяться.

Прежде всего, хочу заверить вас, что всех чудес, которые Господь изволил через него сотворить, я охватить, конечно, не смогу, однако, несмотря на это, постараюсь, насколько Господь даст сил, кратко и бегло – «сжато», так сказать, – коснуться немногого из множества. Ведь недостойно и дерзко было бы умолчать о таком великом муже, коего милостивый Повелитель вселенной учредил столь усердным делателем на ниве Церкви, что поле, возделанное им мотыгой веры, взрастило сторичный урожай (Лк. 8:8) Христовой пшеницы. Ибо Всесильное Божество явило великую заботу о человеческом роде, в качестве спасительного средства направив по милости Своей такового мужа на просвещение родины нашей, и хотя он отнюдь не желал бы, чтобы какой-нибудь глашатай повсюду разнёс о нём славу, Сама Истина всё же глаголет: «Не может укрыться город, стоящий на верху горы» (Мф. 5:14). И да будет позволено мне не в обиду всем святым заявить, что он, чьи добродетели нам ведомы, никому не уступает в заслугах.

Итак, дабы предисловие моё не внушило читателю ни ужаса, ни скуки своей чрезмерной длиною, отбросив стыд за свой неотёсанный и простонародный стиль, я постараюсь предать памяти образцовое и достоподражаемое житие святого Аманда: как он жил от младенчества до зрелых лет; что совершил до и после принятия епископства; каким был блаженный конец его; какова была крепость духа его и подвиг.

1. Итак, святейший и исполненный благочестия Аманд родился в краю Аквитанском недалеко от берегов Океана от знатных христианских родителей. Имя отца его было Серен, а мать звали Аманцией. Когда миновало детство его и он вступил в пору возмужания, воспылал он не знающей меры любовью ко Христу. Покинув родину и родителей, он отправился на остров Огия (ныне о. Йё, относящийся к деп. Вандея; древний монастырь его был уничтожен викингами в IX в.), находящийся в Океане на расстоянии сорока миль от берега. После благополучного плавания он добрался наконец до врат монастыря, где и был с великой радостью принят духовною братией. А поскольку он с детства обучался священным наукам, то здесь его ревность разгорелась ещё сильнее, и он ежедневно возрастал в богопознании.

2. И вот, однажды, когда ему было приказано братьями ради исполнения послушания отправиться в путь через остров, он внезапно наткнулся на удивительной величины змею, причём, как неоднократно рассказывал потом человек Божий, такой чудовищно громадной змеи он на этом острове не видал ни прежде, ни позже. Увидев её, юноша перепугался и, не зная, что делать, тут же обратился к вышней милости и, насколько позволял его возраст, прибег к помощи молитвы. Немедля простершись на земле, он какое-то время молился, а затем, осенив громадного гада крестным знамением, властным голосом повелел ему немедля убраться в логово своё. Тварь послушалась слов его и по знаку человека Божия кинулась прочь и стремительно вернулась в логово своё, а на острове больше не показывалась. Так и сам остров по молитве блаженного мужа Аманда был избавлен всемогущим Богом от грозной опасности. Таковое он «положил начало чудесам» (Ин. 2:11), как доносит до нас на разные лады вездесущая молва.

3. Потом, когда он ещё был отроком, отец его стал ласковыми словами выманивать его из монастыря, чтобы он как можно скорее вновь принял мирское одеяние. Поуговаривав его так и эдак, он добавил, что если сын немедля не согласится покинуть монастырь, то лишится наследства отцовского, на что Аманд, как говорят, ответствовал: «А мне, отец, ничего и не нужно, кроме как служить Христу, ибо Он часть моя и наследство моё (Вульг. Чис. 18:20). Из отцовских же имуществ я ничем владеть не желаю; позволь только мне Христу воинствовать».

4. Держась того же намерения, он покинул родину и родителей и отправился в Тур к гробнице святейшего Мартина, где, простершись, проливал на молитве преобильные слёзы, от всего сердца прося, дабы святой муж умолил Господа даровать ему таковую милость, чтобы никогда на свою родину не возвращаться, но провести всю жизнь свою в странствии. Встав с молитвы, он немедля обрил волосы на голове своей и, приняв священное одеяние, окончательно вступил в клир.

5. А после этого, получив благословение от аввы и братии той обители, он отправился в город Битурику (фр. г. Бурж, деп. Шер) к святому Аустрегисилю (ум. в 624 г., память 20 мая), который тогда был знаменит делами Божиими и знамениями известен. Он был с великой лаской принят им и его архидиаконом, святейшим Сульпицием (св. Сульпиций Благочестивый, ум. в 644 г., память 17 января), что стал потом епископом, которые, проявив к нему всяческую участливость, повелели соорудить для него келейку близ церкви в верхней части городской стены.

6. В этой келейке он долгое время из любви к жизни вечной обитал, покрытый вретищем и пеплом, изнурённый постами и неядением, довольствуясь только ячменным хлебом и малым количеством воды. В тело своём он, скорее, поддерживал жизнь, чем питал его; и, кроме того, подвизаясь так почти три пятилетия, воздерживался от вина и сикера (Суд. 13:4). При таковых деяниях ещё сильнее разгорелась в нём жажда небес и возник у него замысел отправиться в пределы блаженнейших апостолов Петра и Павла. Он взял с собою всего лишь одного спутника и, миновав пустынные и бесприютные пространства, добрался, наконец, до Рима, где и утолил свою святую жажду. Он вдосталь услаждал свой взор, целыми днями обходя церкви Божии, а на ночь возвращаясь в храм святого Петра.

7. И вот однажды, когда уже приближался вечер и сторожа по обычаю приступали к своей работе, все вышли, а святой человек Божий Аманд немного задержался в церкви, желая провести там всю ночь в бдении и молитве. Однако один из сторожей, обнаружив его, презрительно выбранил и выгнал прочь из церкви. Когда он в исступлении ума сидел на ступенях пред церковными вратами, вдруг явился ему святой Пётр, заговорил с ним ласково и тихо, и посоветовал ему возвратиться в Галлию с проповедью. Весьма обрадовавшись сему видению, святой муж Аманд испросил у апостола благословения и покровительства, и счастливый вернулся в Галлию.

8. Между тем, спустя немного времени по настоянию короля (Хлотаря II, – прим. лат. изд.) и священников его возвели во епископы. Приняв должность архиерея, он начал благовествовать язычникам слово Господне и показывать всем пример добрых дел. Был же он чрезвычайно благочестив и преисполнен всяческой благости, ликом ясен, в милостыне щедр, рассудком трезв, целомудрен телом и держал середину между богатством и бедностью, так что бедные видели в нём как бы бедняка, а богатые считали его словно бы выше себя; кроме того, он был усерден в молитвах и бдениях, а в речах сдержан.

9. Если он встречал выставленных на продажу пленников или заморских мальчиков, то выкупал их за свои деньги, возрождал их омовением духовным, давал им достаточное образование и, даруя свободу, оставлял их при разных церквах. Мы слыхали, что многие из них потом стали епископами, пресвитерами либо почтенными аввами.

10. Нельзя также умолчать о том, как сей человек Божий Аманд, вновь отправившись в Рим, сел на корабль и прибыл в местечко Центум Целла (ныне порт. Чивитавеккья в 80 км от Рима). И вот, однажды ночью, когда он, по обыкновению своему, молился в одиночестве, нечистый дух, схватив одного из слуг за руку, потянул к морю, намереваясь утопить. Однако отрок, которого он тащил, закричал громким голосом: «Христос, помоги мне! Христос, помоги мне!» А злобный дух, глумясь над отроком, спрашивал: «Какой такой Христос?» Когда отрок не смог ответить, молвил святой Аманд: «Сынок, скажи ему: «Христос, Сын Бога Живого, распятый»!» И при этих словах его враг немедля исчез, как дым (ср. Пс. 67:3).

11. И несколько позже, когда он однажды пересекал море и наставлял моряков словом Господним, появилась вдруг рыба дивной величины. Моряки же, кинув сети в море, поймали её. И когда они пировали, обмениваясь взаимными похвалами, вдруг поднялась нежданная буря и всю их радость обратила в плач. Они начали выбрасывать в море всё, что имелось на корабле – вплоть до средств пропитания и всяких припасов, а также оружие – и рьяно налегли на вёсла, чтобы добраться до земли, но им совершенно ничего не могло помочь. Волны носили потрёпанный корабль туда и сюда, и, утратив всякую надежду на спасение жизни, моряки прибегли к слуге Божию Аманду, прося его помолиться Господу, дабы избавил Он их от грозящей опасности. Однако человек Господень, ласково утешив их, повелел им веровать и настойчиво посоветовал возложить упование на милосердие Божие. Моряки же, утомившись грести, отягчённые сном полегли на корабле там и тут; да и сам святой, сидя на корме, опочил.

12. Тогда ему внезапно явился святой Пётр и, перейдя корму корабля, разбудил его и ласково молвил: «Не бойся, Аманд! Ты не погибнешь и никто из тех, кто с тобою». Тут же по слову его успокоилась буря и сделалась великая тишина (Мф. 8:26), с наступлением утра все, кто был в корабле с человеком Божиим, целые и невредимые добрались до земли.

13. В ту же пору человек Господень Аманд, объезжая с душепопечительскими заботами города и диоцезы, прослышал, что некая область у реки Скальд (совр. р. Шельда), издревле носящая название Ганда (совр. г. Гент в Бельгии), совершенно опутана силками диавола – так что жители её вместо Бога почитают деревья и брёвна, поклоняются капищам и истуканам. По причине свирепости язычников тамошних и неплодородности земли все священники избегали проповедовать в тех местах и никто не смел возвещать там слово Господне. Услыхав об этом, святой муж, больше скорбя об их заблуждениях, нежели страшась угрозы своей жизни, прибыл к епископу Акарию (св., ум. 639/640 г., память 27 ноября), возглавлявшему тогда священную кафедру города Новиома (совр. фр. Нуайон в деп. Уаза), и смиренно просил его как можно быстрей отправиться к королю Дагоберту (I, ок. 608-639 гг.) и получить у него приказные письма о том, что если кто добровольно не желает возродиться в купели крещения, того король понудит омыться святым крещением. Что и было сделано. Получив от короля полномочия, а от предстоятеля – благословение, человек Господень Аманд бестрепетно отправился туда.

Кто в силах достойно описать, какие он там во имя Христово претерпел оскорбления! Ведь местные жители часто били его, а женщины и селяне не раз изгоняли его с оскорблениями; доходило до того, что его даже сбрасывали в реку. Всё это святой муж почитал ни за что и не отступал от проповеди слова Божия, памятуя изречение святого Евангелия: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). Даже спутники его, следовавшие за ним с братской любовью, из-за голода и бесплодности мест вернулись домой, оставив там его одного. Он же, непрестанно исполняя долг проповедания, зарабатывал на пропитание собственными руками и, выкупая бесчисленных пленных, омывал их святым крещением и настойчиво побуждал их неуклонно творить благие дела.

15. Пожалуй, целесообразно будет пополнить сие повествование сообщением, которое мы узнали от достопочтенного мужа – пресвитера по имени Бон, который уверяет, что лично присутствовал при свершении этого события.

Случилось же так, что некий воевода, франк родом, по прозванию Доттон возглавлял сход немалого множества франков, которых он пригласил для совместного с ним разбора насущных вопросов. Тут вдруг приставы привели к нему некоего преступника, и когда вся толпа возгласила, что он достоин смерти, его сурово и яростно подвергли побоям, та что он лежал полумёртвый. Когда ж оный Доттон повелел вздёрнуть его на виселице, подошёл человек Господень Аманд и настойчиво попросил сохранить ему жизнь. Но, поскольку Доттон был дик и жесточе всякого зверя, Аманд ничего добиться не смог. И вот, наконец, служители и приставы вздёрнули того вора на виселице, и испустил он последний вздох свой. А когда Доттон вернулся домой, и толпа народа рассеялась, человек Господень Аманд подбежал поскорее к виселице, нашёл мёртвого человека, снял его с перекладины, повелел отнести его к себе в каморку, где он обычно молился в уединении, и, когда братья вышли из келейки, пал с молитвою на останки умершего и так долго изливал слёзы и мольбы, пока по милости Божией душа не вернулась в тело и не заговорила с человеком Божиим. С приближением утреннего часа он позвал братьев и повелел им принести воды. Предполагая, что нужно по обычаю омыть тело перед погребением, они немедля вошли в келейку и увидели того человека, кого оставили мёртвым, целого и невредимого – он сидел рядом с человеком Божиим и говорил с ним – и крайне поразились сему. Тогда человек Господень Аманд стал их горячо умолять никому ничего не сообщать, ибо то, что он удостоился свершить силой Господней, следовало, по его заверениям, приписывать не его добродетели, но милосердию Господа, который всегда готов оказать содействие надеющимся на Него. Итак, когда всё его тело было омыто, оказалось, что рубцы от нанесённых ударов так затянулись плотью, что и следа от них никакого не осталось. В таком виде Аманд отослал его домой и вернул его родным невредимым.

15. А когда весть об этом чуде распространилась повсеместно, жители области той немедля начали стекаться к нему и смиренно просить сделать их христианами. Капища же, которые раньше всегда почитали, они разрушили собственными руками и все единодушно перешли к служению истинному Богу. А там, где были разрушены капища, человек Господень Аманд на средства короля и пожертвования набожных мужей и жен немедля возводил церкви и монастыри и, питая народ хлебом Слова Божия, просвещал все сердца небесными заповедями.

16. При этом святой муж, видя, что его проповедь обратила многих, и ещё большей пылая жаждой обратить также других, услыхал, что славяне, пребывая в глубоком заблуждении, угнетаемы держащим их в своих путах диаволом. Весьма уповая на обретение пальмы мученичества, он пересёк Дунай и, обходя их края, в открытую проповедовал язычникам Евангелие Христово. Возродив нескольких из них во Христе, он понял, что и плод его здесь ничуть не прирастает, и стяжать мученичества, коего он всегда искал, никак не удастся. Тогда он возвратился вновь ко своим овцам и, взяв на себя заботу о них, повёл их, проповедуя, в Царство Небесное.

17. Между тем король Дагоберт, предававшийся более, чем подобает, любви женской и распалявшийся всяческой похотной нечистотою, спохватился, что потомства у него никакого нет, и прибег к Господу, ревностно прося Его о помощи и о даровании сына, который бы принял после него скипетр государственной власти. Что и исполнилось – дал Бог. Когда же ему объявили об этом, то есть о том, что Господь изволил даровать ему сына, он преисполнился великой радости и стал размышлять, кому вверить самого ребёнка для возрождения его святым крещением. И вскоре, приняв глубокомысленное решение, позвал слуг и повелел сыскать святого Аманда.

Ведь прежде этот архиерей уличал короля в смертных прегрешениях, что никто из священников не смел делать, и король, воспылав яростью, повелел изгнать его из государства, причём не без оскорблений. И он отправился в дальние края проповедовать слово Божие язычникам.

Когда же слуги наконец отыскали его и стали убеждать пойти к королю, он, памятуя предписание апостола о том, что должно быть покорным высшим властям (Рим. 13:1), вернулся в итоге к королю, который в те дни пребывал в поместье, название коему Клипиак (совр. фр. г. Клиши-ла-Гаренн в деп. О-де-Сен). Как увидел король преблаженного Аманда, исполнился радости, пал в ноги блаженного мужа и умолял простить ему те прегрешения, коими он перед ним провинился. А тот, будучи чрезвычайно кроток и сверх меры терпелив, поторопился поднять его с земли и милостиво извинил его за провинности. Тогда молвил король святому Аманду: «Весьма сожалею я о том, что так глупо противостоял тебе. Итак, прошу, не попомни обид, что я нанёс тебе, и не презри выслушать просьбу, о коей я тебя всеми силами умоляю. Даровал мне Господь сына – не по заслугам моей предшествующей жизни; и я прошу, изволь омыть его святым крещением, не побрезгуй принять его в руки свои, дабы стал он тебе чадом духовным». От этого человек Господень наотрез отказался, так как знал, что по написанному воину Божию не подобает связывать себя мирскими делами (ср. 2 Тим. 2:4), а также быть частым гостем в покойных и дальних дворцах королевских, и удалился от лица короля.

Тогда король вновь послал к нему знатного мужа Дадона, а вместе с ним досточтимого мужа Элигия, которые тогда в королевском дворце обитали в мирском одеянии, но, как известно, потом стали славными священниками, знаменитыми своими заслугами, знамениями и чудесами. Они смиренно просили человека Божия поскорей дать согласие на просьбу короля и соизволить омыть его сына в священной купели, взяться воспитывать его и обучать закону Божию, ибо, если человек Божий не откажется от сего, говорили они, то благодаря близости к королю он с большей лёгкостью получит разрешение проповедовать в королевстве его либо где ему будет угодно, и под покровительством короля сможет обратить многие племена. И вот, утомившись, наконец, уговорами обоих, он пообещал, что исполнит просьбу. А король, услыхав, что святой Аманд не отверг прошений его, немедля предписал доставить к нему ребёнка, которому, как рассказывают, было не более сорока дней от рождения. И вот, святой муж, взяв мальчика на руки, благословил и огласил. Когда же он закончил молитву, а никто из окружающей толпы не ответил «аминь», Господь отверз уста ребёнка и он во всеуслышание ясным голосом ответил: «Аминь». Немедля же возродив его святым крещением, святой Аманд нарёк ему имя Сигиберт и тем исполнил радости короля и всю дружину его.

18. Пока всё это происходило, настал смертный час епископа города Трайекта (совр. нидерл. Маастрихт) и опочил он благополучно во Христе. Король же тогда призвал святого Аманда и в собрании множества священников и немалом стечении народа предложил ему возглавить церковь трайектскую. И хотя он отказывался и восклицал, что недостоин, все в один голос закричали, что достоин он возглавить сию церковь, ибо печётся больше о священстве да о душах, нежели о стяжании богатств. Итак, под принуждением короля и священства он принял архиерейскую кафедру и в таковой должности три года объезжал сёла и города, постоянно всем проповедуя слово Господне. Правда, многие, о коих и говорить грешно, священники и клирики с презрением отвергали проповедь его, и тогда он по евангельскому предписанию, отрясши прах с ног своих во свидетельство на них (Мк. 6:11), поспешал в другие места.

19. И вот, найдя наконец маленький остров, носивший именование Ханелаус (совр. бельг. г. Калло) близ реки Скальд, он там подвизался Христу вместе с духовными братьями некоторое время. А примерно через два года тех, кто презрел слово Божие, сокрушила страшная чума, так что оставлены были дома, поля пришли в запустение, разрушались города и сёла – и в тех краях, где презрели проповедь человека Божия, почти никого не осталось.

20. Спустя немного времени братья, которых он оставил в разных местах для попечения о душах, стали звать святого мужа удостоить их своего посещения и напитать их хлебом слова. Вняв наконец их просьбе, он прибыл к ним и услыхал от них о некоем народе, который в древности назывался вакеями, а ныне по-народному именуется васконами (баски – прим. пер.), который, глубоко заблуждаясь, привержен гаданиям и всяческим заблуждениям, а также служит идолам вместо Бога. Этот народ, рассеянный в дальних и труднодоступных местах за Альпийскими горами (имеются в виду «Испанские Альпы», т. е. Пиренеи – согл. прим. лат. изд.), полагаясь на свою боевую сноровку, часто вторгаются в земли франков.

И вот, человек Господень Аманд, сожалея об их заблуждениях и возревновав об избавлении их от наущений диавола, стал проповедовать им Божие слово и возвещать Евангелие спасения. Тогда подскочил какой-то легкомысленный менестрель, лукавый, да к тому же надменный, и, хохоча во всё горло, стал смехотворными речами, что в народе называются мимилогом (вроде скоморошины – прим. пер.), чернить слугу Христова и Евангелие, им проповедуемое, уничижать. Но в тот же час им внезапно овладел бес, и несчастный стал терзать себя собственными руками и поневоле принародно признался, что обречён умереть за оскорбление, нанесённое слуге Божию. И помучившись так, он испустил последний вздох.

21. Поскольку они упорствовали в своей слепоте, святой муж переехал в другую область и добрался до некоего города. Там епископ города того принял его с почётом и после того, как по обычаю гостеприимства возлил ему на руки воду, тайно повелел служке незаметно отнести в её сакрарий церкви. А поступил так епископ потому, что крепко веровал, что святыня от сего человека Божия может творить исцеления.

И как раз в то время сидел пред вратами храма некий слепец и просил милостыню – он уже очень давно лишился телесного зрения. Епископ города и молвил ему: «Человече, если есть у тебя вера, омой глаза свои той водою, в коей человек Божий Аманд омыл руки свои, ибо я уповаю, что ради его святости тебе вернётся здоровье». И когда сей слепец омыл глаза свои той водою, тут же волею Божией ему вернулось зрение и он стал всё видеть ясно.

22. Совершив таковые деяния, человек Господень Аманд вернулся в земли франков и избрал подходящее место для трудов проповеднических, где с братьями, которые вместе с ним в разных краях претерпели многие страдания ради Христа, построил киновию. Как видим, многие из той братии стали потом аввами или почтенными мужами.

23. Примерно в это время святой человек Господень Аманд явился к королю Хильдерику (II, 655-675 гг., король Австразии и Нейстрии) и смиренно попросил, не соблаговолит ли он уделить ему какую-нибудь крепость под строительство монастыря – не тщеславия ради, но для спасения душ. И упомянутый король даровал ему замок, называемый Нант (совр. фр. Нан в деп. Аверон), в коем человек Господень с рьяным усердием начал возводить киновию. А некий Муммул, предстоятель города Озидия (совр. фр. Юзес в деп. Гар) отнёсся с чрезвычайной досадой к тому, что человек Господень получил от короля это место, и, возгоревшись завистью, стал пытаться от него избавиться. Он подсылал к нему лихих людей, чтобы они человека Божия изгнали из того места, осыпав презрительными насмешками, либо прямо в том месте умертвили его. И пришли к мужу Господню служители Муммула, и сказали ему, пытаясь обмануть, что покажут ему подходящее место для строительства монастыря, только ему следует поспешить за ними. Но Бог открыл их ложь, и они не смогли утаить её. Ибо когда они делали вид, будто привели его на сказанное место, небезызвестно было человеку Господню Аманду, что здесь они намеревались его предать смерти. Наконец взошли они на мрачную гору, дабы отрубить там ему голову. А человек Господень не желал прежде времени сообщать об этом своим спутникам, ибо с величайшей охотой готов был принять мученичество. Но вдруг поднялась буря, хлынул дождь с градом, вся та гористая местность покрылась тёмною тучей, так что Муммуловы прислужники, посланные убить человека Божия, лишились зрения и совершенно ничего не видели. Утратив всякую надежду спасти свои жизни, они пали в ноги святому мужу, умоляли простить их и смиренно просили отпустить их живыми. Тогда человек Господень прибег к своему обычному средству, сиречь к молитве, и проливал, молясь, слёзы до тех пор, пока вновь не прояснилось и прислужники, к коим возвратилось зрение, не без страха и изумления возвратились домой. Так, повергнув в ужас служителей, человек Господень избежал смерти и остался невредим.

24. Думаю, нельзя и то обойти молчанием, что я узнал из рассказа некоего пресвитера по имени Эрхенгесиль, человека достопочтенного и надёжного. Однажды, когда человек Господень Аманд проповедовал слово Господне в округе Беллоака (совр. фр. г. Бове в деп. Уаза), зашёл он в некий городок, название коему было Росонт (совр. фр. Ресон-сюр-Ма в том же деп.), у реки Оронны (совр. р. Аронда), а жила там некая слепая женщина, которая, давно уже лишившись зрения, не ведала ничего, кроме темноты. И вот, войдя в дом её, человек Божий стал расспрашивать её, как получилось, что она ослепла. Она ответила, что ослепла они не от чего иного, как от того, что занималась гаданиями и всегда служила идолам, и даже показала ему место, где обычно им поклонялась – это было дерево, посвящённое бесам. На что человек Господень сказал: «Не удивительно, что ты из-за эдакой глупости ослепла, однако я дивлюсь милосердию Бога, Который до сих пор терпит, что ты, вместо того, чтобы поклоняться своему Создателю и Искупителю, поклоняешься бесам и немым идолам, которые ни тебе, ни себе помочь не способны. А теперь возьми топор и поскорее сруби это богомерзкое дерево, из-за которого ты и зрение потеряла, и лишилась телесного здоровья! Уповаю, что, если ты твёрдо уверуешь, то сможешь умолить Господа возвратить тебе зрение». Итак, ведомая руками своей дочери, та женщина немедля пошла к дереву и, как могла, срубила его. Тогда человек Господень Аманд, подозвав её к себе, и осенив глаза её крестным знамением, призвал имя Христово и возвратил ей здоровье. Научив её, как следует себя вести, он оставил её, а она, исправившись и переменив свои обычаи к лучшему, все дни жизни своей проводила в чистоте и трезвении.

25. Также, кажется, мне не подобает покрыть молчанием и то, что Господь изволил явить на высшую похвалу ему. Итак, как-то раз дал он поручение некоему монаху, а именно настоятелю монастыря своего по прозванию Хродобальд подготовить повозку, чтобы доставить в монастырь вино для нужд братии, и тот, говорят, проявил непослушание. Однако той же ночью постигла его кара Божия. Ибо, когда он направлялся к человеку Божию, намереваясь отговориться тем, что повозки у него никакой нет, все сочленения его тела так, говорят, расслабил паралич, что он не мог двинуть ни рукой, ни ногой, весь почти омертвел и только в груди сохранялось дыхание жизни. Тихим шёпотом он из последних сил признался, что по собственной вине претерпел сие за своё непослушание и строптивость. И вот, братья упомянутого монаха отвезли его в лодке в монастырь, который издавна называли Гелноном (совр. г. Сент-Аман-лез-О в деп. Нор), и доставили к человеку Божию Аманду.

Когда день склонился к вечеру, по завершении святой Мессы и вечерни сей человек Господень, как обычно, шёл на ужин, и тут вдруг ему сообщают, что тот самый монах заболел. Говорят, он кротко улыбнулся и сказал: «Его ещё и большие постигнут бедствия, ибо подвержен он чванству и непослушанию». Однако повелел призвать к себе одного пресвитера – человека надёжного – и приказал ему передать монаху кубок вина и кусок хлеба, сказав: «Поди и скажи монаху тому, чтобы вкусил немного хлеба сего и вина, и завтра, если Богу будет угодно, когда я загляну навестить его, он выйдет мне навстречу, а не будет прикован к ложу». Что и было сделано. И вот, когда тот монах принял отчее благословение, тело настолько оздоровилось, что он будто никогда и не переносил никакого урона. Когда пожаловал святой муж, тот вышел навстречу и заговорил с ним, а братья диву дались, увидев живым и невредимым того, кого считали почти мёртвым. Наконец, человек Господень Аманд, простив ему вину его и наставив, дабы в дальнейшем он переменил свои обычаи к лучшему, отправил его в монастырь здоровым.

26. Господь много ещё чего изволил совершить чрез него, что неизвестно нам, но зато ведомо Богу. А что касается нашего рассказа, то если бы я решился передать всё, что сообщают надёжные люди, то, думаю, раньше закончился бы день, чем повествование. Ибо какие только Господь не совершал чудеса чрез него: возвращал жизнь мёртвым, зрение – слепым, способность ходить – паралитикам, прокажённым – очищение, глухим – слух, одержимым бесами – здравый рассудок.

Итак, святой Господень Аманд, добросовестно завершив свой путь, исполненный плодами всяческих благих деяний, достиг дня святейшей кончины и благополучно преселился ко Христу. Он был погребён с пышными почестями в обители, называемой Гелнон, где творятся многие чудеса по молитвам его и где славится всеми имя Господа Иисуса Христа, Коему с вечным Отцом и Святым Духом честь, слава и царство, хвала и владычество на бесконечные веки веков. Аминь.

Перевод: Константин Чарухин

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *