В пятницу, 2 марта, в Общецерковной аспирантуре и докторантуре им. свв. Кирилла и Мефодия в Москве прошёл круглый стол на тему «Церковное служение в цифровую эпоху», организованный ОЦАД совместно с Институтом святого Фомы.

Ключевым спикером встречи стал священник Антонио Спадаро SJ, теолог, писатель, директор журнала «La Civiltà Cattolica», советник Папы Франциска и автор книги-интервью с ним. Также в обсуждении приняли участие проректор ОЦАД протоиерей Владимир Шмалий, бывший зампред Центрального банка России Константин Корищенко и старший тренер лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB Никита Панов. Модератором беседы выступил руководитель Управления по общественным связям и протоколу ОЦАД Мигель Паласио, принимавший участие во встрече Папы Франциска и Патриарха Кирилла в Гаване в качестве переводчика. А открыло круглый стол приветствие Апостольского нунция в РФ Архиепископа Челестино Мильоре, который подчеркнул, что общение в рамках подобных встреч важно для поддержания живых отношений между христианскими Церквами.

Пожалуй, словом «отношение» можно выразить суть того взгляда на интернет и цифровую культуру, в целом, который предложил в своём докладе отец Спадаро. Начав его с провокационной фразы «Интернета не существует», он предложил слушателям посмотреть на глобальную сеть не как на комплекс технологий, а как на часть повседневной реальности, в которой развивается наша способность к созданию опыта.

«Интернет — не просто соединение проводов, модемов и компьютеров. Было бы неверно отождествлять «реальность» и опыт интернета с технологической инфраструктурой, делающей их возможными. Это было бы аналогично тому, чтобы назвать, например, чей-то дом просто зданием». Если «здание» — это лишь некий архитектурный объект, то «дом» — это отношение, семья, чувства. Так и интернет представляет собой не просто протянутый кабель, но среду, которая по-новому отвечает на желания и ценности древние, как само человеческое существо. В числе таких фундаментальных желаний, на которые отвечает интернет, Антонио Спадаро назвал желание иметь отношения и знание. В последующем обсуждении, особенно, в комментарии Константина Корищенко, внимание было уделено ещё одной важной черте нашей человечности — желанию истины, которое также может в той или иной мере удовлетворяться посредством интернета при правильном его использовании.

Отец Спадаро привёл цитату Папы на покое Бенедикта XVI, который писал: «Цифровая среда является не параллельным или чисто виртуальным миром, но частью повседневной жизни многих людей, прежде всего молодых».

Действительно, «цифровое пространство не является неподлинным, отчужденным, поддельным или иллюзорным. Оно является продолжением нашего повседневного жизненного пространства, требующим «ответственности и преданности истине». А истинность и подлинность отношений (коль скоро именно отношением характеризуется наше присутствие в интернете) зависит не от технологий, а от того, что происходит в нашем сердце.

Таким образом, сеть становится связующей тканью человеческого опыта, где мы приобретаем информацию, получаем опыт мира, поддерживаем отношения, выражаем себя. И если вера является неотъемлемой частью нашей жизни, то и жизнь веры становится частью цифровой среды.

Здесь я хотела бы сделать небольшое отступление и привести несколько примеров такого живого отношения, рождавшегося из единства верующих в сети. Прежде всего, вспоминаются прекрасные инициативы «Усынови епископа» во время XIV Ординарной Ассамблеи Синода епископов в 2015 году и «Усынови кардинала» во время последнего конклава. Участникам обеих акций предлагалось помолиться Святому Духу, прежде чем кликнуть по ссылке и получить имя епископа/кардинала, которого они будут молитвенно сопровождать на протяжении Синода/конклава. Также в последние годы стали популярны разнообразные программы , вроде «Исход90», направленные на углубление духовной жизни и приобретение опыта целостной христианской жизни. Сила этих программ именно в отношении: участники не просто получают задания, вопросы и духовные наставления на каждый день — они становятся частью «социальной сети» из людей со всех концов земли, параллельно участвующих в программе, получают их участие и поддержку, возможность задавать вопросы и разделять опыт с другими.

Глубокую и радикальную связь между технологией и духовностью подчёркивает Бенедикт XVI в энциклике Caritas in Veritate: «Технология — это глубочайшим образом человеческая реальность, связанная с автономией и свободой человека. В технологии мы выражаем и подтверждаем господство духа над материей». А значит, подчеркивает Антонио Спадаро, технология выражает способность мужчин и женщин к организации материи в проекты, несущие духовную ценность. Таким образом, рождается вопрос, обращенный ко всем христианам сегодня, обращенный к нам: становится ли сеть тем измерением, где мы можем жить Евангелием? И также, если технология влияет на наш способ мышления о реальности, не сказывается ли это также каким-то образом и на жизни веры? Будет ли это влиять на то, как мы мыслим о вере? И как?

Вызов, брошенный нам сегодня, отец Спадаро формулирует в шести конкретных аспектах.

Первый из них — способность задавать вопросы: «Сегодня проблема не в том, чтобы найти ответы, а в том, чтобы из всех полученных ответов выделить наиболее значимые. В эпоху поисковых систем ответы всегда под рукой, повсеместно. Вот почему сегодня давать ответы становится чем-то не таким важным. Ответы дает каждый!»

Антонио Спадаро обратил внимание собравшихся на сам метод поиска в интернете: мы больше не формулируем вопрос, мы лишь используем ключевые слова, чтобы найти интересующую нас информацию. Теряя способность задавать вопросы, мы сами начинаем давать ответы, превращая даже христианское возвещение в некий манифест, один из многих ответов, которые можно найти в сети. В то время как «мы должны представлять Евангелие не просто как книгу, содержащую все ответы, но как книгу, содержащую все правильные вопросы», говорит отец Спадаро. Свою мысль он подкрепляет цитатой из Evangelii Gaudium Папы Франциска: «Никогда не следует отвечать на вопросы, которые никто не задает». Таким образом, чтобы включиться в диалог с современными мужчинами и женщинами, понять их ожидания, сомнения, надежды, Церкви необходимо пробудить в сердцах вопросы о смысле существования, которые не будут подавлены суетой.

Кто из нас, христиан, действует подобным образом в интернете? Когда в последний раз мы задавали вопросы, чтобы понять другого, а не предлагали цитату (пусть самую правильную и прекрасную) из Евангелия или Фомы Аквинского как «упакованный» ответ?

Второй аспект — необходимость перехода от контента к человеку. В качестве доступного примера отец Спадаро привёл изменение в потреблении музыкального аудио- и видеоконтента. Если 15-20 лет назад мы включали телеканал MTV и смотрели клипы на популярные песни, отобранные для нас редактором, то сегодня мы ищем интересующую нас музыку в интернете. В эру YouTube мы уже не просто смотрим клипы, которые сами выбираем, но также и комментируем, взаимодействуем.

Антонио Спадаро замечает, что та же логика затрагивает и веру: «Катехизация была формой представления содержания веры в упорядоченной, последовательной и артикулированной форме. В эпоху, когда кризис настиг программу трансляций телепередач, модальность представления веры также находится в кризисе».

И тут же задаётся вопросом: «Какой вызов бросает эта ситуация вере и возможности говорить о ней? Как предотвратить превращение Церкви в контейнер, содержащий доступ к вере подобно телевидению, «разговаривающему», не общаясь?»

Жизнь Церкви сегодня должна принимать новые формы. Мы, христиане, больше не можем просто провозглашать некие истины (опять же, самые правильные и прекрасные) в надежде, что кто-то их услышит и заинтересуется. Мы должны вступать в диалог, смотреть на человека перед нами.

Третий аспект — и отец Спадаро называет его ключевым — переход от вещания к стремлению поделиться. Несомненно, этот пункт тесно связан с предыдущим и отражает, как изменился сам характер общения в эру цифровых технологий.

«Подлинная новизна цифровой среды состоит в её природе социальной сети. Общество и культуру более невозможно понять через их содержание. Самое главное: речь идет не о вещах, а о людях. Отношения — вот что самое главное. Обмен содержанием совершается внутри отношений между людьми». Таким образом отношения становятся основой познания, и на первый план выходит значение личного свидетельства. «Контент всегда тесно связан с человеком, который им поделился», мы тем или иным образом связаны с тем, что мы сообщаем.

Здесь я сделаю ещё одно отстутпление в надежде углубить смысл этого пункта. В работе пишущего редактора я постоянно сталкиваюсь с выбором, какой контент публиковать, а какой нет. Публикуя катехетические и искусствоведческие материалы, я знаю, что они будут полезны кому-то в определенный момент. Но также я знаю из опыта, что подлинный отклик у читателей вызывают материалы, родившиеся из «социальной сети», образованной моими отношениями с друзьями и друзьями друзей. Так было с письмом отца Мунира из Дамаска, с удивительным свидетельством отца Ибрагима Альсабаха, с интервью 10-летней Мириам из Каракуша, с недавним выступлением Джеймса Кэвизела перед католическими студентами в США… Все эти материалы изначально мне переслали мои друзья, желая поделиться тем, что по-настоящему тронуло их сердце, открыло им что-то новое о Христе, и я, также глубоко тронутая, делилась ими на этом сайте. Не буду утомлять вас статистикой, но поверьте, интерес к таким публикациям был значительно выше, чем к другим.

Таким образом, характер распространения контента в цифровой среде очень близок опыту распространения христианства, о котором я писала уже много раз: галилейские рыбаки встретили Человека, который их поразил, поразил так сильно, что они пошли и рассказали об этом своим родственникам и друзьям, те пришли посмотреть и тоже были настолько поражены, что рассказали своим родственникам и друзьям, и так продолжалось 2 тысячи лет до тех пор, пока мои друзья не рассказали мне о Нём. Я продолжаю говорить о Христе день за днём, потому что встреча с Ним поразила меня и продолжает поражать каждый день, а не потому что учительство Церкви красиво и упорядочено. Я делюсь тем, что тронуло меня — тогда это способно тронуть и других.

«Сегодня контент, не порождающий отношения, — это контент, лишенный значения и ценности», — говорит отец Спадаро и смело добавляет: «А значит, если Евангелие не порождает отношений, то есть встречи, страсти, диалога, то его содержание лишено значения и ценности».  Это очень смелые слова и огромный вызов для нас, христиан: как мы возвещаем Евангелие другим? как мы сами живём Евангелием сегодня?

В качестве примера для подражания Антонио Спадаро указывает на Папу Франциска, который «не просто общается, а «создаёт события для общения», призывая нас к активному участию в них. Отношения являются для него содержанием общения».

Четвёртый аспект — выход из «пузырей отфильтрованной информации». «Достаточно ли множества связей, чтобы сформировать взаимопонимание между людьми и подлинно связующие их отношения?» — спрашивает отец Спадаро и тут же отвечает: «Быть связанными автоматически не означает находиться в отношениях». А наша христианская задача в сети как раз в этом — помочь ей дозреть из места «связи» в место «общения». Что мешает нам в этом?

Facebook, Google и Twitter настолько хорошо знают наши интересы и предпочтения, что иногда это даже пугает. На основе этого знания они предлагают нам контент и других пользователей, более или менее соответствующий нашим интересам. С одной стороны, это удобно и хотя бы отчасти спасает меня от информационного перегруза — я получаю только «нужную» информацию. С другой, замечает Спадаро, «существует большой риск остаться в своего рода «пузыре», действующем как фильтр, через который я более не способен замечать, что существуют люди, статьи, книги, исследования, не соответствующие моим представлениям или выражающие мнение, отличное от моего».

Так, теряя из вида разнообразие, мы закрываемся от новизны, что увеличивает нетерпимость. «Другой человек становится для меня значимым, только если он или она чем-то похожи на меня, иначе они не существуют», — говорит Спадаро. «В настоящий момент более, чем когда-либо, диалог между людьми разных вер, разных жизненных стилей, экуменизм, диалог религий, конфронтация внутри Церкви между группами и движениями приобретают фундаментальную ценность в мире, который имеет тенденцию конструировать острова, отсылающие к самим себе, — даже в сети, которая в принципе делает возможной максимальную открытость».

Пятый аспект — понимание присутствия и близости в интернете. Характер коммуникации в социальных сетях сводится к тому, что мы начинаем считать друзьями, ближними, тех, кто онлайн, кто просматривает нашу страницу и реагирует на наши обновления. Истинная близость подменяется желанием быть «на связи», «в контакте».

Таким образом, замечает Спадаро, «мы рискуем оказаться «далекими» от тех друзей, что живут рядом с нами, но у кого нет Facebook, или кто редко заходит в почту; вместо этого мы будем чувствовать себя «близким» тому, кого не встречали ни разу, кто стал моим «другом», потому что он друг одного из моих друзей, но с кем я часто взаимодействую в Сети».

Что же означает присутствовать рядом с кем-то или на каком-то событии? Можно ли заменить физическое присутствие некой формой социального присутствия «внутри» интернета? Это не абстрактные вопросы, потому что, в конце концов, они означают, что «сама наша идентичность все более рассматривается как ценность мышления, рассеянная в различных пространствах, а не просто связанная с нашим физическим присутствием, нашей биологической реальностью». Такой взгляд таит опасность начать измерять достоинство человеческой жизни не просто фактом его существования, жизни самой по себе, а плодами его мышления, его достижениями и успехами, а это в корне противоречит христианскому взгляду на человека.

Наконец, шестой аспект — это внутренняя жизнь человека в эпоху взаимодействий. Антонио Спадаро замечает, что «внутренняя жизнь» обычно рассматривается как синоним углубленности, в то время как «взаимодействие, интерактивность» часто синонимичны поверхностности. Таким образом, рождаются вопросы: обречены ли мы на поверхностность? возможно ли свести воедино глубину и интерактивность? Как влияет на духовность современного человека опыт «поверхностного» передвижения по сети? И даже — как новый интерактивный способ мышления изменит наш способ теологического мышления?

Ответ содержится внутри опыта Церкви, замечает Спадаро: «Христианская традиция учит нас, как быть «созерцательными в действии», сочетая взаимодействие и созерцание». К этому призван каждый из нас сегодня.


Полная видеозапись встречи подготовлена Институтом св. Фомы.


Тем, кого заинтересовал подход отца Антонио Спадаро в изучении интернет-коммуникации, рекомендую также ознакомиться с его книгой «Кибертеология: думающее христианство во времена сети» (подробный обзор на английском языке — по ссылке). Кроме того, отец Спадаро успешно реализует то, о чём говорит, в собственной жизни, являясь активным пользователем Facebook, где он публично свидетельствует о Христе своей жизнью. Также у него есть собственный сайт, дающий общее представление о его деятельности в сети и в «реальном мире».

Текст: Анастасия Орлова

Фото: Ольга Хруль

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о