Как-то я читал достаточно фундаментальную заметку о том, почему человек стал атеистом. Может быть, там было поднято гораздо больше тем, чем те, которые отложились в моей памяти, но один из упреков выражался в том, что православные очень унылы. «Посмотрите!» — патетично восклицал автор. – «В какой храм ни зайдешь, люди стоят с постными лицами все как на подбор, даже молодежь! Особенно это под пост начинается. Сначала православные лицемеры напоказ просят друг у друга прощения, а потом сорок дней будут тщательно следить за тем, чтобы не съесть ничего мясного. Они и на Пасху грустные! Им, наверное, такие выражения физиономий при входе в церковь выдают сразу оптом!» Примечательно, что, читая эти строки, мне совершенно нечего было возразить. Да и не хотелось. Хорошо помню, как на ближайшей службе всматривался в лица прихожан и был вынужден согласиться, что, действительно, большой радости в атмосфере не наблюдалось. Не скажу, что прямо все стояли, погрузившись в тягостное уныние, но улыбающимися выглядели разве что дети, и то их поминутно одергивали родители.

Неужели действительно Церковь отбирает у человека желание радоваться жизни? Или это только у нас в России, которую на несколько десятилетий насильственно отделили от нее, а теперь, когда снова стало можно ходить в храмы, люди принесли в них свои будничные проблемы, тяготы и неурядицы? Прошлым летом я был на острове Корфу, посетил много монастырей. Между прочим, в составе русских паломников. Правда, паломниками их можно было назвать весьма условно — все-таки сейчас не нужно пешим ходом добираться до мест поклонения, преодолевая различные физические и духовные искушения. Так вот, эти люди были достаточно веселы и бодры. Но отчего-то сдается мне, что это были те самые «невоцерковленные», которые раз в год заходят в храм, а монастыри решили посетить ради того, чтобы было о чем потом рассказать друзьям. Но тем не менее, греческие священники были очень веселы, жизнерадостны и дружелюбны. Прихожан я помню хуже. Да и корректно ли будет сравнение с людьми, которые живут в другом часовом поясе, и которым не нужно в восемь утра спускаться в переполненное бурлящее метро?

По совести говоря, Церковь учит в первую очередь смотреть на себя. А сам я всегда ли бываю в храме радостным, улыбчивым и приветливым? Ну, приветливым, скорее, да, а вот радостным — под настроение. Иногда, бывает, ждешь, скорее бы служба закончилась, чтобы пойти домой спать. А вот в это воскресенье наоборот с удовольствием внимал каждому слову священника и никуда уходить не хотелось. Раз на раз не приходится. Может быть, и автор той статьи зашел (или заходил) в храмы в те моменты, когда там были собраны люди в не самый счастливый период своей жизни? Конечно, это очень красивое объяснение, но, кто сказал, что оно не имеет права на существование?

Тем не менее, упреки о том, что в Церкви все уныло и все к этому располагает, я слышал даже от самих ее Членов. Посмотрим же, что на эту тему говорится у Святых отцов.

Святитель Василий Великий: Тебя по временам и редко посещает сия радость, по смотрению Божию, чтобы малое ее вкушение приводило тебе на память, чего ты лишился; а в праведнике постоянное божественное и небесное веселие, потому что в нем несомненно обитает Дух; первый же плод духа есть любы, радость, мир (ср.: Гал. 5, 22). Итак, радуйтеся, праведнии, о Господе (Пс. 32, 1). Господь для праведных есть как бы вместилище, вступившему в которое, по всей необходимости, должно благодушествовать и веселиться. И праведный делается местом для Господа, приемлющим Его в себя… Посему, пребывая в самом Господе и, сколько можем, созерцая чудеса Его, из созерцания сего будем таким образом приобретать сердцем своим веселие!

Преподобный Ефрем Сирин: Идущий… путем Христовым всегда радуется и веселится о Духе Святом, ожидая блаженного упования великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Святитель Иоанн Златоуст: Духовная радость честно и благоприлично приводит душу в единение с Богом, наполняет сладостью также и тех, кто находится с таким человеком в сношениях.

Я уже некоторое время задаюсь вопросом, как же так получилось, что, вроде бы православие, самая «святоотеческая» конфессия, не взяла из их наследия самого главного — РАДОСТИ. Христос постоянно говорит о радости, апостолы в своих посланиях призывают с радостью переносить все искушения, которые выпадают на долю верующих. А мы почему-то все наши духовные практики сводим к тому, чтобы заморозить в себе все проявления человеческих чувств и ощутить себя недостойными переступить порог храма.

Хотя… Известно ведь, что мы часто ведем себя так, как предлагают нам текущие обстоятельства. Одна моя знакомая актриса сейчас играет монахиню. И я видел, как из жизнерадостной хохотушки она мгновенно перевоплощается в суровую мрачную аскетку с четками. Может быть, кто-то из тех, кого мы обвиняем в показном унынии, просто считают, что с другим выражением лица в храм ходить неприлично? Ведь я же общался с этими бабушками вне служб — нормальные добродушные женщины. И пошутить даже могут.

Но если кто-то думает, что я буду отрицать влияние традиции на такой душевный склад человека, то нет. Это тоже правда. Вернее, неправильное понимание этой традиции. В 90-ые гг. в Церковь пришло очень много неподготовленных священников. Не все из них даже закончили семинарию. В то время Патриарх Алексий считал, что если человек порядочный, горит верой и готов окормлять приход, то никаких препятствий к его рукоположению нет. Свои плоды это дало довольно скоро, когда высшее церковное руководство в ужасе запрещало продавать в лавках книги сомнительного содержания, призывающие, например, бить по несколько сотен поклонов после невоздержанного взгляда на лицо противоположного пола.

Для меня лично большая трагедия, что у священников нет психологического образования. Насколько я знаю, сейчас вроде бы эта ситуация начинает выправляться. И это очень хорошо! Потому что часто бывает так, что проблема, с которой человек пришел к батюшке, должна быть рассмотрена именно специалистом. Сколько раз я лично слышал от священников жалобы, что они не могут помочь людям по тому или иному вопросу, что это не их профиль, а люди все равно упрямо шли к ним, а не к психологу. У нас в стране еще нет такой культуры, как на западе, видимо, должно пройти время. Пока что, как и в старину, у нас роль психолога выполняет священник. Отсюда и унылые лица в храме – прихожане приходят на службу как на сеанс психотерапии, ну, и заодно причаститься. Эту ситуацию, конечно, надо выправлять. Хорошо уже то, что при многих приходах открываются центры психологической помощи и консультации.

В это воскресенье завершится третья неделя Великого Поста. Это время усиленного покаяния, предельной работы над собой. Мы смотрим вглубь себя, пытаемся понять, что в нас не так, и с Божьей помощью это исправить. Если быть слишком требовательным к себе, действительно есть все шансы погрузиться в депрессию. Ведь время же идет, посты соблюдаются, а я почему-то не становлюсь лучше, по первому поводу срываюсь на близких. Получается, я какой-то не такой, я хуже всех? В свое время эта фраза даже стала мемом в православной среде. И очень важно, чтобы в этот момент рядом оказался адекватный священник, который бы объяснил, что это нормально, когда у нас что-то не получается. И в принципе, такой задачи и не стоит, чтобы к Пасхе подойти абсолютно бесстрастным человеком. Процесс изменения себя — он долгий, длиною в жизнь. Да и не только во время Поста нужно этим заниматься.

О чем я буду думать в это воскресенье? За три прошедшие недели унывать мне точно не приходилось — слишком много было разных событий. Стал ли я лучше? Ну, может, только немножко. Грустно ли мне от этого? Скорее, рассматриваю это как мотив двигаться дальше.

Сергей Быструшкин

Фото: www.gorbunow.ru