Будкевич Константин Ромуальд Юлианович (1897-1923)

Родился 19 июня 1867 в Зубрах Двинской губ. С 1882 учился в прогимназии в Кельцах, с 1883 — в классической гимназии в Люблине. В 1889 окончил духовную семинарию в Санкт-Петербурге, в 1893 — духовную академию в Санкт-Петербурге со степенью магистра богословия. 26 сентября 1893 был рукоположен. Викарий и законоучитель в приходе Св. Троицы в Пскове, с 1896 — законоучитель мужской и женской гимназий в Витебске, с 1903 — викарий, с января 1904 — вице-настоятель, а с 5 сентября 1905 — настоятель храма Св. Екатерины в Санкт-Петербурге. С 16 апреля 1908 — декан Петербургский, с 11 июня 1910 — почетный каноник Могилевской архиепархии. В октябре 1913 освятил храм в Вологде. В 1915 награжден государственным орденом Св. Анны III степени, с 1918 — прелат и генеральный викарий при епископе Яне Цепляке (с 1919 ставшим архиепископом).

Был выдающимся организатором и общественным деятелем, особенно в области развития и повышения уровня польского образования в приходах Санкт-Петербурга и области (благодаря его заботам мужская и женская гимназии при приходе Св. Екатерины достигли высокого образовательного уровня). Организатор просветительских кружков («АВС»), подчиненных организации «Polska Macierz Szkolna», где проходили обучение дети из бедных семей (благодаря его помощи более двух тысяч молодых людей получили образование); был активным участником общества «Sok?l Polski», опекуном нескольких приютов и членом правления Благотворительного общества. Во время первой мировой войны стал заместителем, а потом и председателем Польского общества помощи жертвам войны. С 1917 — руководитель Польского гражданского комитета, помогавшего беженцам польской национальности в России; принял советское гражданство, чтобы не оставить без духовного и религиозного попечения католическое население.

В 1918 активно выступал за освобождение арестованного митрополита Эдуарда Роппа, в связи с чем был объявлен чекистами в розыск. В 1922 от имени архиепископа Яна Цепляка вёл в Москве переговоры с советскими властями о создании условий существования Католической Церкви в СССР; был противником подписания прихожанами договоров о пользовании храмами после их национализации. С 1922 был профессором подпольной духовной семинарии в Петрограде. В феврале 1922 совершил тайную передачу ценностей собора Св. Екатерины в представительство Польши. Автор юридических комментариев к VII артикулу Рижского трактата (мирного договора, подписанного между Польшей и Советской Россией, окончившим польско-советскую войну), который должен был гарантировать религиозную свободу для поляков в СССР, а также рапорта о состоянии Католической Церкви в Советской России (в сентябре 1922 отправил его папскому нунцию отцу Лоренцо Лаури в Варшаву).

10 марта 1923 арестован после вызова, якобы, на переговоры в Москву (вместе с четырнадцатью петроградскими священниками во главе с архиепископом Яном Цепляком). Обвинялся «в шпионаже в пользу другого государства, в контрреволюционной деятельности и создании с этой целью организации». 21-26 марта 1923 на открытом судебном процессе в Москве приговорен к ВМН и в ночь с 31 марта на 1 апреля 1923 расстрелян в подвалах Лубянки (по другим данным, в Сокольнической тюрьме).

Через три дня после смерти отца Константина Будкевича московская печать сообщила, что приговоренный остаётся ещё в живых, поэтому статс-секретариат Ватикана делал всё возможное для спасения уже мёртвого священника. 3 апреля 1923 — в газете «Правда» было опубликовано сообщение, что 31 марта по делу «О католической контрреволюции» был «приговорен к смертной казни ксендз Будкевич». Его тело было увезено в неизвестном направлении. Согласно секретной информации, полученной Министерством иностранных дел Польши от источника в России, казнь была совершена в подвале ГПУ, в присутствии трёх сотрудников ГПУ: Евдокимова, Бергмана (Венникаса) и Крумма. В письме к адвокату Бобрищеву, который защищал священников на московском процессе, Бергман передал описание последних минут жизни отца Будкевича. Согласно этой версии, отец Будкевич написал письмо Папе Римскому, которое ГПУ так и не отправило адресату, и до последней минуты сохранял спокойствие. Он обратился к Евдокимову с просьбой передать последние приветствия архиепископу Яну Цепляку и известить его, что он до последней минуты сохранил верность Папскому Престолу. После этих слов коммунист Злоткин выстрелил ему в затылок. Помочь отцу Константину Будкевичу старался и председатель Папской Миссии помощи голодающим, но органы ГПУ так и не выполнили обещания дать ему возможность исповедать и причастить узника перед смертью. Согласно другой информации, на месте казни отец Константин перекрестился, благословил своих палачей и повернулся к стене, читая молитву, которая была прервана выстрелом в затылок.

Вся мировая общественность была настолько потрясена случившимся, что советские власти распустили сведения о комиссиях и проверках, которые, якобы, осудили преждевременный приговор. Осужденные вместе с отцом Константином священники составили для польского посольства протокол, в котором написали, что смертный приговор для отца Будкевича является «актом сектантского предубеждения и ненависти ко Христу, Его Церкви и актом мести тем, которые, несмотря на физическую мощь и ненависть врагов, хотели остаться верными Христу и защищали Церковь и вверенные им души». Ненависть эта, согласно мнению авторов письма, проявлялась «в жестоких и хулительных речах прокурора, который не скрывал своей ненависти к Католической Церкви». Осужденный вместе с отцом Константином отец Франциск Рутковский написал его биографию (в 1944 она была утрачена во время Варшавского восстания).

Архив Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области; Dzwonkowski Roman SAC. С. 175-179;Козлов С. С. 40- 53; Madala Т. С. 29-30;Осипова И. 1996. С. 154-155;Шкаровский М., Черепенина Н., Шикер А. С. 216

К списку репрессированных католиков

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники