Межприходское паломничество в Мемориальный центр «Бутовский полигон»

26 сентября 2020 года по инициативе католиков московских приходов состоялось паломничество небольшой группы в мемориальный центр «Бутовский полигон». В группу паломников вошли не только прихожане католических храмов Москвы, но и их родные, друзья и знакомые, представители испаноговорящей общины и других религиозных конфессий. Все вместе они пришли почтить память погибших в годы репрессий, чтобы вспомнить о тех страшных годах, память о которых нужно сохранить во избежание их повторения, и вместе помолиться за души всех, кого затронули события тех лет.

Бутовский полигон – еще одна страница истории, которую до недавнего времени предпочитали забывать, а если не забывать, то перелистывать. Бутовский полигон обосновался на месте дворянской усадьбы Дрожженых, упоминание о которой можно найти в летописи 1568 г., с 1889 года в усадьбы будет конезавод и ипподром с гостевыми трибунами, а уже позднее национализированный советской властью, он сначала будет сельхозхозяйством в системе органов НКВД, потом стрелковым полигоном, а позднее после издания печально известного Приказа НКВД № 00447 от 31.07.1937 г. «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», подписанного тогдашним наркомом Н.И. Ежовым, превратившееся из территории стрелкового полигона в место массовых расстрелов и захоронений в 1930-1950 гг. Но если быть точным, то массовые расстрелы здесь будут проводить недолго, примерно чуть больше года с  8 августа 1937 года по 19 октября 1938 года. За этот недолгий период будет расстреляно 20762 человека: священнослужителей (более 1000), рабочих, крестьян, кулаков, бывших белогвардейцев, и прочих, называемых «антисоветскими элементами», приговоренных к расстрелу «тройками» УНКВД.

Основной пик расстрелов, проводимых на полигоне, придется на февраль 1938 г., после утверждения Политбюро ЦК ВКП(б) в январе того же года дополнительной квоты на расстрел – 4000 человек. Заключенных, приговоренных к расстрелу, будут свозить к месту казни в специальных машинах – фургонах с надписью «Хлеб» (что выглядит не только цинично, но и кощунственно). Прибывших будут размещать в специальном бараке, для переклички и «сверки людей», доставленных из тюрем Москвы с имеющимися на них документами, здесь же будет объявляться приговор – расстрел. Родственники расстрелянных получали «фальшивое» свидетельство о смерти, а о приговоре сообщали так; «статья – 58,6 – 10 лет без права переписки». Сами же приговоренные недолго задержатся в бараке, после проверки и удостоверения личности, обычно это заканчивалось уже к утру, их выведут к месту казни – большому рву, выкопанному с помощью экскаватора, вручную здесь могилы не выкапывались, ведь сколько нужно было бы положить усилий, чтобы выкопать яму глубиной до 4 метров шириной и протяженностью до 900 метров. И таких ям-рвов было выкопано тринадцать.

После октября 1938 года массовые расстрелы в Бутово прекратились, но сюда продолжали свозить тела уже расстрелянных в московских тюрьмах.  Чуть позже, когда все 13 ранее выкопанных рвов были заполнены, копать новых не стали, и с простой и цинизмом изменили профиль самого полигона. Открыв в здании комендатуры, располагающейся всего в 100 метрах от погребальных рвов, дом отдыха для старших офицеров НКВД. Сюда неоднократно приезжал и сам Л. Берия.

Во время войны на «Бутовский полигон» вновь вернет свой профиль, став лагерем для немецких военнопленных, строивших Варшавское шоссе, а тех же, кто уже не мог работать, будут расстреливать тут же. После 1953 г. полигон будет окончательно закрыт, могилы зарастут бурьяном, но его территория будет по-прежнему охраняться.

И лишь в начале 1990 гг., когда начинается массовая реабилитация жертв репрессий, власти вспомнят о полигоне, и в 1993 году под напором энтузиастов и родственников репрессированных – тех, кто решился потребовать «открыть» и «озвучить» эту страницу нашей истории, территорию полигона «откроют» поначалу для родственников погибших, а потом и для волонтеров, которые придут, чтобы расчищать и благоустраивать территорию, а уже осенью того же года здесь будет установлена мемориальная гранитная плита. Позднее, после передачи Бутовского полигона РПЦ, на одной из братских могил установят поклонный крест памяти Святых новомучеников и исповедников Российских, а между ними – деревянный дом, здание бывшей комендатуры, где в проводили допросы, сверяли и подписывали документы на расстрел, сейчас здесь готовится к открытию музей, где можно будет узнать об истории полигона.

В настоящее время Бутовский полигон — это Мемориальный центр. Большой деревянный крест, привезенный морским путем с Соловецких островов, с резным орнаментом старославянской письменности и большим белокаменным храмом Святых новомученников и исповедников Российских, построенным в традициях русских шатровых храмов, по проекту архитектора М. Клеслера, освященным 11 декабря 1996 года (дата выбрана неслучайно — в этот же день, но в декабре 1937 года на территории полигона был расстрелян митрополит Серафим Петроградский, один из самых старейших узников, доставленный к с месту казни на носилках).

Сам храм состоит как бы из двух храмов – нижнего, находящегося в цокольном этаже, и верхнего. В храме на цокольном этаже — небольшой музей жертвам репрессий – под стеклянными витринами лежат личные вещи, обнаруженные на местах захоронений: истлевшие обрывки одежды, ботинки, проржавевшие гильзы. Последние – это гильзы, собранные на тренировочной площадке для стрельб, где сотрудники НКВД отрабатывали свой навык стрельбы на деревянных мишенях, чтобы впоследствии прицельнее стрелять уже по «живым мишеням» — людям, приговоренным «тройками» к смертной казни. А на стенах – фотографии погибших, сделанные за несколько дней до приведения приговора в исполнение, фактически, перед нами последние фотографии погибших здесь людей, которые смотрят на тебя и от этого взгляда становится немного «не по себе».

Выходя из «музея», сразу попадаешь в зал для богослужения нижнего храма в честь иконы Божьей Матери «Державной» и оказываешься в окружении икон с изображением ликов мучеников различных столетий. Их «строгие» лица, мощи и низкий потолок над головой, неяркое освещение создают атмосферу скорби, сжимающей грудь. Сразу хочется подняться наверх, сделать глубокий вдох.

И вот, ты уже наверху. В большом богослужебном зале – иконы, алтарь с Царскими вратами, на стенах — фрески с изображением казней новомучеников, а над головой – фреска с изображением Вседержителя. Экскурсовод Анатолий, рассказывая об иконах и их истории, приглашает нас подойти к одной из них. Это Ченстоховская икона Божией Матери. Со слов гида, она очень понравилась спонсорам, которые приехали в мастерскую за заказанными и написанными для храма иконами. Икона Божией Матери в их число не входила, но была приобретена для храма.

Со ступенек храма видно высокий зеленый забор с колючей проволокой. Это тот самый полигон – место расстрелов и захоронений. Памятная плита, поклонный деревянный крест, прямоугольные насыпи, поросшие зеленой травой, обрамленные каменной плиткой, которая как бы устанавливает из границы – это погребальные рвы. На одном из них установлен каменный крест, другой ров фактически подводит тебя к деревянной церквушке. Это первый храм, построенный на территории Бутовского полигона. Очень маленький, со множеством икон на стенах, здесь есть и новые, рассказывающие о последних днях жизни и смерти новомучеников Российских, в том числе, и митрополита Серафима, и образы, имеющие вековую историю, носящие на себе следы безумств ХХ века. На одном из образов — следы от шашки красноармейца, который так боролся с религией, а также покров с мощей Сергия Радонежского, который принадлежал свящ. Сергею Голощапову, расстрелянному на Бутовском полигоне.

Возле храма расположилась деревянная звонница, за ней – аккуратные прямоугольники братских могил, а чуть дальше – огромный ров, который размером и глубиной является аналогом тех самым рвов, куда сбрасывали тела расстрелянных, но это не могила, это просто ров – памятник погибшим. У подножия рва – две памятные таблички, на которых в граните высечено «1937 года» и «1938 года», а на «стенах» рва – гранитные таблицы со списками имен расстеленных по дням, начиная с 8 августа 1937 и заканчивая 19 октября 1938 г. По этим мемориальным доскам можно, как в дневнике, читать историю полигона, а на противоположной стороне рва – колокол, звоном которого поминают тех, кто лежит не только на этом Бутовском полигоне, но и в других местах, тех, чьи имена уже установлены, и тех, кто так и остался неизвестным, захороненным с тюремным номером вместо имени. А на зеленом заборе, окружающем полигон, висят фотографии расстрелянных здесь людей, фотокопии различных документов, рассказывающие об истории Бутовского полигона.

Посещение мемориала завершилось Святой Мессой, которую отслужили здесь же, под открытым небом, рядом с поклонным крестом. В прошлом году, примерно на этом же месте в первое паломничество московских католиков на Бутовский полигон, Святая Месса была отслужена о. Кшиштофом Цабала, и, по словам директора мемориального центра «Бутовский полигон» Игоря Гарькавого, это было первое католическое богослужение на этой земле. Святая Месса завершилась Адорацией и молитвой за Россию и за погибших и захороненных в те годы, не только здесь, на Бутовском полигоне, но и по всей нашей стране.

Текст и фото: Ольга Дубягина

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *