24 воскресенье рядового времени (Мф 18, 21-35)

Сегодня Господь рассказывает нам притчу о прощении, в которой на первый взгляд все понятно. Бог прощает нам наши грехи, но мы совсем не готовы прощать наших ближних. Посему и осуждение свое носим с собой. Но у Данилки, как всегда, возникли вопросы, и он решил их задать хозяину из притчи.

— Скажите, пожалуйста, должники, с которыми Вы решили посчитаться, Ваши слуги или рабы? Могут ли они уйти к другому хозяину? Или они навсегда привязаны к Вам?

— А как ты думаешь, кто я? Просто очень богатый человек? Или в твоих глазах я подобен некоему банку или фонду, который может дать в долг большую сумму денег на развитие бизнеса? Тогда твои представления не совсем верны.

Прочитай, пожалуйста, внимательно: «Царство Небесное можно уподобить царю, который захотел собрать долги со своих слуг» или, как говорит другой перевод, «потребовать отчета со своих слуг». Значит, я царь, а не просто богатый человек. На иврите царь будет «мелех», т.е. не просто некий руководитель страны или местности, но тот, кого призвал для этой миссии Бог. С точки зрения библейской истории идеальным царем был Давид. Его еще называют мелех а-машиах, потому что его пророк Самуил помазал на царство по прямому указанию Всевышнего. И в дальнейшем в еврейском сознании истинный царь – это только потомок Давида. Во времена Иисуса, как ты помнишь, Иудеей правил Ирод, который был совсем не из евреев. Некогда его дед Антипатр покорился Иудейскому государству, принял иудаизм и таким образом сохранил свою власть. Ни о каком помазании и богоизбранничестве с точки зрения евреев и речи быть не могло. Еще и поэтому они так ждали Машиаха (Мессия), т.е. помазанника, истинного царя и потомка Давида.

Простые люди, которые слушали рассказ обо мне и моих слугах, сразу же обратили внимание на то, что речь идет о Царе, а не просто о некоем очередном тиране или наместнике римлян. Какими качествами должен обладать этот Царь, Машиах? В первую очередь, ему присущ «дух мудрости, дух совета и силы, дух знания и трепета перед Богом» (Ис 11,2). Также он будет обладать обостренным чувством справедливости. Еврейские мудрецы говорят о том, что он «обоняет и судит», т.е. он практически инстинктивно понимает, кто прав, а кто виновен. И вот этот человек решил потребовать отчет от своих слуг. Ведь я все тот же хозяин, который оставил своих слуг, дав им деньги, и уехал в далекую страну. Мессия приходит, чтобы спросить у своих слуг, что же они делали в его отсутствие. И вот к нему приходит тот самый слуга, который в другой притче говорит, что ты хозяин суровый, жнешь, где не сеял и деньги я твои в рост не пускал и отдать мне тебе нечего. Только в этот раз речь идет не о закопанном в земле всего одном таланте, а об астрономической сумме в десять тысяч талантов, которую в ваше время можно было считать десятками миллионов долларов. Неужели царь доверил бы такие деньги какому-то рабу, который и своей-то жизнью не имеет права распоряжаться? Нет, здесь речь идет о регем-мелех. Это выражение можно перевести, как «друг царя», но правильнее сказать, что это самое близкое его окружение, его помощники и советчики.

Только на первый взгляд кажется, что эта притча только о прощении. Для слушателей Иисуса в этой истории был еще и некий политический контекст. Кому Бог оставил Свой народ? С кого он потом потребует ответа? И откуда эта гигантская сумма долга? А ведь речь идет о пастырях Израиля, священниках, которые должны были хранить Завет, воспитывать и укреплять народ. Еще во времена странствования по пустыне Бог отделил потомков Аарона и наделил их особыми полномочиями. Мало того, от участка каждого колена им полагалась часть. Они жили совсем близко от Господа. В книгах Исход, Числа и Второзаконие мы читаем о том, что и часть от жертв, которые должны были возноситься на алтарь всесожжения, доставалась священникам. Получается, что они ели со стола Царя. Для современников земной жизни Иисуса это было очевидно. Мессия пришел посчитаться со своими самыми близкими сотрудниками и друзьями.

Рабы они или свободные люди? Могут ли они уйти к другому господину, как некогда на Руси крепостные крестьяне переходили к другому хозяину в Юрьев день? Все эти вопросы не стояли для людей того времени. Совсем не потому что нельзя было уйти из Иудеи в Рим или еще куда-нибудь. А потому что, покинув родину и даже изменив вероисповедание, тебе все равно было не скрыться от Бога. Это как Супермен, который всегда и везде реагирует на криптонит. И если за обеденным столом какому-нибудь Кларку Кенту вдруг стало плохо при виде криптонита, то это точно Супермен, и пусть его деловой костюм не вводит вас в заблуждение.

— Вы решили собрать долги с Ваших слуг, зная, что многим совсем нечего будет отдавать. Получается, что Вы хотели уменьшить число слуг. Так?

— Не совсем. Я пришел, чтобы судить их по делам их, как и полагается истинному Царю. Но мне были важны не только их деяния, проступки и объяснения. Мне важно было расположение сердца. Заметь, история про меня звучит как ответ Иисуса на вопрос апостола Петра, до скольки раз можно прощать обидчика. Этот мой слуга сказал примерно следующее: я плохо поступал, но ты имеешь возможность простить меня и дать шанс на исправление. Знающий историю Израиля, сразу поймет, что Господь долготерпелив и постоянно давал Своему народу такой шанс. Он призывал к исправлению как весь народ, так и его руководителей. И в этот раз мои слова о прощении звучали как слова Мессии, который пришел не для того, чтобы уничтожить всех, кто был слаб, ошибался и грешил, но чтобы восстановить силу Израиля и вернуть ему былое величие.

— Тогда почему Вы все-таки посадили этого человека в тюрьму? Ведь получается, что Вы погубили не только его, но и всю его семью?

— Как ты думаешь, можно ли исправить Джестро? Давай вспомним Джестро, персонажа детского сериала, который когда-то был шутом короля. Ему очень хотелось быть нужным и незаменимым, но этого у него не получалось. Тогда он решил, что станет таким могущественным, что больше никто и никогда не будет над ним смеяться. На помощь ему приходит злобная Книга монстров. Вот и с моим слугой произошла такая история. Его долги или грехи были столь велики, что казалось безумием их простить. Но я все-таки пошел на этот шаг, потому что надеялся, что в глубине души он – хороший благородный человек. А что получилось? Он предпочел, как и Джестро, общению со мной Книгу монстров. Он пошел разбираться со своими кредиторами.

В отличии от Джестро, у моего слуги была семья, которую он и пытался защитить, прося о пощаде. Ты должен был заметить, что когда я приказываю взять этого человека под стражу, я не слова не говорю о его семье, не о жене, не о детях. Он сам должен отдать свой долг. Это важный момент, потому что, когда он в первый раз приходит ко мне на суд, я требую от него продать жену и детей. Такая практика была нормальной для ветхозаветного сознания. Сколько раз мы читаем о том, что Бог поразил кого-то и дом его. Господь нередко так поступал с врагами Израиля, потому что даже дети их виделись возможной угрозой. И это совсем не потому, что реальные дети могут быть кому-то угрозой, а потому что эти слова являются аллегорией. Дети врага – это греховные побуждения, которые могут развалить Израиль. Опять вернусь к Книге монстров, ведь ее дети, ее порождения – это все те же монстры. Поэтому призывая своего слугу на суд, я напоминаю ему, что жизнь во грехе ведет к гибели не только его, но и всех, кто рядом с ним. Тут я обращаюсь к слуге как Мессия к первосвященнику, к пастырю Израиля, который несет ответственность не только за себя, но и за Божьих детей. Когда же этого слугу приводят на суд второй раз, я обращаюсь к нему уже как к простому человеку. Я вопрошаю его совесть о причинах его поступка. Поэтому и наказание несет только он сам.

— Тогда почему Вы не попытались поговорить с этим человеком? Почему не объяснили ему, что так нельзя поступать?

— Знаешь, что значит тюрьма для еврея того времени? Это форма рабства. Человек не просто сидел за решеткой и смотрел в узкое оконце. Если деньги вовремя не внесены, он становился бесправным рабом. Отправляя своего злого слугу в тюрьму, я словно говорил: «он раб и ведет себя как раб, никогда не вдыхавший воздуха свободы!» Потому что свободный человек умеет быть милосердным, прощение – это один из путей выхода на свободу. Обида нас порабощает, подчиняет себе, меняет жизнь под себя, делает открытым для греха. И этот человек, на самом деле, так и остался в плену. Он был не свободен, его сердце так и осталось в рабском состоянии, несмотря на проявленное к нему милосердие.

В книге Исход читаем: «Если купишь раба иудея, то он должен служить только шесть лет, а после шести лет становится свободным без выкупа» (Ис 21,2). Об этом тогда знали все. Ведь бедняки нередко попадали в рабство, поскольку не могли заплатить по своим долгам. Попадали в рабство также и за воровство. Все, что рабы зарабатывали, шло в уплату долга. Это была такая система исправления и возмещения убытков. В моем случае слуга был настоящим казнокрадом. Трудно себе представить, чтобы кто-то дал в долг такую гигантскую сумму. Ему самое место и было в долговой тюрьме, в рабстве. Шесть лет давал ему Закон для исправления. Сколь бы тяжек не был его труд, все до копейки шло хозяину. Слушая эту историю, простые люди понимали, что Мессия может судить только по еврейским законам. Однажды он проявил милосердие и отпустил должника, но второй раз справедливо было его наказать. Раб должен и жить как раб, и работать как раб. И в то же время у него остается шанс исправиться и научиться ценить свободу.

— Неужели Вы ни минутки не сомневались, когда отправляли его в тюрьму?

— Твой вопрос продиктован жалостью, а она не самый хороший советчик. Представь себе, что ты пришел из школы с двойкой по математике. Мама открыла дневник и давай тебя жалеть. И учителя плохие, и учебники, и школа ребенка совсем замучила. Он-то хороший, а вот жизнь вокруг ужасна. Как думаешь, будет ли польза от такого поведения? Другой вариант: ты приходишь с двойкой, а мама вместе с тобой открывает учебник и начинает все объяснять по новой, решает с тобой задачки, ищет видео-уроки и дополнительные задания в интернете. Нет ли у тебя ощущения, что ты попал в тюрьму? Вместо того, чтобы быстренько сделать работу над ошибками и играть в компьютерную игру, ты сидишь за учебниками. Разве мама не должна иметь к тебе жалость? Правильно, не должна! Потому что в конечном счете будет неуд по математике. В моем случае со слугой все было точно так же. Мог ли я его пожалеть? Конечно, но это было бы уже не милосердие, а именно жалость. Милосердие всегда говорит: иди и больше не греши; иди и старайся измениться. Упал с велосипеда, утри слезы, заклей коленки, поправь шлем и пытайся снова. Шесть раз упал, на седьмой поехал. Жалость же прячет велосипед в гараж и говорит, что разбитая коленка должна зажить и умение кататься на велосипеде совсем не обязательно в жизни пригодится. Понимаешь, в чем разница? Отправляя злого должника в тюрьму, я, с одной стороны, защищал от него других своих слуг. С другой стороны, проявлял милосердие к нему. Да, его побили стражники, но тогда не было педагогики без розг. Хотя стражники – это тоже символ, никакое зло не проходит безнаказанно. А тюрьма – это символ того, что ему нужно время на исправление. Это как пустыня, по которой ходили евреи, пока не научились быть свободными. Так что не все так просто, как тебе показалось на первый взгляд.

Пора мне, сынок! Не царское это дело – на вопросы отвечать. А ты, кстати, задумывайся всякий раз, как хочешь обидеть кого-то из братьев.

Анна Гольдина и Данилка

Изображение: Pinterest

Отправить ответ

2 Комментарий на "5 вопросов от Данилки: быть хозяином"

Notify of
avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
Ольга Ольга
Гость

Бесподобнейше :)

trackback

Thank you very much for your blog.

I enjoyed reading this article.

wpDiscuz