34 воскресенье рядового времени (Мф 25, 31-46)

Очередное воскресное чтение показалось Данилке слишком сложным и серьезным. Хотелось задать вопросы Самому Иисусу, апостолам, ученикам из числа 70-ти, женщинам, следовавшим за Господом, прохожим… Да всем! И тогда взгляд Данилки упал на самого неприметного слушателя в этом большом скоплении людей – на овечку. Ведь это животное, о котором в начале Своей сегодняшней речи упоминает Иисус, стояло рядом со своим хозяином никем не замеченное. Овечка слушала и ждала, когда же они пойдут дальше и вернутся наконец к злачным пажитям, где можно будет оказаться среди новых подруг и вдоволь наесться.

— Вы слушаете слова Иисуса вместе с людьми. Вот все они кивают, а что думаете Вы? Вам не жалко козлов, которых поместят по левую руку? Не слишком ли Господь вознес овец перед козлами?

— Мы, овцы, ничем не лучше коз. Хотя, интересно, что Иисус говорит не про них, а про козлов. Мой прежний хозяин был иудеем, как и тот, кому он продал меня. Для иудеев, в отличие от этих захватчиков-римлян, которые запросто могут отобрать кого-то из моих сестер или козу из стада увести, овцы и козы скрывают за собой определенные символы, связанные с приходом Мессии. Для римлян козел – это символ мужской силы и распутства. А вот у евреев не все так просто.

Вот ты спросил: не слишком ли вознес Господь овец над козлами? А ведь Он не хвалил овец, не указывал на какие-то их особые качества. В Его речи мы только служили иллюстрацией. Почему мы оказались по правую руку? Потому что именно овцы – символ народа Израильского, пастухом которого является Сам Всевышний. Каждая овечка – это напоминание о душе, верной Богу и следующей Его заповедям. Не зря царь Давид пел: «Пастух мой — Господь. Нужды у меня не будет ни в чём. Он меня укладывает на зелёном лугу и приводит к тихой воде. Он душе моей силы даёт, Он ведёт меня тропой праведности во имя Своё. Не страшусь опасности, даже когда прохожу тёмной долиной смерти, потому что, Господь, Ты со мной. Твой посох и жезл — моя сила. Перед лицом врага моего накрыл Ты стол для меня. Чаша моя полна до краёв, Ты умастил мне голову елеем. До конца моих дней доброта и любовь будут вместе со мною, Господи, поселюсь в Твоём доме навеки» (Пс 22). Так что все, кто слышал слова Иисуса об овцах, сразу думали: «ага, это – про нас, евреев, знающих истинного Бога и блюдущих Его закон».

В мое время часто мы, овцы, паслись вместе с козами и мужьями их, козлами. В принципе каждый пастух мог легко разделить стадо или даже подсчитать количество голов овец и коз даже издали. Все-таки наша шерсть отличается. И ведь, знаешь, Иисус вполне мог бы сказать: отделю овец и коз от волков. Волки всегда где-то рядом с нами. Слова эти были бы приятны уху патриотов. Ведь овец стада Божьего Мессия должен был отделить от их притеснителей, волков, т.е. изгнать римлян. А что получается? Господь проводит разделение в самом стаде, как в день стрижки. Мой хозяин, кстати, так и подумал, даже под нос себе пробубнил: вот разделил козлов и овец, видать стричь будет. Но к тому же, всем было понятно, что это разделение происходит внутри одного стада. Что же это получается? Кто-то в народе Израилевом хорош, а кто-то плох? И если ты прислушаешься к дальнейшим словам Иисуса, ты поймешь, что так и есть. Все паслись на одном поле, ели одну и ту же травку, пили из одного и того же ручья, страдали от холода зимними ночами или от голодных волков. А потом бац: кто-то направо, а кто-то налево.

— И Вы думаете, что это нечестно? Ведь кого-то отправили на вечную муку? А ведь могло статься, что у них самих ничего не было и разделить потому они ни с кем ничего не могли, не могли никому помочь?

— Мы, овцы, не думаем, что честно, что нечестно! Наше дело – травку жевать, да шерсть давать. А вот козы имеют строптивый нрав. И боднуть могут, если что не так. Тут знаешь, какой вопрос трудный возникает. Я вот родилась овцой. Мы по природе своей смиренны и просты. Идем стадом, куда пастух ведет. Иногда в поисках вкусной травы можем отбиться от стада, запутаться в кустарнике и стать легкой добычей волков. Потому Господь в притчах так часто использует наш образ. Очень уж мы похожи на тех, кто следует за Ним. А кто-то родился козлом. Пользы от него чуть. Ни молока, как от козы, ни тепла. Шерсть, конечно. Но с возрастом она становится все более жесткая. Козлу трудно в стаде. Не будет он вести себя, как овца, даже как коза вести себя не будет. И что ж с ним делать? Он же уродился таким! Получается, что у него, если мы перенесем все эти образы в вашу, человеческую, плоскость, нет шансов на спасение? Он что, родился, чтобы потом попасть в геенну огненную? Как ты думаешь?

Оказывается, что в отношениях с Богом вопрос не в том, кем ты родился, в какой семье, каково твое психоэмоциональное или физическое состояние. Всевышнего интересует только твое сердечное расположение. Понимаешь, о чем я говорю? Если в сердце твоем живет любовь, то ты находишь силы сделать что-то для своего ближнего. Разве ты не помогаешь маме, даже когда устал? Или не делаешь с младшим братом уроки, когда хочется просто посидеть в тишине или поиграть в телефоне?

— А вам не кажется, что среди тех, кого Господь отправил по левую сторону, могли оказаться люди, активно занимавшиеся благотворительностью? Почему все так однозначно разделено на черное и белое?

— Мне много чего кажется. Если ты занимаешься благотворительностью напоказ, например, для того, чтобы выиграть предвыборную гонку, ты помогаешь людям? А меняет ли это тебя самого? А если ты делишься чем-то из последних сил, не думая о том, что и кто о тебе потом скажет? Бога интересует бескорыстное стремление нашего сердца. В этом случае мы оказываем помощь не только другим людям, нуждающимся в этом, но и сами становимся лучше.

Посмотри, Господь только в самом начале говорит об овцах и козлах, а потом уже только о людях. Он использует наши образы только для того, чтобы подчеркнуть, что речь идет об Израиле, я уже об этом говорила. И даже о Новом Израиле, потому что слова Его обращены прежде всего к ученикам, которым Он говорит о грядущем Суде.

Перед тобой, мой друг, два пути. Первый путь – сердца. Когда ты творишь добро от любви и радости, переполняющей тебя. Второй путь – путь долга и грустного разума. Когда ты творишь добро, следуешь правилам, но сам остаешься пуст. Ты был, похоже, невнимателен. Ведь перед размышлением о Суде был рассказ о разумных и неразумных девах, а потом и притча о талантах. Все три рассказа Иисуса говорят о том, что Он спросит, что Его будет интересовать на Суде. Перечитай внимательно и еще раз задумайся. Искать Бога всем сердцем, не уставая, использовать те дары, которые ты получил от Него на благо людям, стремиться помогать от щедрости сердца, не ища благодарности. Тогда в день Суда ты увидишь плоды, которых и не ожидал найти.

— Как Вы думаете, Ваш хозяин окажется среди овец или среди козлов?

— Нового своего хозяина я еще не очень-то знаю. А вот прежний хозяин был человеком добрым, всегда готовым и страннику помочь и односельчанину. Думаю, он окажется среди овец.

— А овцы будут на Суде или только люди?

— А ты как сам-то думаешь?

Вот я тебе под конец беседы ребус загадаю, а ты подумай над ним. Я уже тебе говорила, что для израильтян овца была образом чистоты и принадлежности Богу. В воскресной школе тебе, наверняка, рассказывали, что овца еще и символ пасхальной трапезы… Т.е. с овцой тебе должно быть все понятно! А вот с козлами-то все не так просто. Козел нередко выступает как образ греха. Это в эпоху Средних веков появилось. А в Израиле козел был символом покаяния. В День Суда, Йом Кипур, в Храм приводили двух козлов. Одного приносили в жертву вместе с агнцем (овечкой или бычком), а второго выпускали в пустыню или сбрасывали с горы, получившей в последствие название по имени этого козла, Азазель. Этот козел уносил в пустыню грехи народа. Древнее предание говорит о том, что на рога быку привязывали красную нить. При выходе из города один из первосвященников разрезал эту нить пополам. Одна часть оставалась на рогах животного, а вторая вешалась на ворота города. Если все действительно покаялись в своих грехах, то едва козел оказывался в пустыне, нить, висящая на воротах города, становилась белоснежной. Это, конечно, только история, но для слушателей Иисуса, окружавших меня и моего хозяина, козел был символом не только чего-то непослушного в мирном стаде, но и символом покаяния. И не просто покаяния, а даже всенародного покаяния. Вдруг Господь этот символ ставит по левую руку. Как ты думаешь, почему? Может быть, Он имел в виду кого-то конкретного из Избранного Народа, кто был призван к покаянию, творя дела свои напоказ? Может, смысл этой истории не только в том, кто и как занимается благотворительностью и творит добрые дела? Если найдешь ответы на эти вопросы, то и все, о чем ты меня спрашивал до этого, тебе станет понятно и без моих овечьих объяснений.

Анна Гольдина и Данилка

Изображение: www.aparatorul.md

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar