Регина Дериева родилась в Одессе 7 февраля 1949 года.  В 1990 году крестилась в Католической Церкви. Год спустя эмигрировала в Израиль. Со своим мужем стояла у истоков местной русскоязычной католической общины. В 1999 году она с семьей переехала в Швецию. Регина Дериева автор двух десятков книг, переведенных на многие языки. В России вышло два ее сборника «Собрание дорог» и  «Придурков всюду хватает». В 2009 году Дериева была награждена медалью шведской Католической Церкви.

Крестившись в 1990 году в Католической Церкви, семья Дериевых: Александр, Регина и их сын Денис спустя год репатриировались из СССР в Израиль. Как рассказывает Александр, «я со всей страстью неофита бросился что-то организовывать. Так возникло русское католическое общество св. Иуды Фаддея, которого Западная Церковь определяет как помощника в последнем несчастье».  До этого русскоязычные католики Израиля в основном посещали богослужения на иврите, совершаемые в общинах «Дела святого Иакова». Впрочем, начало у русского общества было весьма скромным. «Собралось всего пять католиков, пять православных, которые не знали, куда еще податься, и несколько желающих креститься», — рассказывает Александр. Как обычно это бывает, первым делом решено было издавать журнал. При помощи Латинского Патриархата и иезуитов, Дериев начал выпускать тоненький журнал «Радость воскресения».

Вскоре нашелся и священник, готовый свершать богослужения на русском языке. Им стал настоятель храма святого Петра Gallicantu на горе Сион и местной общины ассумпционистов о. Роббер Фортин, который в 80-х годах служил капелланом американского посольства в Москве. Именно в этой церкви, возведенной на месте, где Петр трижды отрекся от Христа, и стали совершать ежевоскресные богослужения на русском.  «Службы вели мои знакомые священники, в основном иезуиты из Папского Библейского института, впоследствии мессы проводились и в часовне института», — рассказывает Александр Дериев. — «Периодически помогали священники из других Орденов (словаки, поляки и один чех)».

Община святого Иуды Фаддея стала расти. Так получилось, что к ней примкнуло несколько профессиональных оперных певцов. Александр взял на себя роль продюсера и  выпустил в израильской звукозаписывающей компании альбом  церковной музыки. Затем для другого музыкального лейбла “Holyland Records” он организовал запись 40 дисков литургической музыки. «Из наиболее интересных дисков этой серии я мог бы назвать запись службы в монастыре св. Екатерины, что на горе Синай, и запись всенощной и заутрени в траппистком монастыре Латрун», — не без гордости замечает Дериев.

Для Регины израильский период тоже оказался подарком от Бога. Все ее лучшие вещи (и стихи, и проза, и эссе) были написаны на Святой Земле, да и мировое признание пришло к ней там же.

В 1996 году состоялось знаковое знакомство четы Дериевых с отцом Армандо Пьеруччи, францисканцем, органистом Храма Гроба Господня и композитором. Сначала Александр записал несколько дисков с образцами францисканского пения, а потом о. Армандо положил на музыку понравившиеся ему стихи Регины. Так возникли две кантаты Via Cricis и De Profundis.  Кроме этого священник написал музыку на русский текст мессы. Ноты затем были выпущены иезуитским издательством и активно использовались в богослужениях.

Впрочем, нельзя сказать, чтобы все в жизни Дериевых складывалось удачно. Взаимоотношения двух еврейских католических общин – «русской» и «ивритоязычной» — не сложились. Свидетели тех событий предпочитают не распространяться о подробностях. Так или иначе, в конце 1994 года, по словам Александра Дериева «в силу происков ивритоговорящей католической общины, общество св. Иуды Фаддея прекратило существование». Впрочем, в начале 1998 года небольшая группа русскоязычных католиков стала вновь собираться на воскресную мессу в Бейт-Джале, ее совершал испанский священник Хуан Мартин-Морено, едва владевший русским. Деятельности этой группы не раз пытались помешать ортодоксальные иудеи: они неоднократно ломали указатель на Бейт-Джалу, а затем и пытались поджечь монастырь, который предоставил ей свои помещения. Александр периодически организовывал русские богослужения и в Иерусалиме, а также помог осуществить несколько крещений.

Столь активная жизненная позиция не могла не быть замеченной израильскими властями. «Я, моя жена и сын существовали в Израиле без каких-либо документов и, соответственно, прав. Советские паспорта у нас забрали сразу по приезду, а израильских мы не получили», — рассказывает Алексанр Дериев. — «Почти сразу по приезду, мы перебрались на палестинские территории; жили в Старом городе на Via Dolorosa, в районе Вифлеема… То есть у нас не было прав на жительство, на работу, на обучение (но сын, однако, учился в американской школе для палестинцев в Бейт-Ханине) и, главное, мы не могли покинуть эту «гостеприимную» страну. В 1997 году на открытом слушании Высшего суда справедливости было принято официальное постановление лишить нас израильского гражданства (коего у нас и не имелось)».

После этого семья Дериевых перебралась в экуменический институт «Тантур», расположенный на окраинах Иерусалима, на пути к Вифлеему. «В конце концов, после настойчивых приглашений шведских епископов, израильские власти выдали нашей семье выездные документы, так называемые паспорта для палестинцев – т.е. в один конец», — вспоминает Александр. — «Мы с женой выехали в Швецию, а наш сын отправился в США в Assumption College».

В итоге общинная жизнь русских католиков в Израиле к концу 90-х практически прекратилась. Лишь в 2002 году в Израиле появился первый официальный душепастырь русскоязычных католиков – о. Славомир Абрамовский. Первое время ему приходилось искать «русских» католиков. То в одном приходе сообщат, что видели «русского», то в другом. Так и собирались заново общины. Сейчас русскоязычные общины входят в состав Ивритоязычного викариата Иерусалимской латинской Патриархии, о них заботится салезианец  о. Веслав Домбровский, служивший в 90-е годы настоятелем в католическом приходе Гатчины.

Стаявшая у истоков русских общин чета Дериевых живет в Швеции. Александр преподает, ведет курсы иконописи и редактирует поэтический журнал, Регина пишет и переводит стихи. «Здесь в Швеции мы всего лишь прихожане небольшого католического прихода в пригороде Стокгольма», — говорит Александр. — «Никаких русскоязычных общин организовывать я не собираюсь. Русских католиков здесь раз-два и обчелся».

Михаил Фатеев

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о