18 января начнется ежегодная Неделя молитв о единстве христиан. Из самого названия следует, что мероприятие носит экуменический характер. К экуменизму отношение в православной среде (а автор заметки – православный, поэтому пишу «со своей колокольни») сложное, чаще всего враждебное. Православные основывают свою подозрительность и недоверчивость на авторитете Святых Отцов. Приведу хотя бы высказывание на эту тему митрополита Иоанна Снычева: «В таком мире есть и свой «аналог» соборности – дьявольский суррогат, пролагающий путь грядущему антихристу, готовящий объединение обезверившегося мира не под покровом Закона Божия, не в лоне спасительной Истины Христовой, но – под игом «человека греха, сына погибели» (2 Фес.2, 3), «которого Господь Иисус убьет Духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес.2, 8). В области религиозной это злое начинание прикрывается лжеучением о необходимости объединения всех вероисповеданий (вне зависимости от истинности или ошибочности любого из них) – экуменизмом. В области государственной – лжеучением о неизбежности грядущего объединения человечества в единое сверхгосударство с общим Мировым правительством во главе (мондиализмом)».

Как видим из вышесказанного, в православии считается «хорошим тоном» относиться к христианам других конфессий как к заблудшим. В принципе, у нас существуют две точки зрения на то, что будет с католиками и протестантами различных течений: а) все они будут в аду; б) Бог может помиловать отдельных представителей этих конфессий, но по факту в католичестве и протестантизме спасение невозможно. Обе эти точки зрения мне представляются крайностями и по сути неверными. Основываю я свое мнение на тех же святых отцах, общении с авторитетными и адекватными православными священниками (мнения которых я также приведу несколько позже) и собственном опыте общения с католиками и протестантами.

Недавно у меня состоялась беседа на камеру с протоиереем Константином Пархоменко, настоятелем Собора Святой Живоначальной Троицы Лейб Гвардии Измайловского Полка в Санкт-Петербурге. Среди многих затронутых нами вопросов была тема относительно инославных. Отец Константин справедливо заметил, что Христос (и апостол Павел, который много писал на тему правоверия) просто не поняли бы наши нынешние разногласия. Для Иисуса было важно, чтобы люди шли за Ним. Безусловно, поклонение языческим богам он осудил бы со всей ветхозаветной строгостью, но вряд ли бы озаботился, сколькими пальцами и полным ли погружением крестятся Его последователи. Разве сейчас вновь не возгласил бы апостол: «Я разумею то, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов». 13 Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились» (1 Кор. 1, 10–12).

Господь, обещавший через пророков спасение всем народам, взошел на крест и умер. За всех. Не только за иудеев, хотя изначально был «послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Мф. 15:24). Нигде в Новом Завете не ставится условий, кто не наследует это спасение. Мне тут же возразят, что апостол Павел перечисляет целый список тех, кому точно путь в Царствие Божие закрыт (1 Кор.6:9-10). Но там не указаны еретики. Точнее, может быть, имплицитно они там есть, но вряд ли Павел, спроси мы его сейчас, указал бы в них христиан. В его время тоже было много ересей. Достаточно только сказать, что в Первом послании Иоанна отражена полемика с докетизмом («Всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста»). Докеты утверждали, что Христос разыграл на Голгофе спектакль и на самом деле не страдал. Разумеется, это совершенно не то же самое, что разногласия по поводу того, от Кого и как исходит Святой Дух, тем более, что по сути Филиокве было разработано в ответ на очередную ересь.

У меня достаточно знакомых католиков. Есть и протестанты. Это очень достойные люди. Одна выступает на лютеранских концертах, другой стал психологом и помогает людям справляться с тяжелыми жизненными ситуациями. Разве я могу записывать их в еретики на основании того, что у нас есть расхождения в догматах. Более того, чем больше я вникаю в тонкости богословия, тем больше я понимаю, что это и не так. Мне близка так называемая «теория ветвей» — о том, что Вселенская Церковь на определенном этапе разделилась на Православную, Католическую и Протестантскую. Причины этому называют разные, я вижу их в том, что когда Церковь стала слишком «имперствовать», Господь распределил два ее крупнейших центра по разным областям. А когда в ней стало слишком много формального, «отколол» от нее протестантов. Со мной, безусловно, не согласятся большинство православных братьев, да и католики, наверное, не все будут аплодировать.

Вот ещё несколько частных мнений об экуменизме.

Александр Шведов, мирянин Украинской Грекокатолической общины в Москве: «Братья и сёстры во Христе призваны к единству Самим Господом. Я убеждён, что такое единство в Духе уже есть, но ещё не явлено нам. Как известно, есть «экуменизм истины» и «экуменизм любви».  Человек обязан искать истину, и найдя, придерживаться её. Поскольку каждый из нас крещён и возрастал в вере в той или иной конкретной общине, понимание Истины может различаться — так, подтверждённое Критским собором в числе прочего учение Григория Паламы о «нетварных божественных энергиях» непонятно как совместить с «Суммой теологии» Фомы Аквинского. Самое худшее, что мы можем сделать – выплеснуть то, что в данный момент кому-то из нас представляется неверным. Нет, над противоречиями следует размышлять, особенно с учётом возможности различного смыслового наполнения богословских терминов в разных языках; но размышлять в духе братской и сестринской любви, видя в «другом» тоже любимое чадо Божье, а не «злобного еретика». Основные ориентиры движения к единству (и в том числе возможные административные шаги) прекрасно изложены в «Экуменической концепции УГКЦ» и, на мой взгляд, этот документ — протянутую руку примирения — необходимо широко обсудить в Российской православной среде».

Иерей Сергий Круглов, православный священник, поэт, публицист: «Молитва о единстве христиан – дело, безусловно, важное. Но я имею в виду не некие экуменические мероприятия, проводимые с 18 по 25 января, а саму суть вопроса. О единстве – не формальном, внешнем, будь то единство институциональное, обрядовое, политическое, культурное, этническое (все эти единства – декларации скорее царства кесаря, чем Царства Божия, устроенного по законам совсем иным, чем законы падшего, порченого мира). О единстве подлинном: напоминающем о том, что Христос создал одну, а не множество Церквей, и ей одной-единой, а не какой-то (или ряду) поместных церковных общин дан был Дух Святый. Раскол этой Церкви на множество разных, так или иначе враждующих друг с другом, превозносящихся друг над другом, претендующих на собственную исключительность и подлинность – грех, потому что один из главных признаков Церкви обозначен Самим ее Основателем: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13, 35). Именно через Свою Церковь Христос спасает и преображает мир, лежащий во зле и страдании, и исцеление от греха христиане должны начинать не с очередной экуменической конференции, создания форм новых богослужений, митингов и акций, не с поучения «внешних» и умножения проповедей словесных, а со своего сердца, с перемены самих себя в духе Евангелия и Христовых заповедей, иначе соль, потерявшая силу, будет снова и снова попираться ногами толп, идущих в никуда  по бесконечной дороге призрачного земного «прогресса».

Игумен Петр Мещеринов, священнослужитель Русской Православной Церкви: «Христос заповедал христианам единство. Те, кто выступает против этого, соответственно, нарушает эту заповедь.  Но воцерковлённые православные скорее умрут, чем объединятся с другими христианами».

Как видно из ответов, разброс мнений наличествует, но я продолжаю оставаться на высказанных выше позициях. Сомневаюсь, что в ближайшее время нам удастся достигнуть единства, пока никаких предпосылок к этому я не вижу (даже, увы, встреча в Гаване Патриарха Кирилла и Папы Римского Франциска мне представляется больше политическим шагом), но, верю, что контакты на уровне мирян между Церквями будут продолжаться.

Недавно я открыл для себя замечательное радио «Теос». Оно дорого для меня тем, что дает возможность высказаться христианам всех деноминаций: там есть и пастырские часы, и «Лютеранская волна», и «беседы со священником», на «Теосе» регулярно выступают католические священники и православные публицисты (например, Сергей Худиев). Я же все чаще ловлю себя на мысли: узнав, что человек ходит в церковь, мне не хочется уточнять, в какую именно – православную, католическую, протестантскую. Это не значит, что догматы не важны. Важны, но именно потому, что, зная их, нужно быть более строгим к себе, чтобы им соответствовать.

Феофан Затворник на вопрос, спасутся ли инославные, отвечал, что не может ничего конкретного сказать на этот счет, но знает точно, что он без православия не спасется. Я позволю себе ответить так: я без православия не спасусь, но я не смею утверждать, что без православия не спасутся католики, протестанты и многие другие. Вот без Христа спастись точно не получится.

Сергей Быструшкин

Фото: www.diecezja.kielce.pl

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о