В этом году в США вышла дебютная книга Дэриа Литл «От Ислама ко Христу: путь одной женщины через загадки Бога». Дэриа родилась и выросла в Турции в мусульманской семье. Пройдя через кризис веры и период атеизма, она встретила Христа и приняла Крещение в Католической Церкви. О её книге и о том, что мешает мусульманам принять Христа как Бога, с Дэриа побеседовал Николай Сыров. 

Николай Сыров: Ваша книга называется «От Ислама ко Христу: путь одной женщины через загадки Бога». Что Вы имели в виду под «загадками Бога»?

Дэриа Литл: Это цитата из Г.К. Честертона: «Загадки Бога удовлетворяют больше, чем решения людей». Я всегда чувствовала, что Бог хочет, чтобы я нашла Его. Такое ощущение, как будто Он рассыпал на моём пути хлебные крошки, которым я могла следовать.

Я очень долго жила, будучи атеистом, опираясь лишь на решения людей. Мне казалось, что у меня есть все ответы, но почему-то они не удовлетворяли. Только став католичкой, я нашла это чувство удовлетворения. Но все равно, мы не всегда имеем дело с четким знанием, зачастую это связано с почти мистическим опытом. И это всегда загадка.

НС: Я тоже присоединившийся, как и Вы. И вот, когда я в храме, я не могу сказать, кто есть кто: кто родился в католической семье и был крещен в детстве, а кто присоединился. Но зачастую (в интернете особенно) может сложится впечатление, что есть некое разделение между этими двумя группами людей. Вы никогда такого не ощущали?

ДЛ: Знаете, я вообще никогда этого не чувствовала. Совсем недавно этот вопрос стал обсуждаться в католических медиа в США, я знаю, что Вы следите за новостями у нас. Так вот, мне это кажется странным. Я всегда думала, что те, кто является католиком с рождения – счастливейшие люди! Ведь у них была возможность расти в католической вере и среде с самого раннего детства! Я им всегда завидовала и никогда не чувствовала, что имею какое-то преимущество из-за того, что выбрала Католическую Церковь осознанно, будучи взрослым человеком.

Хотя трудно отрицать тот факт, что присоединившиеся имеют опыт, который иногда недоступен тем, кто с детства жил в Церкви. Дело в том, что мы жили вне Церкви, без Христа, в темноте. Мы знаем, как это, жить без Христа. Поэтому часто мы более трепетно относимся к вере. И со стороны может показаться, что присоединившиеся более… верующие что ли. Это, безусловно, не так.

НС: Можете рассказать о Вашей первой встрече с Христом?

ДЛ: О, это заняло у меня много времени. Наверное, стартовым моментом стала глава «Великий инквизитор» в «Братьях Карамазовых». Я начала с понимания того, что есть изначальный грех, и что значит свободная воля на самом деле. Думаю, что именно тогда я впервые поняла, что Иисус это личность, а не какой-то абстрактный Бог, живущий где-то там наверху. Тогда я Ему еще не молилась. Я лишь впервые взглянула Христу в лицо. Почувствовала, что Он пришел реально, чтобы спасти нас от самих себя. А впервые молиться и общаться с Иисусом я начала лишь тогда, когда уже решила присоединиться.

НС: Вы росли и были воспитаны в мусульманской семье в Турции. Но в определенный момент стали атеисткой. Почему?

ДЛ: Мои родители до сих пор исповедуют Ислам. Они развелись, когда мне было 11 лет. И это довольно сильно и негативно повлияло на меня. Тогда, да и сейчас тоже, развод не являлся чем-то, что принято в обществе в Турции. У меня был кризис веры. Если родители соврали мне о своей любви, то о чем еще они соврали мне? И чем больше я молилась Аллаху, тем больше осознавала, что меня на той стороне никто не слышит и не слушает. Я становилась все более одинокой. И тогда я стала читать больше об исламе. Знаете, в мусульманском обществе это не очень-то принято, задавать вопросы об Аллахе. А когда я начала их задавать, вся конструкция просто разрушилась. Я стала атеистом в большей степени именно потому что, что не смогла найти ни одной причины, по которой можно было согласиться следовать за Пророком Мухаммедом. Но я не знала никакого другого Бога тогда и в итоге стала атеисткой. Так, без Бога, я прожила почти 10 лет.

НС: Расскажите, как появилась идея книги. Почему Вы вообще решили ее написать?

ДЛ: Я никогда не думала, что моя история какая-то особенная. В том смысле, что это моя жизнь и она довольно скучная. Но чем дольше я жила в США, тем больше сталкивалась с тем, что люди слабо представляют себе, что такое ислам. И однажды мой муж сказал мне, что я должна написать об этом. К тому же, у меня было четкое ощущение, что история моего прихода в Церковь является чем-то, что может послужить во благо другим людям. Такое маленькое потенциальное сокровище, на котором я сижу, сложив ручки, ни с кем не делясь. И вот, когда у нас родился третий ребенок, он спал просто отлично! У меня каждый день было по 3-4 свободных часа. И я решила, что настала пора использовать это время, чтобы записать свою историю и поделиться ей. Это заняло где-то 3-4 месяца. И, кажется, все вышло замечательно.

НС: Где эта стена, которая мешает многим людям, исповедующим ислам, принять Иисуса как Бога?

ДЛ: Это как раз одна из тем, о которых я пишу в своей книге. Это имеет отношение к некоему парализующему страху, с которым многие мусульмане растут и живут с самого рождения. Это идея об Аллахе, который абсолютно недостижим, а ты всего лишь его раб, способный лишь на послушание. Это действительно очень серьезный страх. Многие мусульмане не хотят жить в страхе, хотят жить счастливой жизнью. Но стена страха очень высока. Пытаться разрушить ее зачастую значит идти против общества, против собственного окружения и семьи.

Когда серьезно и глубоко изучаешь ислам, понимаешь, что сама идея невозможности и запретности вопросов, направленных на Аллаха, была привнесена Мухаммедом не зря, а с абсолютно определенной целью — удержать довольно хрупкую теологическую конструкцию от разрушения. Ислам, в котором позволено задаваться вопросами, не может устоять долго и падает, как карточный домик.

НС: Как изменил Вас Иисус? Что дала Вам католическая вера?

ДЛ: У меня была обычная, полная греха жизнь до присоединения. Я жила с несколькими парнями, жила активной сексуальной жизнью. Но почти всегда чувствовала некую депрессию, никогда не была счастливой. В момент, когда я решила стать частью тела Христова, я пошла на многие жертвы. Я потеряла многих друзей, рассталась с женихом, который был против моего присоединения. Но в Церкви и с Богом я получила то, о чем никогда и мечтать не могла. Моя вера дала мне мою семью. Моя вера дала мне прощение. Я впервые в своей жизни простила своих родителей, по отношению к которым часто ощущала настоящую ненависть. Все сферы моей жизни наполнились радостью. Я, конечно же, не ожидала обнаружить себя там, где я сегодня нахожусь…

НС: Ислам, атеизм, весь этот путь… Он скорее помог Вам, в итоге? Обогатил Вас?

ДЛ: Я, конечно же, не могу сказать, что рада всему, что произошло в моей жизни. Но я бы точно ничего не поменяла. Бог по сути взял в Свои руки разбитые куски моей жизни и сделал из них шедевр. И те ошибки, которые я совершала, они тоже являли собой, в конечном счете, ни что иное, как часть пути, те самые хлебные крошки, разбросанные Господом на моей дороге. Я использовала их тогда, чтобы прийти ко Христу, а теперь могу использовать, чтобы рассказать свою историю и, даст Бог, помочь другим.

НС: Почему, как Вам кажется, ислам так хорош в приобретении новых последователей? В чем причина?

ДЛ: Думаю, что во многом это наш провал, как христиан. Мы так сильно обеднили, разбавили нашу веру… И люди отвращаются, начиная искать ответы в других местах. Я смотрю на тинейджеров в Америке. Они живут в этих прекрасных домах и у них все есть. Чего у них нет, так это настоящей радости и счастья. Уровень депрессии просто невероятный! У них нет цели. А ислам дает очень четкое понимание цели. Он может привнести в жизнь конкретный, максимально понятный смысл. Он дает Бога, которому можно поклоняться. В то время как христианство за последние сто лет, как мне кажется, несет ответственность за то, что Бога воспринимают как такого плюшевого мишку. Да, он такой классный и пушистый, но хочу ли я реально пасть на колени и восхвалять плюшевого мишку? Мы почти отделили Христа от Его божественности. И это большая проблема. Ислам кажется таким полным с его поклонением Аллаху, сообществом, единой понятной целью. Да, внутри все это оказывается не так, но снаружи многим кажется, что в исламе содержится истина. Так что во многом это именно наш провал, как носителей веры в истинного Бога.

НС: Я еще никогда не задавал никому этот вопрос. Но почему-то именно Вам мне очень хочется его задать. Что такое счастье для Вас?

ДЛ: Я очень счастлива. Ничего из того, что я имею, я не заслуживаю. Например, я замужем, хотя всегда думала, что проживу одинокой до конца своих дней, потому что христианину трудно найти свою половинку в мусульманской Турции. Но Бог даровал мне брак. И именно Бог, я думаю, является источником счастья. И этот источник неиссякаем. Посмотрите на историю Церкви и на жизнь святых. Многие из них умерли мученической смертью, но не лишились счастья и радости общения с Богом. Это счастье не может и не должно зависеть от обстоятельств. Да, сейчас у меня все прекрасно, но я вижу многих людей, у которых все тоже прекрасно, но они несчастны, они страдают, они пребывают в постоянной депрессии. А ведь счастье — это не про блага, не про отсутствие боли и проблем. Счастье — это про общение с Богом. Радость спасения ни с чем не сравнима, это то драгоценное свидетельство, которым мы призваны делиться.

НС: Спасибо большое за это прекрасное свидетельство и за интервью!

ДЛ: Спасибо Вам!

Беседовал Николай Сыров

Вы можете познакомиться с некоторыми статьями Дэриа о христианстве и исламе на её сайте www.deryalittle.com

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar