Вход Господень в «Зимнюю вишню», или Гефсиманская молитва, донесшаяся из кинозала

Каждый раз литургия Вербного воскресенья удивляет контрастом: только что перед процессией в начале Мессы читалось Евангелие о входе в Иерусалим, и вот уже – большое чтение о Страстях Господних; только что звучало «Осанна!», и вот — «Распни Его!» И кажется, что это одни и те же люди. Правда, Папа на покое Бенедикт уточняет: осанну пели пришедшие с Иисусом на Пасху ученики и сторонники, казни же требовала столичная толпа. Однако пришедшие с Иисусом оставались в Иерусалиме в ожидании Песаха, но никто не выступил в Его защиту, даже «все ученики, оставив Его, бежали». Евангелие всегда – про «здесь и сейчас». Где здесь мы?

В течение последней недели жизнь напомнила о реальной повестке дня: отравление десятков детей свалочным газом в Волоколамске, схлестнувшиеся Дума и журналисты, и вот теперь – гибель десятков людей, в основном детей, в кемеровском пожаре. Читая нынче скорбные тайны Розария, о молитве в Гефсиманском саду, вспомнил детские смски из запертого кинозала: «о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо меня!», но – «возможно, прощайте»… То ли дети оказались в Гефсимании, то ли Иисус в кинозале.

Где здесь мы? С толпой, в ослеплении берущей на себя страшную ответственность: «кровь Его на нас и на детях наших»? С Пилатом, пытающимся спасти, но лищь до известного предела – умывающим руки при угрозе «пришить» политику («если отпустишь Его, ты не друг кесарю»)? С отрекающимся и плачущим над своей слабостью Симоном Петром? С отбросившими страх в момент, когда всё кончено, Иосифом Аримафейским и Никодимом?

Мне ещё несколько лет назад, когда город оказался под ледяной коркой, подумалось: да нас уже сверху просто тычут носом – делайте уже наконец сами что-нибудь, берите ответственность, решайте проблемы! Теперь – тем более: наши дети задыхаются и горят. Мы по-прежнему будем обсуждать высылки дипломатов и то, как «англичанка гадит»?!

Я почему-то уверен, что мы услышим: оформляя огромный ТРЦ как объект «малого бизнеса», думали об «оптимизации налогообложения» («это святое!»), но не о пожарной безопасности; запирая зал – «не думала»; выключая оповещение о пожаре – «не думал». Мы живём в мире липовых отчётов, бесполезных и бесконечных систем контроля, ни от чего не защищающих и сбегающих первыми охранников и тотальной безответственности. Безответственность эта – оборотная сторона выученной беспомощности, опять же недавно проявившейся при обсуждении выборов: «от нас ничего не зависит», «всё равно посчитают как надо» и т. п.

В 90-е в язык прочно вошло слово-паразит «как бы» и с тех пор мы не можем изгнать его из реальной жизни. Эти безответственность и профанация, выстраивание мира липового благополучия – от боязни свободы. Ведь свобода предполагает ответственность, и это самый большой дефицит в нашем обществе сегодня. Всё, что у меня не получилось, что я профукал, в чём потерпел неудачу и катастрофу – это моя вина, мои ошибки, моя лень, моя слабость. Значит, мне нужна помощь. Значит, я не буду маскировать свою слабость показным враньём и напускной крутостью, а трезво увижу себя, свои возможности и свою недостаточность – и обращусь к Источнику своей свободы.

Творец реальности один может дать нам силы построить мир для наших детей. Но для обращения к Нему нужна трезвость. Нужно прекратить лгать самим себе – «ресурс» вранья исчерпан, наши дети задыхаются и горят.

Сергей Сабсай

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of