Вторая публикация проекта Ольги Хруль «Церковь с человеческим лицом» посвящена прихожанке храма Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве, Елене Ильницкой, которая отошла ко Господу почти год назад, 29 марта 2017 года. Воспоминаниями о маме, которая передала ей трепетную веру в Бога и преданность Его Церкви, делится Людмила Ковальчук.

Я хочу рассказать о моей Маме. Для меня она была (и остаётся в моих воспоминаниях и молитвах) Человеком с большой буквы (какой, собственно, и должна быть мама для своего ребёнка).

Так уж вышло, что имя у моей мамы было тройное. В младенчестве, при Крещении, она получила имя Лонгина, в паспорте ей написали имя Леонида, а в жизни её называли просто Лена, Елена. Так что в памяти наших детей и внуков она осталась бабушкой Леной. Да и в храме многие прихожане её помнят, как пани Хелену (Гелену).

Родилась моя мама в маленьком селе Гавришовка Литинского р-на Винницкой обл. (Украина) 1 ноября 1933 года в Торжество Всех Святых. Этот праздник для меня один из самых любимых и значимых ещё и потому, что это день рождения моей мамы. Уповаю, что на мою мамочку, по ходатайству всех святых, изольётся обилие Божьих благодатей в Царстве Небесном.

Родителями моей мамы были поляки Розалия и Людвиг Ильницкие. Знаю, что её бабушки и дедушки тоже жили в нашей стране. Больше о родословной мне ничего не известно.

Детство моей мамы было далеко не из лёгких, как и у большинства людей её поколения. Пришлось пережить и довоенные, и военные, и послевоенные годы. В историю углубляться не буду, она всем известна. Как выживали люди? Наверное, благодаря молитве и упованию на Бога.

Мама росла и воспитывалась в религиозной семье. Её родители были очень скромными, набожными, трудолюбивыми и, несмотря на то, что они были простые и не совсем грамотные крестьяне, оставались культурными и интеллигентными. И эта скромность, интеллигентность, трудолюбие и вера в Бога передались и моей маме.

Мне всегда было трудно понять и представить, как люди, в те сложные годы голода, разрухи, войны, репрессий, воинствующего атеизма и многих других испытаний того времени, сумели сохранить веру и передать её своим детям и внукам. Но они это делали! Видимо, сила Всевышнего всегда поддерживала и укрепляла людей, которые уповали не Него. Даже в те тяжёлые времена люди находили возможность исповедоваться, причащаться, крестить детей, венчаться и совершать другие таинства в те радостные моменты, когда священник приезжал к ним в село. Это был настоящий праздник! Мама часто об этом рассказывала. К священнику относились с огромной любовью, уважением и трепетом. Обидно осознавать, что в наше время, имея неограниченную возможность такой благодати, люди это не ценят и далеко не все спешат в храм.

После окончания школы и Черновицкого техникума ж/д транспорта мама получила распределение в Киев и жила там с 1957 по 1990 годы, проработав всю жизнь инженером в Управлении Юго-Западной железной дороги. Там же, в Киеве, родилась я и моя младшая сестра Светлана, мои дети и старшая дочь сестры.

Нельзя сказать, что в те времена мы были практикующими католиками, так как единственный католический храм св. Николая был закрыт и существовала только небольшая часовня в районе Святошино, практически на окраине Киева, где мы и были крещены, а в дальнейшем прошли катехизацию, были венчаны и миропомазаны. Там же крестили и всех наших детей, которые родились в Киеве.

Несмотря на годы атеизма и все сложности того времени, мама сумела сохранить обычаи и традиции религиозных праздников: какие посты и когда соблюдать, что и когда готовить, когда что можно делать, а когда нельзя, и множество других вопросов. И потом, на протяжении всей своей жизни, она постоянно углублялась в вере и своих познаниях о Боге. Всё это она передавала нам, своим детям и внукам. Благодаря ей у нас всех была возможность узнать об Истине.

В 1990 году мама с семьёй моей младшей сестры (которая с ней жила) переехали из Киева в Подмосковье, а вслед за ними, в 1991 году, и я со своей семьёй. И вот здесь уже началось наше истинное воцерковление. Мы (а особенно, наша мама) прошли через весь период борьбы за возвращение храма, молились на ступенях, радовались каждой возвращённой пяди нашего (теперь уже великолепного) собора, а тогда такого несчастного, обезображенного, но ставшего уже таким родным католического костёла — Дома Божьего.

Мама, как никто другой из нас, мечтала о возвращении храма, молилась, старалась помочь, чем только могла, участвовала в субботниках и т.д. После Мессы на ступенях нашего храма она спешила, чтобы успеть на Мессу в храм св. Людовика. Она словно ожила после стольких лет религиозного застоя и пустоты! Хотелось больше всего узнать, услышать, увидеть! Мы, её дети, сначала не испытывали такую потребность в еженедельном посещении Святой Мессы, казалось, что мы умеем молиться и достаточно быть в храме на праздники. Но мама своим примером старалась показать, насколько Бог важен в нашей жизни. Она всегда с большим трепетом относилась к Иисусу и Матери Божьей, боялась обидеть Их словом или делом. Она никого из нас не принуждала и не заставляла ходить в храм, но, судя по её восторженным рассказам о том, что было в храме и на Мессе, я понимала, что ей там действительно хорошо.

А как она готовилась к Пасхе и Рождеству! Всё должно было быть сделано и подготовлено на все 100%! Да и вообще, все, за что бы ни бралась мама, в любое дело она вкладывала всю свою душу, всю себя без остатка.

В те годы, когда в нашем храме ещё не проводилась катехизация, мама полностью взяла на себя подготовку к Первому Причастию моей старшей дочери (своей внучки) и выучила с ней всё, что необходимо было знать (ещё и на польском языке). Я ей очень за это благодарна! Первое Причастие дочка получила у настоятеля нашего храма, в то время – отца Тадеуша Пикуса.

Мама очень много молилась. Это были ежедневные молитвы Розария к Матери Божьей и Крови Христовой, Венчик Божьему Милосердию, ежедневное чтение Библии, Евангелия, всевозможные Литании и Новенны в течение года и множество разных молитв. Не было ни дня, чтобы она не молилась об усопших, обращении грешников, о священниках и монашествующих, о единстве всех христианских Церквей. Всегда молилась о приезде Папы в Россию. Один раз ездила с группой прихожан в Польшу на встречу с Папой Иоанном Павлом II. Это была незабываемая для неё поездка.

Мама соблюдала все первые пятницы и субботы месяца и обязательно ездила в эти дни в храм. Она старалась соблюдать всё, что только можно было соблюдать и радовалась, если и мы делали это. Долгое время (когда ещё позволяло здоровье) была дежурной в храме, очень любила принимать участие в украшении храма к Рождеству, а потом — в уборке после праздника.

А с какой любовью и радостью мама принимала у себя дома странствующую икону Трижды Придивной Божьей Матери и молилась Ей!

Участником групп Живого Розария мама была с первых дней и до последнего месяца жизни. И только за несколько недель до смерти она (ввиду своего крайне тяжёлого состояния) перестала молиться на Розарии, но до последнего дня, как могла, молилась и обращалась к Богу своими словами.

В последние годы жизни мама присоединилась к группе почитателей скапулярия, молилась Пресвятой Деве Марии Кармельской и всё время носила скапулярий на шее. С ним же и отправилась в жизнь вечную.

Стойкая, мужественная и терпеливая, она несла все тяготы и испытания, которые преподносила ей жизнь. Очень мучилась и страдала в последние два месяца, но не сетовала и не роптала на Бога, а со смирением несла свой крест до конца.

Господь дал мне быть с ней в последние часы её жизни и молиться с моей сестрой и её семьёй Венчиком Божьему Милосердию. Во время этой молитвы мама отошла ко Господу.

29 марта исполнится ровно год, как её нет с нами. Не знаю, как привыкнуть к этой утрате. Я благодарна Богу за свою маму, за то, что она мне дала, чему научила, за её любовь, заботу, молитвы. Вечный ей покой и Царство Небесное!

Людмила Ковальчук
прихожанка храма Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве

Фото: Наталья Гилева

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of