Евхаристическая молитва [1], то есть молитва благодарения и освящения, является центром и вершиной Мессы (ср. Общее наставление к Римскому Миссалу, 78). «Эта молитва означает единение всего собрания верных со Христом в провозглашении дивных дел Божиих и приношении жертвы» (там же).

В Римском обряде на протяжении веков вплоть до литургической реформы после II Ватиканского Собора использовалась единственная Евхаристическая молитва – Римский канон. Его текст окончательно сложился в период между IV и VII веками и со времен Григория Великого (ум. в 604 г.) не подвергался значимым изменениям.

Публикация в ХХ в. ценных литургических документов первого тысячелетия христианства открыла доступ к сокровищнице древних анафор, особенно восточных, и позволила увидеть, что неизменность была присуща Евхаристической молитве не всегда. Впервые же после II Ватиканского собора годы Церковь вплотную столкнулась с вопросом Евхаристической молитвы. Причем вопрос этот был не только теоретического плана, но касался и литургической практики: в Нидерландах и некоторых других странах возникло явление «свободного сочинительства» анафор – к сожалению, нередко сомнительного, с богословской точки зрения, содержания и качества.

В ответ на потребность в большем разнообразии текстов главной молитвы Божественной Литургии и одновременно с целью положить конец злоупотреблениям в этой области Папа Павел VI поручил Комиссии по внедрению Конституции о священной Литургии подготовить две или три новые анафоры, при этом сохранив в неизменном виде Римский канон. В результате обнародованный в 1970 г. Римский Миссал содержал уже не одну, а четыре Евхаристические молитвы. Позже родились и другие каноны; некоторые из них в конечном итоге были включены в третье типическое издание Римского Миссала (2000 г.; русский перевод готовится).

Неизменным элементом всех Евхаристических молитв Римского Миссала являются тайноустановительные слова, произносимые священником во время освящения даров.

Одинакова и общая структура, ориентированная на так называемую антиохийскую анафору. Ее главные элементы:

​ префация с предваряющим ее диалогом;

​ возглашение «Свят, Свят, Свят», произносимое всем народом вместе со священником;

​ эпиклесис, то есть призывание Святого Духа, дабы Его силой возложенные на алтарь хлеб и вино стали Телом и Кровью Христа;

​ повествование об установлении Евхаристии и освящение даров;

​ анамнесис – воспоминание Христа, прежде всего Его спасительных страданий, славного Воскресения и вознесения на небеса;

​ приношение, когда вся Церковь – и особенно конкретная община, празднующая Евхаристию, – приносит непорочную жертву Богу Отцу во Святом Духе;

​ ходатайственные молитвы о живых и усопших, выражающие общение всей Церкви – Небесной и Земной;

​ заключительное славословие.

Вместе с тем каждый из канонов обладает собственным «характером» в том, что касается стиля, тематической направленности и акцентирования отдельных аспектов празднуемых в Евхаристии Божественных тайн.

I Евхаристическая молитва (или Римский канон), как уже было сказано выше, в Римском обряде очень долгое время была единственной. Собственной префации она не имеет: в зависимости от обстоятельств используется одна из почти ста предложенных в Миссале префаций.

Текст Римского канона можно назвать великой ходатайственной молитвой, базирующейся на теме жертвы и принесения даров. Возможно, с этим связана и одна из пастырских трудностей в использовании этой Евхаристической молитвы, которой теоретически отведено первое место. «Необходимо иметь в виду, что Евхаристической молитвой нужно молиться, – следовательно, необходимо оценить, насколько конкретное литургическое собрание в состоянии выразить собственную молитву посредством Римского канона», – пишет итальянский литургист Энрико Мацци.

II Евхаристическая молитва восходит к тексту канона из приписываемого св. Ипполиту Римскому «Апостольского предания». Учитывая, что произведение датируется предположительно 215-220 гг., эту Евхаристическую молитву по праву считают самой древней.

При внесении этого канона в Миссал его первоначальный текст был несколько видоизменен: терминология исправлена и приближена к менталитету современного человека, а структура приведена в соответствие с принятой за образцовую схемой.

Текст префации этой молитвы не прикреплен жестко к основному корпусу анафоры и поэтому может заменяться другой префацией по выбору предстоятеля, согласно литургическим нормам.

Тематической особенностью II Евхаристической молитвы является акцент на том, что Евхаристия, будучи Вечерей Господней, в то же время является таинством Святого Духа и таинством единства тела Христова – Церкви.

III Евхаристическая молитва может быть названа «непосредственным ответом» на трудности, связанные с использованием Римского канона. Ее авторы построили текст в строгом соответствии со структурой антиохийской анафоры, освещая более доступным и лаконичным языком присущую Римскому канону тему Евхаристии как жертвы. Как и I Евхаристическая молитва, этот канон не имеет собственной префации.

Характерная тематическая черта III Евхаристической молитвы – экклезиальность: Бог собирает вокруг Себя народ для священнодействия, которое состоит в принесении жертвы хвалы, то есть гимна благодарения, возносящегося из глубины сердец верных, собранных воедино. Кроме того, как и во II Евхаристической молитве, присутствует тема единства, однако в данном случае формулировка заимствована из анафоры св. Василия.

IV Евхаристическая молитва непосредственно ориентирована на анафору св. Василия, изначальный текст которой использовать не представилось возможным, поскольку он не соответствует структуре антиохийской анафоры.

Эта Евхаристическая молитва имеет постоянную префацию, которая составляет с ней единое целое и поэтому не может заменяться другими префациями.

Тематически эту Евхаристическую молитву можно охарактеризовать как анафору истории спасения. В ней с большей, чем в других канонах, подробностью прославляются спасительные деяния Божии – от сотворения мира через заключение Завета и его обновление навеки во Христе до эсхатологической надежды на спасение и восстановление всего творения. Ходатайственные молитвы этой анафоры представляют собой широкий взгляд на проблемы и нужды всего мира, о котором возносится Богу молитва.

Евхаристические молитвы о примирении, составленные в 1975 г., в третьем издании Римского Миссала нашли свое место в приложении к Чину Мессы.

Этих анафор две; каждая имеет собственную префацию, которая может заменяться другой префацией на тему примирения и обращения.

Текст этих Евхаристических молитв развивает тему примирения в двух аспектах: как возвращение к Отцу (I) и примирение с Богом как основание человеческого согласия (II). При этом нетрудно заметить, что вторая анафора написана более живым, современным и доступным языком.

Евхаристическая молитва, которая может использоваться в Мессах в различных нуждах, появилась в 1972 г. Будучи первоначально предназначена для использования только в Швейцарии, она достаточно быстро приобрела широкое распространение и была включена во второе издание Миссала на многих национальных языках. Наконец, ее переработанный текст появился на латинском языке в приложении к Чину Мессы в третьем издании Римского Миссала.

Эта Евхаристическая молитва имеет четыре разновидности благодаря своим изменяемым частям: префации и ходатайственным молитвам. Взаимосвязанные между собой в каждом из вариантов, они раскрывают четыре темы: Церковь на пути единства (I), Бог ведет Свою Церковь по пути спасения (II), Иисус – путь к Отцу (III), Иисус проходит благотворя (IV).

Легко заметить, что лейтмотивом этой Евхаристической молитвы является тема странствия, паломничества. Язык здесь легок и конкретен; текст во многом созвучен с документами II Ватиканского собора, отличается вниманием к современным проблемам и неплохо отражает менталитет современных христиан.

Евхаристические молитвы для Месс с участием детей начали употребляться в 1974 г. Рубрики четко определяют случаи их использования: на Мессах, которые служатся специально для детей младше подросткового возраста, либо если в литургическом собрании дети составляют большинство.

Структура этих анафор своеобразна: повторяющиеся возглашения практически придают ей форму диалога, позволяющую привлечь детей к более активному участию в молитве.

Евхаристическая литургия представлена в текстах в тройном измерении: как воспоминание Христа, как возвещение Его смерти и воскресения и как послушание Христу через подражание тому, что Он совершил во время Тайной вечери.

Первая из этих Евхаристических молитв – самая простая, ее можно считать наиболее приспособленной для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Тема этой анафоры – благодарение, возносимое Богу как Отцу, чья доброта проявляется в красоте и гармонии сотворенного мира, и совершаемое посредством исполнения того, что заповедал Иисус. Своеобразный момент: текст «Свят, свят, свят» разбит на три возглашения, перемежающие молитву предстоятеля.

Вторая анафора развивает тему истории спасения как проявления любви Бога к нам. Особым образом подчеркивается также тема Церкви как плода и следствия спасительного действия Триединого Бога.

Характерной чертой этого канона являются многочисленные аккуратно подобранные возглашения, которые позволяют литургическому собранию систематически включаться в молитву священника, не вмешиваясь при этом в природу текста, который по своей сути является молитвой предстоятеля.

Третьей анафоре для детей присуще разнообразие формул ходатайственных молитв, выбираемых в зависимости от литургического времени. С тематической точки зрения, в этом каноне доминирует антропологический акцент: наряду с воспоминанием предивных дел Божиих указывается суть христианского поведения, проистекающего из Евхаристии и неустанно подкрепляемого ею.

Это краткое обозрение Евхаристических молитв позволяет прийти к заключению, что их разнообразие не только являет богатство богословского и духовного наследия Церкви, но и может послужить действенным пастырским инструментом. Ведь исключительно важно, чтобы для конкретной христианской общины Евхаристический канон мог всегда быть тем, чем он является – то есть, Молитвой. Возможности для этого довольно широки. Их использование и эффективность будут в огромной мере зависеть от внимания, литургической ревностности и пастырского чувства священника. Но в не меньшей мере будут они зависеть и от сознательного, деятельного и благочестивого участия в священной Литургии членов приходской общины.

Примечания:

[1] В Римской литургической традиции Евхаристическую молитву обычно называли каноном, на Востоке – анафорой. В настоящее время в Римском Миссале слово «канон» используется только применительно к I Евхаристической молитве (Римскому канону), а «анафора» не употребляется. Вместе с тем в литургической литературе термины «Евхаристическая молитва», «канон», «анафора» зачастую используются как синонимы. Этот принцип, в основном, сохраняется и в данной статье.

о. Николай Дубинин, OFMConv

Источник: Католический катехетический журнал «Радуга», №4 2005

(чтобы оформить подписку, кликните баннер)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz