Некоторые размышления о свидетельствах Папы, реформах, новых проектах и геополитике от обозревателя Vatican Insider Андреа Торньелли.

13 марта Папа Франциск входит в четвертый год своего понтификата. Третья годовщина его избрания происходит в самый разгар Юбилейного года, когда Церковь приглашена к тому, чтобы явить облик милосердия Божьего. В разгар необычного Святого года, в котором больше таинств, чем «ивентов». Этот год сопровождают напоминания о телесных и духовных делах милосердия. Эта третья годовщина почти совпадает с публикацией папского наставления по вопросу о семье (выход ожидается сразу после Пасхи). Это наставление появится по итогам двух Синодов о семье.

Одно из новшеств понтификата Франциска – изменение способа работы Синода епископов. Это попытка (пусть и не всегда успешная – из-за разницы в ответах, которые приходят из разных епархий) вовлечь поместные церкви, общины и приходы в общий путь размышлений. Всего через несколько дней мы узнаем, как же Франциск представит выводы Синода.

Церковь выходящая

Ровно за год до своего избрания Папой, в непосредственной близости от консистории по назначению новых кардиналов, кардинал Бергольо дал интервью, которое было опубликовано на этих самых страницах (Vatican Insider – прим.). Он напомнил (цитируя текст конференции латиноамериканских епископов), что вся деятельность Церкви должна рассматриваться в контексте, в видении миссии.

«Это включает в себя, — добавлял он, — сильные связи между центром и периферией, между приходом и кварталом. Нужно выходить из собственных пределов и идти к периферии. Нужно избегать болезни Церкви, которая обращается к самой себе. Конечно, когда ты выходишь на улицу, возможны разные происшествия. Но Церковь, которая остается закрытой в самой себе и обращенной к самой себе, стареет. И если выбирать между Церковью, которая выходит за собственные пределы и с которой может что-то случиться, и Церковью, которая болеет от сосредоточенности на самой себе, — у меня нет сомнений, что выбрать нужно первое».

«Мы должны искать контакт с теми семьями, которые не являются постоянными прихожанами, — объяснял далее Бергольо. – Вместо того, чтобы быть только Церковью принимающей, давайте становиться Церковью, которая выходит за пределы себя самой и идет к мужчинам и женщинам, которые не являются ее постоянными прихожанами, которые ее не знают, которые в нее не ходят, которые к ней равнодушны. Давайте собираться на общественных площадках, там, где собирается много людей: давайте там молиться, служить Мессу, предлагать креститься – и крестить после краткой подготовки».

Сила нежности

Эти слова кардинал, ставший Папой, потом мог бы повторить и своим облаченным в пурпур собратьям перед началом конклава. И эти же слова вошли в Evangelii gaudium, которую можно назвать «дорожной картой» его понтификата. «Пастырское обращение», свидетельство Церкви, в сердце которой — желание спасения души, являет лик Бога милосердного и принимающего, — вот смысловой центр учительства Франциска.

«Пастырство, — говорил Папа епископам в Бразилии в июле 2013 года, — это не что иное, как преподавание материнства Церкви. Она рождает, питает молоком, растит, поправляет, кормит, водит за руку… Церковь должна быть способной открывать эти источники милосердия. Без милосердия сегодня мало что можно сделать в мире для тех, кто «ранен» и нуждается в понимании, прощении, любви».

Учительство Франциска было емко сформулировано и в следующем пассаже, в важнейшей его речи, с которой он обратился в феврале этого года во время своего визита в Мексику к епископам этой страны, собравшимся вместе в кафедральном соборе столицы: «Прежде всего Матерь Божья Гваделупская учит нас, что единственная сила, с помощью которой можно завоевать сердца людей – это нежность Бога. Она очаровывает и привлекает, она объединяет и побеждает, она открывает и «растапливает цепи», которые сковывали. Не сила каких-то инструментов, не строгость законов, а всемогущая слабость божественной любви, которая есть сила, непреодолимая в своей слабости, и обещание, неотменяемое в своем милосердии».

Открытые проекты

Даже сейчас, спустя три года после своего начала, этот понтификат характеризуется новыми проектами. Если реформа финансово-экономической системы Святого Престола уже вошла в свою активную фазу, то реформа курии продвигается куда медленнее, а реформа ватиканских медиа только начинается. Из слов Папы понятно: для того, чтобы реализовать структурные реформы, сначала нужно «обращение пастырей», это необходимое условие.

Есть риск, что и в Ватикане и в поместных церквях все сведется к появлению новых слов, слоганов-ингредиентов (сегодня в моде слово «периферии»), и поправки останутся косметическими, то есть это будет тот же коктейль, пусть и с легким добавлением другого вкуса. Учительство Папы и его собственное свидетельство показывают всем – курии, епископам, священникам, монахам, мирянам – куда больший евангельский радикализм; без него реформы останутся техническими поправками, которые не учитывают природы Церкви.

Геополитика без геополитики

На международной арене понтификат Франциска – вслед за понтификатами его предшественников – это стремление строить мосты. Пытаться найти хотя бы минимальное пространство для диалога с каждым. Это ведь именно Папа констатировал, что мир семимильными шагами движется к третьей мировой войне, которая уже идет «по частям». И части эти становятся все больше. Не нужно пытаться изолировать Путина, нужно вести диалог с лидерами мусульманских стран и с религиозными лидерами в этих странах. Папа ездит на Кубу и в США, в Корею, Шри-Ланку, на Филиппины, не говоря уже о центральной роли, которую играет для него экуменизм.

Он говорил об «экуменизме крови», который объединяет всех христиан, обнял константинопольского патриарха Варфоломея и воплотил в жизнь мечту двух своих предшественников – впервые в истории встретился с Патриархом Московским и Всея Руси. Единство христиан имеет значение не только для жизни Церкви – это важный знак для мира во всем мире.

Последние

Учительство Франциска – через его жесты, поездки и слова – заставило возобновить дискуссию о выбранной модели развития цивилизации. Папа снова актуализировал некоторые подзабытые страницы социальной доктрины Церкви, чтение которых помогает «прочитывать» кризисное время, в которое мы живем. В энциклике Laudato si’, которая посвящена заботе о творении, он объяснил, как тесно связаны забота об окружающей среде (в этом мире жить и будущим поколениям) и решение проблемы бедности, которая затрагивает весьма значительную часть земного шара.

Слова об «экономике, которая убивает», сказанные в Evangelii gaudium и повторенные в Laudato si’, много обсуждались и навлекли на Папу гневные стрелы тех, кто полагает, что мы живем в лучшей из экономических систем, адептов «дерегуляции» и «свободного рынка», который неизбежно превращается в рынок вовсе не свободный. Эти слова Папы, неудобные слова, поставили в центр внимания драму отсталости стран, трагические последствия войн, а также всю ту оккультную аргументацию, которая и приводит к этим последствиям.

Источник (ит.): www.lastampa.it

 

Перевод: Сергей Гуркин

Фото: Alfredo Falcone/LaPresse

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о