По следам прошедшего на прошлой неделе в Москве Семинара приходских СМИ мы побеседовали с Натальей Гилёвой, фотографом Информационной службы Архиепархии Божией Матери в Москве, о том, с какими трудностями сталкиваются приходские фотографы, и почему мы смотрим на это служение как на призвание. А так же – о маленьких чудесах и важности личной молитвы.

— Начнём с главного. Чем отличается светский фотограф от христианского?

— С одной стороны, ничем. С другой – очень многим. Когда мы смотрим фотографии светских фотографов, мы оцениваем мастерство, качество, их способность справиться с задачей, передать то, что им задали снять. Но практически мы можем не видеть личность фотографа: его вероисповедание, его мысли, его отношение к людям.

Христианский фотограф, церковный, не может просто прийти, отснять и уйти. Потому что, прежде всего, он христианин, и как христианин он обязан передавать позицию человека, который верит во Христа. Это в полном смысле слова призвание. Мы снимаем таинства, мы снимаем молитву, мы снимаем сакральные вещи и, прежде всего, мы снимаем свидетельство Христа. Это своего рода катехизация для тех людей, которые ничего не знают о католиках, о христианстве. Которые просто смотрят картинки и получают представление о том, что происходит у католиков. Или у православных. Они могут видеть, чем отличаются богослужения, облачения, поведение людей.

Когда мы снимаем таинства, наша позиция также отличается от светских фотографов. Потому что , когда мы снимаем таинство, нам нужно передать те важные моменты, которые присутствуют в нём. Например, во время венчания, когда священник благословляет пару, или когда они все вместе поют молитву призвания Святого Духа… В это время с фотографической точки зрения ничего не происходит, но для освещения таинства это очень важный момент, и его обязательно нужно снимать.

— Одни из важнейших аспектов журналистики – достоверность и объективность. Как эти аспекты реализуются в фотосъемке?

— Так же. Христианская позиция в том, что мы должны говорить правду. Мы не должны врать, не должны приукрашивать или, наоборот, принижать. Потому что Иисус дал нам достоинство как человека, как образа Божьего, и мы не можем его забирать. То есть, я не могу унизить кого-то своей фотографией.  Мы должны уважать достоинство человека, достоинство его личности.

Кроме того, есть какие-то очень личные моменты. Например, когда человек молится. В какой-то момент можно его снимать, а в какой-то нельзя. Например, у меня был такой случай. Было поклонение Пресвятым Дарам во время пастырской встречи. Когда я зашла в часовню, где оно происходило, я увидела очень красивый кадр: полусвет, разные монашеские хабиты – это было очень красиво. Но я поняла, что если я сейчас «щёлкну», я разрушу ту молитву, ту звенящую тишину, которая была в этом зале. Поэтому я тихонько вышла и ушла. Но так как кадр мне нужно было сделать, то после Поклонения я пригласила несколько человек и сделала постановочный кадр с ними. И это тоже христианская позиция: чтобы не нарушить молитвенную тишину и достоинство человека.

Или, допустим, когда человек принимает Причастие… Его очень трудно красиво сфотографировать, когда он обращен лицом в кадр. Зато можно снять его в три четверти, сзади, сделав акцент на священнике и на Хостии. И тогда будет понятно, что этот человек делает, а не просто стоит с открытым ртом.

— Возможно ли осознанно участвовать в Святой Мессе и одновременно снимать?

— И да, и нет. Иногда получается молиться полноценно и при этом снимать, петь и молиться вместе со всеми. Бывают Мессы очень ответственные, торжественные, либо с особыми гостями – там я, конечно, только снимаю. Потому что нужно сделать очень много кадров, приходится бегать туда-сюда по храму. Но если на какой-то Мессе я только снимаю, то я могу в этот день, либо накануне. Либо на следующий день пойти просто на другую Мессу без фотоаппарата и молиться и за ту Мессу, и за эту. Если же Месса рядовая, и мне нужно снять только несколько кадров, конечно, я полностью участвую в Мессе.

— А как фотограф должен вести себя в храме, чтобы не мешать молиться другим?

— Христианскому фотографу нужно учиться очень большому смирению и осознавать, что я не главная персона в зале. Да, мне нужно встать и снять, но остальные люди тоже имеют право молиться. Причём их желание молиться важнее, чем моё желание фотографировать. Поэтому передвигаться по храму важно тихо и аккуратно, не глядя людям в глаза, чтобы не акцентировать на себе внимание. Не стоять столбом посередине, если мне нужно снять что-то из центра. Можно присесть или спрятаться за кого-то, если люди стоят. Не мешать и не маячить.

Если я вижу, как молится знакомый человек, я могу это снять свободно. Если молится незнакомый человек, и я чувствую, что я ему помешаю, я лучше уйду. Ну, и можно делать объявления в храме: что, если кто-то совсем не хочет фотографироваться, можно подойти к фотографу и предупредить его. И не надо выяснять, почему человек не хочет, или уговаривать. Надо сказать: «Хорошо. Если вы видите, что я на вас наставляю объектив, будьте уверены, что вас в кадре не будет».

— Какую роль играет техническая составляющая? Условно говоря, если я фотограф-любитель из маленького провинциального прихода, и у меня есть только простейшая «мыльница», могу ли я делать достойные снимки, рассказывающие о жизни моего прихода?

— Да, можно. Можно фотографировать любым фотоаппаратом. Конечно, это будет тяжеловато. Потому что вечером в храме у нас темно и, если люди двигаются, понятно, что нужны уже какие-то специальные приёмы. Тут, прежде всего, важно изучить возможности своего фотоаппарата: что и откуда я могу снять. И какие-то популярные фотографии – например, летящее кадило или выход процессии – можно не снимать. То же кадило можно снять, когда оно стоит статично. То есть, нужно выбрать такие моменты Мессы, где люди стоят или не двигаются. И вообще, рекомендую всем фотографам изучить свой храм как помещение. Посмотреть, что и откуда можно снять, какие ракурсы, где можно табуреточку тихонько поставить или на хоры забраться…

— С какими проблемами сталкивается приходской фотограф с точки зрения авторского права? Какие обязательства есть у приходского фотографа?

— Здесь есть несколько параметров. Если человек работает по заданию прихода, делает репортаж для приходского сайта, например, то понятно, что первый показ будет там. И только потом  на своей личной странице, потом уже фотографии могут раздаваться людям. То есть, это приоритет показа.

Если говорить о приоритете авторского права, тут каждый должен решать индивидуально. Если мне очень хочется отметить свою фотографию, можно её чуть-чуть пометить в нижнем левом углу, маленькими буквами, можно сказать, для самого себя.

Но от светских СМИ нас отличает то, что это всё-таки служение. И я бы посоветовала все фотографии, которые делает человек, разделить на несколько частей. Одну часть – то, что мы делаем для людей, для прихожан, для своего сайта, — просто отдать даром. Это то, что мы делаем для Церкви как свидетельство Христа. И эти фотографии – это уже не мои личные работы, а мой вклад в свидетельство об Иисусе и о том, как мы живём. Это то, что я могу отдать бескорыстно, не думая о похвале или о какой-то иной награде. Часть фотографий, если кто-то этого хочет, можно куда-то продать, уже под своим авторским именем, но они не должны пересекаться с теми, которые мы отдаём. Это должны быть два разных репортажа. Ну, а третьи – это любимые фотографии, которые не можешь оторвать от себя никак, можно оставлять себе.

Что касается других людей… Необработанные фотографии не отдаются никому и никогда и нигде не вывешиваются. И как бы люди ни хотели сделать это быстро, как бы ни просили, есть такое слово «нет». И пока я не обработаю фотографии, пока не сделаю галерею для приходского сайта и не выложу её, никто фотографии не получает.

— Расскажите немного о вашем личном опыте. Как вы начали заниматься фотографией? Вы этому специально учились?

— В детстве я училась в художественной школе и рисовала. Для меня это было очень важно, я хотела быть художником. Но потом получилось, что моя семья переехала, и художественного училища рядом не было. Я поступила в техникум для воспитателей детского сада. Там у нас был предмет «Технические средства обучения», где нас учили фотографировать и в студии, и репортажной съёмке, показывать слайды, фильмы. С нами занимался фотограф Владимир Макеев, который в своё время работал в ТАСС и здесь просто подрабатывал. Я очень увлеклась и за три года провела больше времени в фотолаборатории, чем где-либо ещё, и он меня индивидуально учил именно репортажной съемке. Потом я вышла замуж и всё бросила, но мне всегда хотелось фотографировать.

Когда я пришла в храм, у меня был очень простой маленький фотоаппарат – то, что называют «мыльницей». Я что-то снимала для себя, потом стала больше снимать, и однажды епископ заметил, что я фотографирую и пригласил меня сделать одну съемку. Я сделала, он посмотрел фотографии, и я спросила: «Ну что, ещё снимать?» И он ответил: «Да, если можете, снимайте». Так случилось ещё несколько раз и, в итоге, я стала снимать постоянно. Довольно долго я делала это тем маленьким фотоаппаратом. Но потом, когда я уже стала работать в Информационной  службе Архиепархии, слава Богу, появилась возможность купить мне хороший фотоаппарат и объективы.

Хотя здесь тоже не обошлось без чуда. Когда отец Кирилл спросил меня, какой я бы хотела объектив, я сказала: «Телевик». Он сказал: «Матушка, и не мечтайте. Никто нам таких денег не даст». И я ходила целый год и ныла: «Иисус, я хочу телевик. Ну, пожалуйста. Ну, если Ты не хочешь, я смирюсь. Но он мне так нужен! Ну, пожалуйста!» Я молилась каждый день. Ныла и ныла, как ребёнок. Прошёл год, и тут меня вызывает отец Кирилл и говорит: «Я не знаю, что случилось, но нам дали деньги на телевик». Это было чудо.

— Христианскому фотографу не обойтись без личной молитвы…

— Несомненно. Очень важна личная молитва перед каждой съёмкой: просить помощи Иисуса, просить дать те кадры, которые Он хочет, просить успокоения, если переживаешь. Если потратить на эту молитву десять минут перед съёмкой, то потом получаются, действительно, очень хорошие кадры. У меня был такой случай…

Я снимала поклонение кресту в Страстную пятницу. У меня ещё был маленький фотоаппарат, и я никак не могла поймать нужный кадр: свет, резкость, движение… И я просто взмолилась: «Иисус, мне нужен только один кадр! Пожалуйста, только один!» И после этой молитвы я щёлкнула один раз, и этот кадр вошёл в альбом о соборе, и его потом хвалили профессиональные фотографы. Но это не мой кадр – это Иисуса.

— Было ли такое, что люди приходили в храм, увидев ваши снимки, и хотели больше узнать о жизни Церкви?

— Да, были. Я ещё раз подчёркиваю, что мы делаем, прежде всего, не красивые фотографии, а свидетельство о Боге, о Церкви и о том, как мы живём. И когда эти фотографии выкладываются в социальные сети или на какие-то общедоступные сайты, то люди из других стран, из других городов, могут видеть нас, нашу жизнь. И некоторые, глядя на это, говорят: «Да, надо к вам прийти, посмотреть, как у вас тут на самом деле». И, конечно, смотрят родственники наших иностранных священников и монашествующих, им очень приятно их видеть и узнавать об их жизни здесь. И даже были такие случаи, когда писали люди из других стран и говорили: «Надо же! Мы не знали, что в Москве есть католики, а они, оказывается, есть». Так что это очень важно.

— Спасибо, Наталья! Будем надеяться, что это интервью поможет тем церковным фотографам, которые не смогли принять участие в Семинаре.

Беседовала Анастасия Орлова

Фото: бр. Виктор Франковский, OFMConv

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о