В 1509 году любимая сестра императора Монтесумы, принцесса Папанцин увидела сон – сияющая фигура с начертанным на лбу крестом вела к берегам империи «большие лодки», предрекая, что империя будет завоевана и ей будет дан истинный Бог, взамен тех богов, которым ацтеки, правившие большей частью Центральной Америки, поклонялись, кормя их кровью бесчисленных человеческих жертв, принадлежавших к завоеванным ими индейским племенам.

В Страстную Пятницу 1519 года Фернандо Кортес высадился на берегу Мексиканского залива, в месте, которое назвал «Вера Крус» — «Истинный Крест». Казалось – сбылся пророческий сон принцессы – прибывшие с Кортесом конкистадоры одной из главных целей своего путешествия называли обращение индейцев в истинную веру. Однако реальность была очень далека от этих деклараций. Большинство участников похода отправились с Кортесом потому, что искали богатства и славы, а не спасения душ ацтеков. Спустя двадцать лет, в течение которых две цивилизации – ацтекская и европейская противостояли друг другу со всей возможной жестокостью, в деле христианизации индейцев ещё не было достигнуто сколько-нибудь значительного успеха. Испанское владычество не просвещало, а порабощало индейцев. Вероятно, многим из  тех, кто пришёл рассказать Америке о любви Бога, не хватало именно любви, необходимой для этого благого дела. И тогда Бог Сам явил эту великую любовь через чудо явления Своей Пресвятой Матери.

Ранним утром 9 декабря 1531 г. Хуан Диего Хуатлатоатцин, один из немногих индейцев, принявших христианство, отправился в Тлателолко, чтобы участвовать в Мессе и уроке катехизиса. Он шёл мимо холма Тепейяк, наслаждаясь пением птиц и красотой утра, как вдруг птицы внезапно замолчали,  и Хуан Диего увидел прекрасную смуглую девушку, которая, обращаясь к нему на его родном языке, сказала, употребив при этом особую нежную форму, используемую на языке науатль для выражения особой нежности к ребёнку: «Хуан Диего, дорогой сынок, Я тебя люблю и хочу, чтобы ты знал Кто Я. Я Дева Мария, Матерь Единого и Истинного Бога, Который есть Господь и Творец неба и земли.

Я хочу, чтобы здесь был построен храм, где Он явит Себя всем, через любовь, сострадание и помощь, подаваемые по Моему заступничеству.

Я действительно твоя милосердная Мать, Мать всех вас и Мать всех живущих на этой земле, и всего человечества, всех тех, кто любит Меня, тех, кто взывает ко Мне, и тех, кто ищет Моего заступничества и доверяет Мне.

Здесь Я буду выслушивать их горести и скорби. Я приму их всех в Своё Сердце и буду лечить их скорби, страдания и печали.

Так беги сейчас же в Теночтитлан и расскажи епископу все, что ты видел и слышал».

Хуан Диего отправился в епископский дворец, где, несмотря на то, что служащие епископа встретили его не слишком приветливо, добился аудиенции у дона Хуана де Зумаррага. Епископ, в противоположность своим слугам, принял индейца ласково, и, хотя, вероятно, не вполне поверил его рассказу, сказал, что подумает о словах Пресвятой Девы и отправил индейца обратно. Хуан Диего вернулся к холму, где вновь увидел ожидавшую его Деву Марию и попросил Её послать к епископу кого-нибудь «поважней», потому что «я никто». На это Пресвятая Дева ответила: «Сынок, я могла бы послать многих, но выбрала тебя. Завтра утром вернись к епископу и вновь повтори ему, что Пресвятая Дева Мария посылает тебя сказать, что Она желает, чтобы на этом месте была построена церковь».

Утром Хуан Диего вновь явился к епископу и повторил послание Богородицы. Тогда епископ, крайне удивлённый настойчивостью индейца попросил, чтобы Пресвятая Дева дала знамение, подтверждающее, что это действительно Она. Хуан Диего передал Пресвятой Деве просьбу епископа, и Она велела ему вернуться на следующее утро, обещая дать такое знамение. Вернувшись домой, Хуан Диего застал своего дядю, также христианина, Хуана Бернардина тяжело больным. К утру больному стало настолько плохо, что Хуан Диего не смог оставить его и идти к холму Тепейяк, а на следующее утро побежал в Тлателолко звать к умирающему священника. Хотя он и обходил холм с другой стороны, чем прежде, он, как и в прошлый раз, встретил идущую ему навстречу Пресвятую Деву. В смущении он просил прощения за то, что не пришёл в назначенный час, и теперь торопится, так как дядя его умирает, но Мария сказала: «Не бойся, сынок, разве Я не с тобой, разве ты не под моей защитой, разве   не мои руки – твоя колыбель? Твой дядя не умрёт, уже сейчас он выздоравливает. Ничто не мешает тебе выполнить моё поручение».

Дева повела Хуана Диего на вершину холма, где он увидел расцветшие в декабре среди каменистой пустыни прекрасные розы, велела сорвать их, завернуть в тилму – индейский плащ, который был на нём, и отнести к епископу. Когда во дворце епископа плащ, наполненный розами, был развернут, всем присутствовавшим открылся чудесный нерукотворный образ, запечатлевший Пресвятую Деву, смуглую Даму, заговорившую с «младшим из своих сыновей» на холме Тепейяк. С этого мгновения началось массовое обращение коренного населения Мексики в христианство и разве не могли эти люди не откликнуться, когда их звала Сама Божия Матерь, ставшая  матерью каждому из них? За семь лет, последовавших после чудесного явления, восемь миллионов коренных жителей Мексики приняли католичество. Первая часовня на месте чудесного явления на холме Тепейяк была воздвигнута уже к Рождеству, так как множество людей приняли участие в постройке – туда 26 декабря с торжественной процессией тилма с ликом Пречистой Девы была перенесена из епископского дворца.

Нерукотворный образ, получивший название Матери Божией Гваделупской, уже более пятисот лет является главной святыней Мексики. Несмотря на то, что лик Богородицы запечатлён на редкой и непрочной ткани, сотканной из волокон агавы, изображение остаётся неповреждённым. Изображение многократно исследовалось художниками и учёными, в том числе, нобелевским лауреатом Рихардом Куном, установившим, что на тилме отсутствуют какие-либо красители растительного, минерального или химического происхождения. Исследование фотографии образа, сделанной в инфракрасных лучах, предпринятое в Университете Флориды биофизиком Филиппом Каллаханом, со всей  очевидностью показало, что изображение нанесено на ткань способом, до сих пор неизвестным ни искусству, ни науке – нет ни следов движения кисти, ни подмалёвка, ни предварительного рисунка. Более того, ткань, на которую непонятным образом нанесено изображение, не подверглась никакому подобию грунтовки, без чего любой красочный слой неминуемо должен был бы осыпаться через очень короткий срок. Последние исследования, с использованием высоких современных технологий, которые позволили увеличить фотографию образа в две с половиной тысячи раз,  показали, что в зрачках Пресвятой Девы отражаются фигуры нескольких людей, в которых удалось опознать епископа Хуана Диего, нескольких слуг, тех, кто, очевидно, присутствовал в комнате, когда впервые развернули плащ – Пресвятая Дева взглянула на них с чудесного образа и они навеки запечатлелись в Её глазах, в точности так, как в глазах человека отражается то, что он видит в данный момент.

В 1910 г. Папа Пий Х объявил Деву Марию Гваделупскую покровительницей Латинской Америки, а в 1945 покровительницей обеих Америк и королевой Мексики.

Анна Кудрик

Читать полностью: Информационная служба Архиепархии Божией Матери в Москве

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of