В самый тёмный и глухой час ночи Хелена резко проснулась… Снова этот звук, который пришёл из какой-то невероятной дали, но прозвучал так ясно и так печально, что она не могла не проснуться. Это был то ли стон, то ли плач маленького ребёнка, оставленного в поле в холодную ветреную ночь… Собственные родители оставили его здесь умирать от холода, потому что у них уже не было сил смотреть, как медленно угасает от голода ребёнок, которого им нечем накормить. Холод прекратит мучения этого младенца гораздо быстрее… Хелена вздрогнула от страшной мысли: «Дитя умирает без крещения! Что будет с его бедной душой?!» Остатки сна развеялись, разум прояснился, и пришла совершенно отчётливое понимание: «Я должна найти способ помочь этим несчастным детям».

В этом побуждении, наконец, обрели определённость те чувства, мысли и желания, которые Хелена Штолленверк вынашивала в себе уже не один год. Молодая девушка тогда даже представить себе не могла, что это решительное побуждение спасать жизни и души младенцев, гибнущих в невероятно далёком Китае, сделает её со-основательницей двух монашеских миссионерских конгрегаций. Но в Китай она в этой жизни так и не попадёт.

Хелена Штолленверк родилась 28 ноября 1852 года в небольшом городке Роллерсбрух (Rollesbroich) на самом западе Германии. Её мать Анна Мария Бонгард была третьей женой овдовевшего во второй раз Иоганна Петера Штолленверка. Отец был намного старше матери, и Хелена – первенец Анны Марии, была для него 10 ребёнком, и ему было уже 67 лет. И в силу этого, и в силу обычаев того времени и той культуры особой близости между отцом и дочерью не было. Кроме того, отца часто не бывало дома – он был возчиком, тяжёлым трудом и предпринимательской жилкой обеспечивал семье крепкий достаток, хотя богатства и не нажил. Братья и сёстры Хелены по отцу были намного старше её – старшие были ровесниками её матери. Сыновья работали в «семейном бизнесе» вместе с отцом, и это обеспечивало пропитание и относительный материальный достаток всем, включая трёх детей Иоганна от первого брака, которые родились глухонемыми и оставались в семье. Потому даже после смерти отца и женитьбы его старших сыновей все продолжали жить в одном доме, одним хозяйством. Понятно, что семейная ситуация была очень сложной. Но, вероятно, именно это и выработало в характере Хелены уникальное сочетание качеств, которые так пригодились впоследствии: кроткое мужество, терпение, способность выслушивать и понимать других, сохраняя ясное понимание своих целей, стойкость, способность «разруливать» конфликты и поддерживать хорошие отношения.

Хелене было около 10 лет, когда она познакомилась с Обществом «Святое детство». Сначала она стала регулярно читать бюллетень Общества – это было её «окно в большой мир», а потом начала его распространять, привлекая в Общество новых детей. Это своё первое миссионерское задание Хелена выполняла 20 лет, до самого отъезда из дома. Именно из бюллетеня Общества Хелена узнала о Китае и о младенцах, чьи родители, отчаявшиеся от голода и невообразимой нищеты, оставляли их умирать в поле. Это стало поворотным моментом в развитии её призвания – она поняла, что должна отправиться на миссию в Китай, чтобы помочь этим несчастным младенцам, умирающим без крещения.

Но как простая, небогатая и не слишком образованная (Хелену особенно смущало, что она не знает никаких иностранных языков) немецкая девушка может попасть в далёкий и экзотический Китай? Ответ был только один – как монахиня, которую орден отправил на миссию. И Хелена стала активно искать миссионерский орден, который отправляет сестёр на миссию в Китай. Тогда она ещё не знала, что такого ордена просто не существует. Она спрашивала священников и знакомых монахинь, писала письма, навестила несколько монастырей. Иногда мелькал луч надежды, но надежда оказывалась призрачной. Во-первых, в патриархальной Германии возможность миссионерского призвание для женщины просто не рассматривалась. Во-вторых, в Германии правил «железный канцлер» Бисмарк и его политика «борьбы за культуру» (культуркампф), а на самом деле – политика вытеснения Католической Церкви из всех сфер общественной жизни, была в самом разгаре: монастыри закрывались, монахинь и монахов отправляли по домам или куда глаза глядят.

Годы шли, ситуация казалась безнадёжной. Но Хелена отказывалась выходить замуж, продолжала служить своей большой семье и искала возможность осуществить то желание, в котором видела Божий призыв. Она научилась молиться, не отрываясь от работы, и работать, не отрываясь от молитвы, соединив две самых больших свои склонности: активно действовать на благо ближних и пребывать в постоянном контакте с Богом.

Наконец, в 1882 году, в год своего 30-тилетия, она прочитала в популярном тогда бюллетене «Малый посланец Пресвятого Сердца», что немецкий священник о. Арнольд Янссен основал в соседней Голландии Миссионерский дом и начал готовить священников и братьев для миссии в Китае. Она тут же написала о. Арнольду. Для него её письмо означало, что призвания в женский миссионерский орден стали приходить ещё до того, как он взялся за его создание! В свойственной ему манере распознавания Божьей воли, о. Арнольд счёл это знаком: как ни занят он был тем, чтобы поставить на ноги мужской орден – Общество Слова Божьего, Бог хочет, чтобы и женский миссионерский орден тоже был основан.

Отец Арнольд честно сообщил Хелене, что женского ордена с миссией в Китае пока нет, что он только собирается взяться за его создание, но, когда до этого дойдёт дело, никто не знает, потому что мужской орден занимал всё его время и забирал все его силы. Миссионерский дом в Штайле, основанный в 1875 году, быстро рос и в нём было полно работы для пары рук, готовых трудиться ради помощи миссии. Это было приглашение приехать и помочь, но без каких-либо обещаний и гарантий на будущее. Если Хелена и была разочарована таким ответом, мы никогда об этом не узнаем. Она решилась и отправилась в Штайль.

Тогда, в декабре 1882 года, ни о. Арнольд, ни Хелена не могли знать, что её ожидание продлится целых 7 лет. Целых 7 лет будут заполнены для Хелены тяжёлой и грязной работой на кухне Миссионерского дома, молитвой на последней скамейке в церкви и терпеливым ожиданием того момента, когда служанка-чернорабочая станет сначала постуланткой, а потом новициаткой вновь созданной Конгрегации сестёр-миссионерок служительниц Святого Духа. Мы никогда не узнаем, какие чувства и мысли она переживала, какие духовные взлёты и падения. Но вот, что мы знаем точно: она всегда с доверием оставалась в руках своего Господа, и Он пронёс её через все испытания многолетнего ожидания и верности Его зову.

Наконец, 8 декабря 1889 года Конгрегация служительниц Святого Духа (SSpS) была официально учреждена. Хелена и ещё две женщины, которые позднее присоединились к её ожиданию, начали свою монашескую формацию. Когда пришло время начинать новициат, Хелена стала сестрой Марией, и о. Арнольд, сам руководивший постулантками, попросил её стать наставницей новициата, хотя она сама была ещё новициаткой.

И она справилась. В марте 1894 года она и другие новициатки принесли свои первые обеты. Сестра Мария стала теперь не только наставницей новициата, но и настоятельницей всей общины – сестра Мария стала матерью Марией.

Конгрегация быстро росла. Воспитание и организация работы монахинь-миссионерок были всё ещё очень новым – новаторским! – делом. По замыслу о. Арнольда сёстры должны были осуществлять миссионерское служение «так, как это присуще женщинам» (первые Конституции SSpS). Но что это значит: «так, как присуще женщинам», когда речь заходит о практических вещах? Чтобы найти ответ на этот вопрос в применении ко многим и многим практическим вещам повседневной жизни и служения сестёр, основатель часто обращался за советом к матери Марии и к её ближайшей подруге и соратнице с. Йозефе, Хендрине Штеннманс. Они сыграли настолько значительную роль на первом, ключевом этапе становления Конгрегации, что обе считаются её со-основательницами наряду со св. Арнольдом Янссеном.

В ноябре 1895 года первая группа сестёр отправились на миссию. Но страной назначения был не Китай, а Аргентина: миссионеры Общества Слова Божьего уже работали в этой стране и с нетерпением ждали сестёр, чтобы расширить своё служение женщинам, детям, старикам. В 1897 году мать Мария подготовила и благословила в путь вторую группу миссионерок. И снова не в Китай, а в Того. Сёстры уезжали, а мать Мария оставалась в Штайле готовить новых сестёр к новым миссиям. Она действительно становилась им духовной матерью, воспитательницей их миссионерского призвания. Она понимала, что сейчас, когда её некем заменить в этой роли, она не может осуществить своей мечты – отправиться на миссию в Китай и спасать бедных детей, умиравших без крещения. Но мечта оставалась: в мыслях, в молитвах, в разговорах с сёстрами.

С самого начала о. Арнольд предполагал, что помимо «деятельной миссии» обязанностью сестёр основанной им Конгрегации будет и молитвенная поддержка работы миссионеров Общества Божьего Слова. Через некоторое время стало понятно, что это задание настолько важно, что должно быть поручено группе сестёр, для которых оно будет главным делом. Поэтому в 1896 году была основана созерцательная ветвь женской конгрегации. Некоторое время сёстры-миссионерки и сёстры-затворницы имели общую формацию и общее руководство. Однако опыт показал, что это был неверный подход. Возникшие проблемы потребовали вмешательства основателя. В 1898 году он принял решение о разделении деятельной и созерцательной ветвей женской конгрегации. В созерцательной ветви многое нужно было начинать сначала, и о. Арнольду снова потребовался надёжный помощник, обладающий духовным опытом, тактом, терпением и настойчивостью. И снова о. Арнольд обратился к матери Марии. Он попросил её перейти к созерцательным сёстрам и снова начать там свой новициат и одновременно принять руководство и новициатом, и всей общиной. Он не требовал, не приказывал… Он просил.

Для матери Марии это означало снова вернуться на 9 лет назад, к началу монашеского пути: настоятельница, уже воспитавшая первое поколение сестёр-миссионерок в молодой Конгрегации, должна была снова стать новициаткой и снова преодолевать те трудности первоначального становления общины, которые, казалось бы, только-только остались позади. У матери Марии было достаточно терпения, смирения, уважения к основателю и, конечно, любви к Богу, чтобы принять этот вызов без особого внутреннего сопротивления. Но было ещё кое-что гораздо более для неё трудное: переход в общину сестёр-затворниц окончательно ставил крест на её надеждах осуществить то, что было для неё первой любовью и сердцем её призвания… Этот крест перечёркивал её последние надежды попасть в Китай в этой жизни.

Мать Мария попросила у основателя дать ей время подумать. Следующую ночь она провела в часовне. В этой часовне она молилась, когда была ещё новициаткой, здесь принесла свои монашеские обеты, здесь давала своё материнское благословение сёстрам, отправлявшимся на миссии… И теперь здесь она должна была отдать в руки Господа ту мечту о Китае, которую когда-то Он Сам вложил в её сердце и сделал столь драгоценной для неё. Это была ночь Гефсиманского борения матери Марии: сёстры, встревоженные тем, что она может их покинуть, но не решавшиеся помешать её молитве, слышали из-за приоткрытой двери, что она плачет… «Да будет мне по слову Твоему… Не моя, но Твоя воля да будет». Господь провёл Свою невесту через её Гефсиманию, и утром она сообщила о. Арнольду, что готова принять на себя заботу о затворной общине и начать новициат как Служительница Святого Духа от непрестанного поклонения Пресвятым Дарам (SSpSAP). Её дар к активному служению нуждам ближних, принесший такие богатые плоды в миссионерской общине SSpS, отходил на второй план, уступая место её дару к созерцательной молитве, которому предстояло достичь полноты через ежедневное поклонение Пресвятым Дарам. Она была хорошо подготовлена к этому опытом предыдущей жизни и своей исключительной даже среди сестёр любовью к Евхаристии. Сёстры её общины иногда подтрунивали над ней, называя её «попрошайкой Причастия»: практика частого причащения была тогда необычной даже в монастырях, и мать Мария буквально выпрашивала Святое Причастия у каждого священника, который служил для сестёр Святую Мессу.

С участием матери Марии самые неотложные проблемы молодой общины сестёр-затворниц были решены довольно быстро, и верное направление развитие на ближайшие годы было задано. Мать Мария выполнила главную задачу, порученную основателем. Уже к концу первого года своего второго новициата она заболела: неожиданно и тяжело. 31 января 1900 года, будучи на пороге смерти, мать Мария принесла обеты в ордене сестёр-затворниц, а 3 февраля 1900 года она умерла. 7 мая 1995 года Церковь причислила её к лику блаженных.

Всю её сознательную жизнь её вела мечта спасать души китайских младенцев, умирающих без крещения, но в Китай она так и не доехала. Доехали её духовные дочери: первые Служительницы Святого Духа отправились в Китай в 1905 году. Мать Мария благословила их уже с небес.

Н.М.

Использованы материалы сайта www.worldssps.org

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *