Штайль, Нидерланды, май 1902 года. В этом году сёстры Служительницы Святого Духа ждали дня Пятидесятницы с особым чувством, потому что он должен был ознаменовать новую веху в развитии их ордена, миссионерское служение которого стремительно набирало обороты. Сёстры уже основали миссии в Аргентине, Того, США, Новой Гвинее и Бразилии, число новициаток и постуланток исчислялось десятками, число желающих участвовать в духовных упражнениях – сотнями, и старый дом сестёр, бывший капуцинский монастырь, стал невообразимо тесен. И вот сегодня, в Пятидесятницу 1902 года, должно состояться освящение и закладка первого камня под строительство «своего» монастыря, где хватит места всем. <…> Освящение и закладку камня торжественно отпраздновали, и настоятельница общины мать Йозефа снова вернулась в своим многочисленным повседневным обязанностям. Но каждый день она смотрела на строящиеся стены их будущего дома и молилась: «Приди, Дух Святой!». Так прошёл почти целый год. Мать Йозефа радовалась, глядя как кипит работа на строительстве. Но по мере того, как росли монастырские стены, её собственное здоровье слабело, и в начале весны её свалил неожиданный и очень тяжёлый приступ астмы. Любимая, непрестанно повторяемая ею молитва: «Приди, Дух Святой!», приобрела новый пронзительный смысл: теперь она могла дышать только, призывая благодать Божьего Дыхания – Духа Святого. В эти последние недели своей земной жизни она оставила сёстрам своё завещание: «Молитва «Приди Дух Святой!» должна стать ДЫХАНИЕМ Служительницы Святого Духа».

Мать Йозефа, Хендрина Штенманнс, родилась 28 мая 1852 года в городке Иссум (Свеверный Рейн-Вестфалия, Германия). Она была старшей из семи детей Вильгельма и Анны Штенманнс. Её отец был портным и ткачом. Когда Хендрине исполнилось 8, её отдали в школу, но в 14 лет учёбу пришлось оставить, чтобы включиться в «семейный бизнес», – она тоже села за ткацкий станок и начала ткать шёлк, который тогда пользовался большим спросом и успешно продавался в ближайшем к Иссуму крупном городе – Дюссельдорфе. Заработки от продажи шёлка позволили растущей семье Штенманнсов перебраться в новый, более просторный дом. А Хендрина приобрела не только профессию, но и то, что мы сейчас назвали бы «организованностью и управленческими навыками». Ведь ей приходилось не только ткать, но и работать по дому, и присматривать за младшими детьми, помогая матери, а временами и заменять отца в переговорах с поставщиками сырья и скупщиками готовой ткани. Это выработало в ней ту практическую сметку, которая так пригодилась ей, когда пришлось организовывать жизнь и работу вновь основанной монашеской общины.

Было и ещё одно занятие, к которому она приобщилась очень рано: сначала вместе с матерью, а потом и сама, она помогала бедным, навещала больных, сидела у постели умирающих, чтобы дать возможность передохнуть тем, кто за ними ухаживал. Для помощи бедным она откладывала часть своего заработка ткачихи.

Тётя Хендрины была монахиней-францисканкой и, видимо, именно общение с ней заронило в сердце девочки-подростка мысль о монашеском призвании. Но воплощению этой мысли не способствовали ни семейные обстоятельства – её заработок был слишком важен для семьи, а после смерти матери в 1878 году на неё, как на старшую из детей, легли все заботы об отце и младших братьях и сёстрах, ни ситуация в стране – это были времена политики «Культуркампф», с помощью которой Бисмарк пытался поставить Католическую Церковь Германии под полный контроль государства, закрывая монастыри, преследуя священников и католиков-мирян. Когда Хендрине было 19, тётя умерла, и, как будто в память о ней, девушка вступила в Третий орден францисканцев. Это принесло ей душевный мир и уверенность в том, что если Бог призывает её к монашеской жизни, то Он же даст и возможности его осуществить. Замужество и создание собственной семьи она отказывалась даже обсуждать.

В 1877 году отец Хендрины взял на работу ученика – юношу по имени Ламберт Вельберс. Однажды за работой Ламберт рассказал Хендрине, что хочет стать священником, но у семьи нет денег оплатить его обучение. Хендрина предложила ему свою помощь. Она сказала, что будет бесплатно шить, чинить и стирать его одежду, а он сможет откладывать сэкономленные деньги на учёбу. Позднее, уверившись в серьёзности намерений, добросовестности и старательности юноши, молодая женщина стала откладывать деньги на его обучение и из своего заработка. Меньше, чем через год, Ламберт Вельберс уехал из Иссума, чтобы поступить в общину Миссионерского дома в Штайле, Нидерданды. Миссионерский дом и монашеская община были основаны немецким священником Арнольдом Янссеном, чтобы готовить миссионеров, которые понесут Божье Слово по всему миру.

От Ламберта о Миссионерском доме узнала и Хендрина. В 1883 году она приехала в Штайль «просто посмотреть», и её надежда осуществить монашеское призвание обрела новое дыхание. Здесь она познакомилась с несколькими молодыми женщинами, которые работали как служанки на кухне Миссионерского дома, ожидая, что Арнольд Янссен вот-вот возьмётся за создание миссионерского ордена сестёр, и осталась с ними. В глазах окружающих это было серьёзное понижение социального статуса, но её это не беспокоило: она чувствовала, что её место именно здесь.

Через четыре года умер её отец. Хендрина поехала домой на похороны, но потом снова вернулась в Штайль. Уже навсегда. Ей было 32 года, и по представлениям того времени, она была уже «слишком старая» как для замужества, так и для начала монашеской жизни. Да и этого начала всё ещё приходилось ждать. Но Хендрину и это не беспокоило: в ней продолжала жить твёрдая уверенность, обретённая ещё в юности, что если Бог даёт ей призвание к монашеской жизни, то Он даст и возможности его осуществить. Эта уверенность придавала стойкости не только ей, но и её ближайшей подруге – Хелене Штолленверк, чья чуткая душа часто тревожилась о том, выполняет ли она Божью волю, тратя годы на это ожидание.

Наконец, 8 декабря 1889 года, миссионерская община сестёр получила благословение о. Арнольда Янссена, и осуществление монашеского и миссионерского призвания в жизни Хендрины Штенманнс началось. На неё была возложена ответственность за организацию жизни маленькой общины рождающегося ордена: обустройство быта, распорядок дня, распределение обязанностей по дому и работы на день, взаимодействие с братьями из Миссионерского дома, получение инструкций от о. Арнольда. Вот где её «управленческий опыт» и практичность оказались просто незаменимы!

В октябре 1890 года сёстры переехали в свой первый дом в старом капуцинском монастыре. Хелена стала настоятельницей, а Хендрина – её заместительницей, а затем и наставницей постулата. И на протяжении 7 лет подруги делили все радости и горести становления новой монашеской конгрегации: устройство собственной кухни и покупка коровы; размещение участниц духовных упражнений (а могло приехать до 300 девушек и женщин за раз!) и организация занятий для самих сестёр; стирка, штопка, шитьё одежды для обитателей Миссионерского дома и переживание первых уходов сестёр из общины. Хелена мечтала о миссии в Китае, а Хендрину манила Латинская Америка. И в 40 лет она снова села за школьную парту – начала учить испанский язык.

И обе они – каждая в своей манере, обусловленной разницей темпераментов и характеров, прекрасно друг друга дополнявших, заботились о том, чтобы атмосфера в общине была по-настоящему сестринской.

Обе очень любили молитву, но и здесь сказывалась разница характеров: Хелена очень любила молиться в тишине часовни, погружаясь в созерцание, а Хендрина, чем бы ни занималась, часто произносила вслух короткие молитвенные воззвания, из которых любимым было, конечно же «Приди Дух Святой!», “Veni Sancte Spiritus!”. Её так часто видели с розарием в руках, что прозвали «сестрой с большим розарием». Эти привычки Хендрина, ставшая потом матерью Йозефой, сохранила до конца жизни, и когда однажды её спросили, много ли она молится, она задумалась, а потом сказала: «Право, не знаю. Но мне кажется, что всегда».

12 марта 1894 года Хендрина, ставшая сестрой Йозефой, Хелена, ставшая, как настоятельница общины, матерью Марией, и ещё 10 сестёр нового ордена принесли свои первые монашеские обеты.

В 1898 году подругам пришлось расстаться: о. Арнольд попросил мать Марию перейти из миссионерской ветви ордена Служительниц Святого Духа в созерцательную, затворную ветвь, которую он основал в 1896 году, чтобы обеспечить работу миссионеров непрестанной молитвенной поддержкой. Для матери Марии переход в затвор означал отказ от мечты уехать на миссию в Китай. Для сестры Йозефы это означало не только разлуку с близкой подругой, хотя та никуда и не уезжала: она должна была стать матерью Йозефой и принять от матери Марии руководство сёстрами-миссионерками.

Свои обеты полного и вечного посвящения Богу она принесла в 1901 году. К этому моменту в ордене было уже 278 сестёр, принесших обеты, которые работали не только в Штайле, но и в Аргентине, Того, США, Новой Гвинее и Бразилии. Мать Йозефа провожала каждую новую группу миссионерок материнским напутствием и продолжала поддерживать связь с каждой общиной: письмами и молитвой.

В мае 1902 года матери Йозефе исполнилось 50. И начало строительства нового большого монастыря для руководимой ею общины, было наглядным свидетельством того, что «позднее начало» – не помеха для того, кто следует Божьим, а не своим планам. «Чем больше мы отдаём другим, тем больше Бог даёт нам», — так она говорила, и так жила.

Весной следующего, 1903 года здоровье матери Йозефы неожиданно пошатнулось. У неё случился такой сильный приступ астмы, что сёстры, видевшие, как она борется за каждый глоток воздуха, были просто в смятении. На фоне астмы быстро развивается тяжёлая водянка. Но она не пугается и не паникует, а снова – как всегда – обращается к Тому, Кому доверяла с детских лет. Утром 20 мая мать Йозефа просит дать ей последнее Причастие и без четверти два пополудни покидает своих сестёр, чтобы уйти к Господу.

29 июня 2008 года декретом Папы Бенедикта XVI, зачитанным кардиналом Жозе Сарайвой Мартиншем на торжественной Мессе в Тегелене, Нидерланды, мать Йозефа, Хендрина Штенманнс, со-основательница миссионерской конгрегации Служительниц Святого Духа была причислена к лику блаженных.

Наталья Проскурина

По материалам:

Bl. Josepha Hendrina Stenmanns (1852-1903)

Tracing the Roots… How the Congregation came about

Biographie von Mutter Josepha

и рассказам с. Мехтильды SSpS в Штайле в 2005 г.

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *