Святой Иоанн Мария Вианней родился 8 мая 1786 г. в деревне Дардийи недалеко от Лиона в крестьянской семье. Родители его были очень набожны – каждый день семьи был разделён на периоды, связанные с определённой молитвой.

Иоанн Мария очень рано почувствовал желание стать священником. Сам он вспоминал, что это желание стало непреодолимым тогда, когда он понял, что стать священником значит быть всегда готовым умереть за веру. В то время во Франции смерть за веру была повседневной реальностью – Иоанну Марии было всего семь лет, когда начался террор, он видел войска революционной армии, проходившие через Дардийи, знал, что приходской священник согласился принести присягу новой власти, чтобы уцелеть, и теперь прихожане считают его отступником, слышал от родителей и соседей, что те священники, которые отказались это сделать, в буквальном смысле слова, лишились головы.

Когда в 1799 году мальчику пришла пора принимать первое Причастие, это возможно было сделать только тайно. Для того, чтобы скрыть происходящее от возможных соглядатаев, к окну комнаты, в которой совершалась Евхаристия, поставили телегу, нагруженную сеном. Но не только политическая обстановка в стране лишала мальчика надежды стать священником – из-за того, что якобинцы закрыли не только церкви, но и школы, он не мог научиться писать и читать даже на родном языке, не говоря уже о латыни, на которой велось преподавание в нескольких семинариях, действовавших подпольно.

Когда Иоанн Мария, наконец, смог учиться, ему было уже семнадцать лет. Учёба давалась юноше очень трудно, латинские слова, по его собственным воспоминаниям, не удерживались в голове, несмотря на старания и всяческую поддержку приходского священника из соседней деревни Экюли о. Балле, вызвавшегося давать уроки юному крестьянину и считавшему, что у того и в самом деле есть призвание к священству. С огромным трудом молодому человеку удалось, наконец, поступить в семинарию, но вскоре его отчислили за неуспеваемость, и ему пришлось поступать туда снова. Несмотря на трудности в учёбе, стремление Иоанна Марии к священству, его глубокая вера, свойственный ему аскетизм и высокое мнение о нём о. Балле убедили епископа в том, что призвание молодого человека подлинное, и 13 августа 1815 г. в Гренобле он был рукоположен во священника и назначен викарным к своему наставнику, а после смерти о. Балле его направили в маленькое селение Арс, где было всего 270 жителей, которых, по неприязненному отзыву предыдущего священника, отличало от зверей только то, что они были крещены. В селе не было школы, зато было четыре кабака, которые посещались жителями гораздо усерднее, чем церковь.

Новый настоятель прихода, возможно, как язвительно сказал о нём один из окрестных священников, не был блестящим богословом и уж конечно он не блистал ораторским искусством, в том смысле, как это было принято понимать во Франции в начале XIX века, но он говорил с прихожанами на их языке и объяснял им основы веры так, что они легко понимали его. Он плакал над их грехами в исповедальне, если видел, что сами они исповедуются формально, не испытывая сокрушения, назначал им небольшие епитимии, считая, что сам должен нести покаяние за грехи своих прихожан и в покаяние за их грехи отказывался от самого необходимого – почти не ел и спал на голых досках. Он стремился к тому, чтобы их формальная вера, вера «по привычке», стала живой и глубокой.  И, самое главное, ежедневно давал им пример веры и подлинно христианской жизни.

Как и жизнь многих святых, его жизнь была полна особым почитанием Евхаристии. «Влюблённый в Евхаристию», как назвал его Папа Бенедикт XVI, он хотел, чтобы его прихожане в полной мере могли насладиться этим бесценным даром, не принимали его равнодушно, но и не отказывались от причастия из-за неправильно понимаемого смирения. В одной из своих проповедей он говорил: «Иногда говорят: «Но я недостоин причащаться…» Что за глупость! Ну конечно же, вы недостойны этого; Пресвятая Дева была недостойна принять Бога, и ни одна тварь не может быть достойной этого. Но так как Бог нисходит к нашему ничтожеству, мы должны приложить все старания, чтобы заслужить ежедневное причастие».

Постепенно молитвы и труды молодого настоятеля стали приносить плоды. Всё больше и больше жителей деревни стали участвовать в мессе и приступать к таинствам исповеди и причастия. В Арсе возникли братство Святого Розария и братство Святых Даров, объединяющие мирян. В 1824 г. удаётся открыть школу-пансион для девочек, которая получает имя «Провидение», и средства на содержание которой возникают почти чудесным образом из ниоткуда, оправдывая её название. Преподают в школе и руководят ею крестьянские девушки, обученные и подготовленные настоятелем.

Слух о замечательном священнике из маленького селения распространяется повсюду, и в Арсе появляются паломники, желающие послушать его проповеди, поговорить с ним, исповедаться ему.

Говорили, что нередко он знал грехи кающегося прежде, чем тот приступал к исповеди. Однажды, когда к нему подошла вдова самоубийцы, горячо любившая мужа и страдавшая от мысли, что его душа навек погублена, прежде, чем она успела что-то сказать, святой обратился к ней со словами: «Не плачь, между мостом и водой твой муж раскаялся». Не все приезжали в Арс с благочестивыми целями, некоторые хотели посмеяться над сельским священником и его паствой «полной предрассудков», но услышав проповеди о. Вианнея многие из этих насмешников были обращены против своей воли.

Вскоре паломников стало так много, что власти Лиона открыли специальное железнодорожное сообщение по маршруту Лион – Арс. В кассе продавали билеты в оба конца, действительные в течение восьми дней, потому что тем, кто желал исповедаться, приходилось ожидать своей очереди неделю. Именно тогда о. Вианнея, начинавшего исповедовать летом в два часа ночи, а зимой в четыре и стали называть узником исповедальни.

Весь приход считал своего пастыря святым, его заслуги были признаны гражданскими властями, он был награждён орденом Почётного Легиона, но слава и признание тяготили его. Он даже не хотел принимать награду, говоря, что боится предстать перед Господом «со всей этой ерундой» и услышать от Него, что свою награду он уже получил.

Много раз он обращался к епископу с просьбой об отставке, трижды пытался покинуть приход, и это было похоже на бегство, но всякий раз прихожане возвращали его, умоляя не оставлять их и обещая, что если они своими грехами и неправильным поведением огорчили своего наставника, то готовы каяться и исправляться. Без этого маленького священника, исполненного нежного сочувствия к грешникам, но непримиримого ко греху они чувствовали себя детьми, которых бросает отец, и он остался со своими прихожанами, больше не предпринимая попыток уйти.

Он умер 4 августа 1859 года. Ухаживавший за ним во время болезни монах вспоминал, что, когда в день смерти он принял Христа в Евхаристии, глаза его были полны слёз, и он сказал: «Грустно причащаться в последний раз», но умирая, он был полон веры и счастья.

Анна Кудрик

Читать полностью: Информационная служба Архиепархии Божией Матери в Москве

Изображение: wordpress.catholicapedia.net

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz