26 воскресенье рядового времени (Мф 21, 28-32)

Сегодняшнее воскресное чтение посвящено извечной проблеме взаимоотношений двух братьев и родителей. Данилка сам старший брат и хорошо понимает, что бывает и братская ревность, и обиды, и желание получить больше родительского внимания. Поэтому он решил поинтересоваться у старшего брата, что же он чувствовал, почему поступил так, а не иначе.

— Скажите, пожалуйста, почему Вы сразу не послушались отца и не пошли работать в виноградник? Разве Вы, как старший брат, не должны были подавать пример младшим членам семьи?

— Старшим сыном в семье быть непросто. В какой-то момент ты сам станешь главой рода и вся ответственность за семью, за дом отца ляжет на твои плечи. Отец все время что-то просит меня и что-то поручает, но мне хочется и просто его любви, а не только участия в семейном бизнесе. Хочется спокойно посидеть вечером, поговорить о чем-то, что волнует меня, а не интересует его. Хочется не наставлений, а понимания. В этот раз, когда отец попросил меня опять идти работать, я про себя, конечно, возмутился. Ну почему опять я! Что, у него нет денег на наемных рабочих? Или своих людей в доме для работы не хватает? Наконец, мой младший брат мог бы иногда тоже потрудиться! Так ведь нет, снова я!

Может быть, ты помнишь, что для нас, израильтян, виноградник – это не простое место. Это еще и символ радости, которая достигается, между прочим, значительными усилиями. И я подумал, что не хочу никакой радости отца моего. Хочу что-то сохранить для себя, хотя бы свободное время. Поэтому сразу отказал. Мне спокойнее жить своим умом, своей силой и своим разумом, чем искать радости, которую дает Бог.

Помнишь ли ты сказку Евгения Шварца «Два брата»? Накануне Нового Года родители уехали в город за подарками и оставили Младшего брата на попечении Старшего. Сначала все было хорошо, но потом Младший стал мешать Старшему читать интересную книжку. И он, не долго думая, выставил малыша на мороз. Да и забыл о нем за увлекательным чтением. Для него сиюминутное удовольствие оказалось важнее жизни Младшего брата. Вот и я выбрал в этот раз сиюминутное удовольствие, самый простой отдых с друзьями. Мой отказ с одной стороны ничей жизни не угрожал, только расстроил отца.

Помнишь ли ты, что было потом в сказке? Старший брат попал в плен к Прадедушке Морозу, который удерживал его в своем дворце, обещая вернуть Младшего брата. Так случилось и со мной. Отказ идти в виноградник, в радость отца моего, в радость Бога, увел меня в царство, где много прекрасных для глаз вещей, но там царит вечный холод. Как и героям сказки Шварца, мне нужно было проделать длинный путь, чтобы вернуться и осознать, что я неправ.

— А что же все-таки Вас заставило вернуться? Только желание не обижать отца?

— Понимаешь, сколько не ходи по свету с друзьями, сколько не ищи душевного понимания и теплоты в играх, пирах, беседах и забавах, все равно рано или поздно останешься один на один с собой. Мне казалось, что я очень взрослый и умный, раз смог сказать отцу «нет». Вот, думалось мне, я показал, что теперь сам могу распоряжаться своей судьбой и добиться успеха во всем своими силами. А потом…

Помнишь сказку Астрид Линдгрен «Братья Львиное Сердце»? Это тоже история про двух братьев. Там в самом начале истории старший брат Юнатан жертвует собой, спасая младшего брата Карла из пожара. За это он и получает прозвище Львиное Сердце. В этой истории Юнатан предстает перед нами по-настоящему зрелой личностью. Понимаешь ли ты, что такое зрелая личность? Да-да, это странное понятие, пришедшее из увлечения современного мира психологией. В наши времена такого не было. Но мы знали о тех, чье сердце всегда открыто для действия Бога. И мы знали, что эти люди постепенно меняются. Становятся сильнее, добрее, внимательнее к нуждам других. Юнатан, придуманный Астрид Линдгрен, именно такой. И что замечательно: он не думает о том, что скажут о нем другие люди, как они себя поведут, как отреагируют на его поступок. Он ничего не демонстрирует, только действует. А в моем поведении было много демонстрации: вот я взрослый и не пойду! Поэтому, когда я подумал, то понял, что будущий хозяин дома не должен так себя вести. И я не стал ничего никому объяснять, не стал бежать просить у отца прощения, а просто пошел в виноградник и сделал все, что было необходимо. Я думал только о том, как будет рад отец, когда увидит, что все лозы подвязаны и все листья убраны.

— А почему Ваш брат называет отца господином?

— Потому что он – хозяин дома. Он – старший представитель нашего рода. И именно он несет ответственность перед Богом за всех нас. Поэтому отец для нас – господин жизни, который заботится о том, чтобы всего у нас было в достатке, чтобы наш виноградник, от плодов которого мы живем, всегда был ухожен. Если мы все перестанем слушаться отца, то постепенно уклад нашего дома рассыплется, и мы сначала потеряем весь свой достаток, а потом и сам дом.

Для меня отец тоже господин. А еще он – образ Бога, который постоянно пребывает в Своем винограднике, Израиле, заботится о нем и обрабатывает его. Как же обращаться к нему иначе?

— После всего, что Вы сказали, у меня появился такой вопрос: честно ли поступил Ваш брат?

— Бог знает, что происходит в человеческом сердце. Брат хотел быть хорошим в глазах отца, прекрасно понимая, что отец перепроверять, сделана работа или нет, не будет. Пройдет несколько дней, когда он увидит, что ничего не сделано, и поздно уже будет наказывать брата. Думаю, здесь дело все-таки не в честности. У брата были свои причины не идти в виноградник. В любом случае, Бог никогда не смотрит на слова, которых может быть много и которые прекрасно складываются в причудливый узор. Он смотрит на устремления нашего сердца и на то, во что они выливаются, какими делами становятся.

— Как Вы думаете, кого из вас двоих Господь сравнивает в конце притчи с мытарями и блудницами? И если Вы – образ грешников, значит ли это, что грешники всегда старше праведников?

— Мы уже говорили, что виноградник – это образ присутствия Бога среди Израиля. Я отказался пойти в виноградник, отказался работать. Брат мой, напротив, согласился принять на себя любую работу. А ведь исполнение заповедей, следование Завету, это тоже работа, от которой хочется порой отказаться. А дальше уже каждый поступил, следуя голосу своей совести. Думаю, мытари и блудницы в этом смысле – как я: они отказались следовать Закону, но не перестали быть членами семьи Израиля. Они все еще часть лозы, которая, попав в луч солнечного света, снова ожила, стала цвести и со временем дала плод. Ведь именно мытари и блудницы, те, кого отвергало еврейское общество той поры, первыми откликнулись на призыв Иоанна к покаянию. И они же последовали за Христом, как Закхей, апостол Матфей или Мария Магдалина.

Мой младший брат подобен учителям Закона, фарисеям и саддукеям, которые, живя в винограднике Божием, исполняя все заповеди и предписания, перестали слышать глас Божий. Они чувствовали себя старшими братьями по отношению к простому народу Израиля. Они были более образованы, лучше разбирались в Законе, знали, как строить отношения с язычниками. Им казалось, что именно они хранят виноградник Господень. Только забыли они об одной особенности: Бог выбрал Израиль не потому, что он был самым сильным из народов. А совсем наоборот, потому что он был маленьким и незаметным. Бог часто избирает тех, кого и не заметишь среди других братьев и сестер. Он не смотрит на то, кто родился раньше, кто раньше пришел в Церковь. У Него другое понятие времени: Он смотрит, открыто ли сердце для Его действия, ищет ли человек Его присутствия или ищет чего-то своего. Так что среди грешников и праведников нет законов старшинства. У Бога постоянно последние становятся первыми, а первые последними.

Анна Гольдина и Данилка

Изображение: Wikimedia

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz