Как часто причащаться? Христианская традиция от первых веков до наших дней

Существуют разные мнения, причащаться ли за каждой Мессой или Литургией, или же мы недостойны этого. Лариса Беляева предлагает вспомнить историю возникновения Евхаристии и что говорит об этом наша Церковь, чтобы разобраться в этом вопросе.

Для Католической Церкви Евхаристия — это воспоминание Пасхи Христовой, актуализация и сакраментальное приношение Его единой Жертвы в Литургии Церкви, которая есть Его Тело. Жертва Христа и Жертва Евхаристии – это единое жертвоприношение. Евхаристия является таинством, источником и вершиной всей христианской жизни.

В Евхаристии та же самая Жертва, которую Иисус только один раз совершил на Кресте, совершается на каждой Мессе. Согласно Катехизису Католической церкви: «Наш Спаситель на Тайной Вечере, в ночь, в которую Он был предан, установил Евхаристическую Жертву Своего Тела и Своей Крови, чтобы непрерывно увековечивать, доколе Он придет, Свою Жертву на Кресте, и поэтому завещал Своей возлюбленной Невесте, Церкви, воспоминание о смерти Своей и Воскресении: таинство благочестия, знамение единства, союз любви, пасхальную трапезу, на которой Христос вкушается, душа преисполняется благодатью и подается нам залог грядущей славы».

Это Таинство, установленное Господом, совершалось Его учениками и последующими поколениями верных, как воспоминание о Господе, Его жизни, смерти и Воскресении. Так было заповедано самим Господом — претворять хлеб и вино в Его Тело и Кровь и причащаться этих Святых Тайн. И первые христиане соблюдали эту заповедь, собираясь в первый день недели для «преломления хлеба».

Из Деяний Святых Апостолов можно сделать вывод, что это была трапеза с чтением Священного Писания, псалмопением, молитвой и проповедью. Так как апостолы вышли из иудейской среды, и Тайная вечеря была совершена в форме древнееврейской пасхальной вечери, то и Евхаристия была, скорее всего, похожа на нее. Эта вечеря могла быть довольно длительной и продолжаться до утра. Вот как в середине II в. описывает такую трапезу Иустин Философ: «После того, как омоется таким образом уверовавший (то есть после Крещения), мы ведем его к так называемым братьям в общее собрание для того, чтобы со всем усердием совершить общие молитвы как о себе, так и о просвещенном и о всех других повсюду находящихся… По окончании молитв мы приветствуем друг друга лобзанием. Потом к предстоятелю братий приносится хлеб и чаша воды и вина: он, взявши это, воссылает именем Сына и Святого Духа хвалу Отцу всего и подобно совершает благодарение… Весь присутствующий народ отвечает: «Аминь»… После благодарения предстоятеля и возглашения всего народа… диаконы дают каждому из присутствующих приобщиться хлеба, над которым совершено благодарение, и вина с водой, и относят к тем, которые отсутствуют. Пища эта называется у нас Евхаристией (благодарением), и никому другому не позволяется участвовать в ней, как только тому, кто верует в истину учения нашего и омылся омовением во оставление грехов… Ибо мы принимаем это не так, как обыкновенный хлеб или обыкновенное питье… пища эта, над которой совершено благодарение… есть, как мы научены, Плоть и Кровь того воплотившегося Иисуса».

Исследователи отмечают, что в древней Церкви в каждой общине могло быть свое чинопоследование Евхаристии, и молитва в ней довольно долго оставалась импровизацией предстоятеля собрания. В Правилах 12 апостолов (гл. 9 и 10) они приводятся в таком виде: «А что касается до Евхаристии, то благодарите следующим образом.Сперва относительно чаши: «Благодарим Тебя, Отец наш, за святой виноград Давида, Отрока Твоего, который (виноград) Ты явил нам чрез Иисуса Отрока Твоего. Тебе слава во веки!».

А относительно преломляемого хлеба: «Благодарим Тебя, Отец наш, за жизнь и ведение, которые Ты явил нам чрез Иисуса Отрока Твоего. Тебе слава во веки! Как сей преломляемый хлеб был рассеян (в зернах) на холмах и соединен воедино, так да будет соединена Твоя Церковь от концов земли в Твое Царство, потому что Твоя есть слава и сила чрез Иисуса Христа во веки».

После же насыщения благодарите так: «Благодарим Тебя, Отец Святой, за Твое святое имя, которое Ты вселил в сердцах наших, и за ведение, и веру, и бессмертие, которые Ты явил нам чрез Иисуса Отрока Твоего. Тебе слава во веки! Ты, Владыка Вседержитель, сотворил все ради имени Твоего; пищу же и питие Ты дал людям в наслаждение, дабы они возблагодарили Тебя; а нам милостиво даруй духовную пищу и питие и жизнь вечную чрез Отрока Твоего. Прежде всего благодарим Тебя, потому что Ты всемогущ. Тебе слава во веки! Помяни, Господи, Церковь Твою, избавь ее от всякого зла и сделай совершенной ее в любви Твоей и собери ее, освященную, от четырех ветров в Царство Твое, которое Ты уготовал ей, потому что Твоя есть сила и слава во веки! Да придет благодать и прейдет сей мир! Осанна Сыну Давидову! Если кто свят, – да приступит сюда; а если нет, – пусть покается. Маранафа! Аминь».

Однако, несмотря на различия, которые могли быть в разных общинах, нетрудно заметить, что есть одно важное свойство, которое очень ярко проявлялось в Евхаристии ранних христиан: это ее соборность. Она проявлялась и в совместной молитве, и принесении членами христианской общины хлеба и вина для совершения Таинства, и в обязательном причащении всех присутствующих на трапезе. На это причащение всех участников молитвенного собрания обращает внимание документ «Об участии верных в Евхаристии», которым мы руководствуемся, когда хотим причаститься: «Все члены местной общины участвовали в еженедельной Евхаристии и причащались, а отказ от участия в евхаристическом общении без достаточных к тому оснований подвергался порицанию… Первохристианская практика причащения за каждой Божественной Литургией остается идеалом и в настоящее время, являясь частью Предания Церкви».

В то же время существовала практика самопричащения. Она заключалась в том, что Святые Дары могли храниться у христиан дома, и они могли причаститься Тела и Крови Христовых в любое время без участия в общей трапезе. Эта практика потом сохранялась у монахов, но самопричащение скорее допускалось по крайней необходимости, когда не было возможности причаститься со своей общиной. Можно сравнить эту ситуацию с современной практикой: тогда не все причастники присутствовали в евхаристическом собрании, сейчас же не все участники Литургии приступают к Чаше.

Древняя церковь также предъявляла ряд требований к причастникам, и эти требования сохраняются по сей день. Это примирение со всеми и принятие Крещения. О необходимости определенной меры воздержания пишет уже апостол Павел в своем первом послании к Коринфянам (11:20-22, 33-34): «…вы собираетесь, так, что это не значит вкушать вечерю Господню; ибо всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так что иной бывает голоден, а иной упивается. Разве у вас нет домов на то, чтобы есть и пить? Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих? Что сказать вам? похвалить ли вас за это? Не похвалю… Посему, братия мои, собираясь на вечерю, друг друга ждите. А если кто голоден, пусть ест дома, чтобы собираться вам не на осуждение».

По сути, это зарождение Евхаристического поста, так как изначально общая трапеза предшествововала Евхаристии, а позже стало происходить наоборот, Евхаристия стала предшествовать общей трапезе.

Итак, для первых христиан не стоял вопрос «как часто можно (или нужно) причащаться?». Можно сказать, что христианин всегда был готов к Причастию. Этот вопрос встал позже, когда закончилась эпоха мученичества, и настал период охлаждения христиан. Святой Василий Великий в послании к Кесарии, жене патриция, написанном примерно в 372 году, свидетельствует о практике причащения 4 раза в неделю и одобряет ежедневное причащение. Однако пройдет немногим более 30 лет, и святой Иоанн Златоуст с горечью будет отмечать, что многие христиане причащаются за год один-два раза (Толкования на Послание к Евреям, Беседа 17).

IV век, конечно, принёс с собой изменения в практике, потому что Церковь приняла в своё лоно множество вчерашних язычников, для которых принадлежность к христианству очень часто представляла собой какое-то выражение лояльности к власти. Или, может быть, это принятие христианства способствовало продвижению и карьерному росту и так далее. И поэтому мы видим, что уже в проповедях отцов IV века и у святого Иоанна Златоуста, и у западных авторов неоднократны сетования на то, что верующие на Литургию приходят, но не причащаются. И поэтому возникают определённые правила, которые грозят отлучением тем, кто в воскресенье не приходит в храм, и, соответственно, не причащается. Известное девятое апостольское правило говорит о том, что те, кто приходит лишь на Литургию оглашенных, а затем не остаются до конца на Литургии и не причащаются, также подвергаются церковным прещениям.

Но, по большому счёту, все эти правила уже не могли изменить ситуацию, и мы видим постепенное снижение частоты причащения с соответствующим увеличением каких-то внешних требований для того, чтобы человек мог достойно приступить к этому Таинству. То есть возникает пост, возникают определённые молитвенные правила, возникает, может быть, какая-то более или менее институционально фиксированная, необходимая исповедь и так далее.

Таким образом, на исходе античности и в раннее Средневековье постепенно снижался массовый евхаристический энтузиазм. Неспособность верующего быть достойным выступила на первый план. Развилась идея, что за безмерный и безвозмездный дар, подаваемый Богом в Евхаристии, верующий может (и должен) каким-то образом заплатить. К евхаристическому посту добавлялись многочисленные другие практики духовной и телесной подготовки (молитвы, воздержание и т.д.).

Тем не менее, среди христиан присутствовало стремление к частому причащения. Существует мнение, что так и возникла Литургия Преждеосвященных Даров, как самостоятельная соборная служба, исходящая из потребности христиан в частом причащении в любое время, включая время Великого поста. Этот тезис выдвигает известный литургист архимандрит Роберт Тафт, в своей работе «Двойная традиция Литургии Преждеосвященных Даров».

Многие выдающиеся святые и деятели Церкви поощряли частое причащение мирян (Теодульф Орлеанский, Амаларий Мецский, Бурхард Вормсский, святые Мария из Уаньи и Юлиана Льежская, а также святой Франциск Ассизский и его последователи).

В наши дни Католическая Церковь также поощряет верующих к частому Причастию, принимать Святую Евхаристию в воскресные и праздничные дни или еще чаще, даже каждый день. Каноническое право обязывает участвовать в Божественной Литургии во все воскресенья и предписанные праздники, и Католическая Церковь, в последнее время все глубже сознавая, что «участие» без Причастия представляет собой в известной мере нонсенс, напоминает верующим, что «определенно лучше всего, чтобы все участвующие в совершении Святой Мессы с необходимым расположением принимали Причастие».

Католическая Церковь учит, что всякий крещеный католик, которому не запрещает того церковное право, должен допускаться до Причастия, то есть речь идет обо всех, кто приступает к нему сознательным образом, обладает должным расположением и кому законом не запрещено приступать к Таинствам.

Разберем молитвы ко Причастию, существующие в латинском и византийском обряде.

Молитвы святого Амвросия Медиоланского и святого Фомы Аквинского ясно говорят о недостоинстве человека («запятнал сердце и тело», «не охранял ум и язык»; «приступаю, как немощный к врачу жизни, нечистый к источнику милосердия, слепой к сиянию вечного света, как бедный и нищий к Господу неба и земли»), но при этом однозначно утверждают, что Милосердие Божие превыше, что достаточно сожаления и желания соединиться со Христом («я раскаиваюсь в своих грехах и жажду исправить содеянное мною», «уповаю на Твое безмерное милосердие»; «исцели немощь мою», «омой нечистоту мою», «просвети меня», «обогати меня», «одень меня»), и что Господь, из Любви к нам, делает нас достойными («да станет оно (Причастие) достойным средством к совершению дел Тебе угодных»; «дай мне созерцать в вечности явленный лик Твоего Возлюбленного Сына»).

Многие молитвы из византийского обряда напоминают нам тексты из Священного Писания о грешных и отверженных, но принятых Христом после покаяния. Например, молитва святого Василия Великого: «прими же и меня, как блудницу, как разбойника, как мытаря и как блудного сына»; молитва святого Иоанна Златоуста: «как Ты не отказался войти и вкусить вечерю с грешниками в доме Симона прокаженного, так соблаговоли войти и в дом смиренной моей души, прокаженной и грешной»; молитва преподобного Иоанна Дамаскина: «Ты, Христе Боже, мытаря оправдавший, и хананеянку помиловавший, и разбойнику врата рая открывший, открой и мне человеколюбивое сердце Твое и прими меня, приходящего и прикасающегося к Тебе, как блудницу и кровоточивую: ведь одна, края одежды Твоей коснувшись, легко получила исцеление; другая же, обняв пречистые Твои ноги, прощение грехов приобрела». То есть, утверждается та же мысль, что Христос сделает нас достойными, какими бы мы ни были. Нужно только наше искреннее стремление.

В византийском обряде представляет интерес следующий текст ко причащению: «В светлый сонм святых Твоих как войду я, недостойный? Ведь если осмелюсь войти с ними в брачный чертог, — одежда меня обличает, ибо не в такой идут на вечерю, и связанный, изгнан буду ангелами. Очисти, Господи, скверну души моей и спаси меня, как Человеколюбец». Напоминание о евангельской притче о званых на пир. Здесь следует вспомнить, что на Востоке в те времена приглашенным на пир хозяева дома давали чистую одежду для праздника, нужно было только принять ее. Так и Любовь и Милосердие Господа, которые нужно только принять, что Господь приглашает и ждет нас на вечерю за каждой Мессой и чистую одежду для вечери даст, то есть, сделает нас достойными, если мы примем Его приглашение.

В обоих обрядах тексты ко причащению заканчиваются молитвой: «Вечери Твоей тайной», где приводится пример благоразумного разбойника, фактически в самый последний момент воззвавшего с покаянием и надеждой ко Христу, что в очередной раз подчеркивает глубину и безмерность Любви Бога, что одного нашего слова достаточно бывает, чтобы быть призванными на вечерю Господню.

И на каждой Мессе, если встает вопрос: «Как посмею пойти к Чаше, со своими слабостями, страстями и грехами?», возникает и встречный вопрос: «А как посмею не пойти?» Отвергнуть приглашение Христа, Который зовет и ждет, каждого из нас лично. Во власти Которого омыть и очистить нас. И, может быть, в таком случае – не пойти будет еще более тяжким грехом, чем пойти, осознавая свои проступки и ошибки, быть может, стыдясь их и помня о своей малости перед Господом?

«Никто не достоин» — да, но выбор за нами, и в наших силах воплотить в жизнь евхаристическую молитву из обоих обрядов: «Воистину достойно и праведно служить Тебе».

Лариса Беляева

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *