1. Вспомним, что, когда Христа спросили о единстве и нерасторжимости брака, Он сослался на то, что было «сначала». Он процитировал слова первых глав книги Бытия. Поэтому постараемся в ходе текущих размышлений проникнуть в суть именно этих слов и этих глав.

Значение изначального единства человека, которого Бог сотворил «мужчиной и женщиной», (особенно в свете стиха 2:23 книги Бытия) можно понять, признавая мужчину во всем благословении его существования, т.е. во всем богатстве тайны сотворения, которое лежит в основе теологической антропологии. Это познание, т.е. исследование человеческой личности того, кто изначально «один», всегда должно проходить через дуальность, «общность».

Вспомним отрывок книги Бытия 2:23: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа». В свете этого текста мы понимаем, что сознание человека проходит через мужское и женское, которые являются как бы двумя «воплощениями» одного и того же метафизического одиночества перед лицом Бога и мира, как два способа «быть телом» и вместе с тем – человеком, которые взаимно дополняются, как два взаимодополняющих измерения самосознания и самоопределения, и в то же время как два дополняющих друг друга понимания значения тела. Так, как уже показывает стих 2:23 книги Бытия, женственность возникает (в некотором смысле) сама по себе на фоне мужественности, в то время как мужественность получает свою форму через женственность. Действительно, функция пола, являющегося своего рода «частью личности» (не только «признаком личности»), показывает как глубоко человек со всем своим духовным одиночеством, своей уникальностью и неповторимостью личности телесно представляет «его» или «ее». Присутствие женской личности рядом и вместе с мужской становится обогащением для человечества на протяжении всей его истории, понимаемой здесь как история спасения. Все это учение о единстве было уже выражено в книге Бытия 2:23.

2. Единство, о котором говорится в книге Бытия 2:24 («и будут двое одна плоть»), без сомнения, выражается и исполняется в супружеском акте. Библейская формулировка, предельно лаконичная и простая, указывает на секс, женственность и мужественность, как свойства человека, мужчины и женщины, позволяющие им, когда они становятся «одной плотью», одновременно подчинить всю свою человеческую природу благодати плодовитости. Однако весь контекст лаконичной формулировки не позволяет нам задержаться в плоскости человеческой сексуальности, коснуться темы тела и пола вне полноты понимания человека и «общности людей», но вынуждает нас с самого «начала» заметить полноту и глубину этого единства, которое мужчина и женщина должны составить в свете откровения о теле.

Поэтому, прежде всего, перспективное выражение «человек… прилепится к жене своей» тесно связано с «и будут двое одна плоть», оно убеждает нас всегда обращаться к тому, что библейский текст прежде говорит о союзе людей, который связывает женщину и мужчину в самом таинстве сотворения. Только что проанализированные слова книги Бытия 2:24 объясняют это понятие особым образом. Мужчина и женщина, соединившись (в супружеском акте) настолько тесно, что стали «одной плотью», вновь открывают, так сказать, каждый раз и особым образом, таинство сотворения, возвращаются, таким образом, к тому союзу людей («кость от костей моих и плоть от плоти моей»), который позволяет им узнать друг друга и, как в первый раз, назвать по имени. Это означает, в некотором смысле, возрождение изначального значения человека, которое обнаруживается в одиночестве перед лицом Бога и мира. То, что они становятся «одной плотью» — сильная связь, утвержденная Создателем, через которую они открывают свою человеческую природу, как в своем изначальном единстве, так и в дуальности таинственного взаимного влечения. Однако секс – нечто большее, чем таинственная сила человеческой телесности, которая действует благодаря инстинкту. На человеческом уровне и во взаимных отношениях людей секс всегда выражает новое преодоление границ одиночества человека, присущего строению его тела, и этим определяется его изначальное значение. Это преодоление всегда содержит в себе принятие одиночества тела другого «Я» как собственного.

3. Поэтому оно связано с выбором. Та же формулировка стиха книги Бытия 2:24 показывает, что не только сотворенные люди были созданы как мужчины и женщины для единства, но даже само это единство, в котором они становятся «одной плотью», изначально имеет характер союза, образованного благодаря выбору. В самом деле, читаем: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей». Если человек «по природе» принадлежит отцу и матери, по причине размножения он «прилепляется» к жене (или мужу) по выбору. Текст книги Бытия 2:24 определяет характер супружеской связи, говоря о первом мужчине и первой женщине, но в то же время делает это в перспективе всего земного будущего человечества. Поэтому в свое время Христос сошлется на этот текст, как актуальный и для его эпохи. Созданные по образу Бога, поскольку даже являют собой аутентичную общность людей, первый мужчина и первая женщина должны дать начало и стать образцом для всех мужчин и женщин, которые в разное время соединятся друг с другом так тесно, что станут «одной плотью». Тело, которое через собственную мужественность или женственность изначально помогает обоим («помощник, подобный ему») составить общность людей, становится особым образом частью их союза, когда они становятся мужем и женой. Но это осуществляется путем взаимного выбора. Этот выбор утверждает брачный договор людей («Gaudium et Spes», «Радость и надежда», 48: «Глубокая общность жизни и супружеской любви, которую Творец создал, наделив её собственными законами, устанавливается брачным союзом, то есть непреложным личным согласием».), которые только на его основании становятся «одной плотью».

4. Это соответствует сути одиночества человека, а точнее «двойному одиночеству». Выбор, как выражение самоопределения, опирается на эту суть, т.е. на основу его самосознания. Только на основании самого строения человека, он – «плоть», и посредством тела он также является мужчиной или женщиной. Когда оба соединяются так тесно, что становятся «одной плотью», их брачный союз предполагает зрелое понимание тела. Более того, оно несет в себе особое понимание значения этого тела во взаимной отдаче людей друг другу. Даже в этом смысле стих 2:24 книги Бытия является перспективным. Он действительно показывает, что в любом брачном союзе мужчины и женщины вновь открывается то же изначальное понимание соединительного значения тела в его мужественности и женственности; этим библейский текст в то же время показывает, что в каждом подобном союзе повторяется до некоторой степени тайна сотворения во всей ее изначальной глубине и жизненной силе.

«Взятая от мужа», эта «плоть от плоти», женщина становится впоследствии, как «жена» и мать, матерью всех живущих (см. Быт 3:20), потому как материнство имеет также и в нем свое начало. Рождение берет свое начало в сотворении, и каждый раз в определенном смысле воспроизводит его тайну.

5. Этой теме будет посвящено специальное размышление: «Познание и рождение».

В нем нужно будет обратиться к другим частям библейского текста. Анализ, сделанный до сих пор о значении изначального единства, показывает, что «начальный» образ этого единства мужчины и женщины, имеющий отношение к тайне сотворения, все же дается как задача для всех грядущих времен.

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz