1. Что такое стыд и как объяснить его отсутствие в состоянии изначальной невинности, в той же глубине тайны сотворения человека как мужчины и женщины? В современных исследованиях на тему стыда и особенно целомудрия видна сложность этого фундаментального опыта, в котором человек выражает себя как личность согласно его собственному устройству. В опыте целомудрия человек испытывает страх по отношению ко «второму я» (так, например, женщина по отношению к мужчине), и это, прежде всего, страх за собственное «Я». Целомудрием человек почти «инстинктивно» демонстрирует нужду в утверждении и принятии этого «Я» в соответствии с его настоящей ценностью. Он это чувствует одновременно как внутри себя, так и вне, перед лицом «другого». Следовательно, можно сказать, что целомудрие – сложный опыт даже в том смысле, что едва отдаляясь друг от друга (женщина от мужчины), человек в то же время ищет сближения, создавая для этого подходящую основу и уровень.

По той же причине целомудрие имеет фундаментальное значение для формирования этоса сосуществования людей, а особенно для отношений мужчина-женщина. Исследования на тему целомудрия ясно указывают на то, как глубоко оно укоренилось как раз во взаимоотношениях, как точно выражает основные правила «общности людей», а так же как глубоко затрагивает сферу изначального «одиночества» человека. Возникновение «стыда» в последующем библейском рассказе 3 главы книги Бытия является многозначным, и в свое время мы снова подойдем к его анализу.

Так что же значит его изначальное отсутствие в книге Бытия 2:25: «И были оба наги, и не стыдились»?

2. Прежде всего, необходимо установить, что речь идет о настоящем отсутствии стыда, а не о его нехватке или отставании. Мы не можем здесь некоторым образом поддерживать «примитивизацию» его значения. Поэтому текст стиха 2:25 книги Бытия не только решительно исключает возможность думать о «нехватке стыда» или же о бесстыдстве, но даже исключает объяснение через аналогию с некоторыми положительными примерами человеческого опыта, как, например, детство или жизнь т.н. примитивных обществ. Такие аналогии не только несостоятельны, но могут даже ввести в заблуждение. Слова книги Бытия 2:25 «не стыдились» не выражают нехватку, но, наоборот, указывают на особую полноту самосознания и опыта, особенно полноту понимания значения тела, связанного с тем, что они «были наги».

О том, что так следует понимать и толковать процитированный текст, свидетельствует продолжение библейского рассказа, в котором появление стыда и особенно целомудрия связано с потерей изначальной полноты. Поэтому, допуская понимание опыта целомудрия как «пограничного» опыта, мы должны спросить себя какой полноте самосознания и опыта, а особенно, какой полноте понимания значения тела, соответствует значение первоначальной наготы, о которой говорится в книге Бытия 2:25.

3. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо учитывать уже проделанный анализ, базирующийся на совокупности библейских отрывков. В этом контексте изначальное одиночество человека проявляется как «неотождествление» собственной человеческой природы с миром живых существ («animalia»), окружающих его.

Подобное «неотождествление» (после сотворения человека как мужчины и женщины) уступает место счастливому открытию собственной человеческой природы «с помощью» другого человека; так мужчина распознает и открывает собственную человеческую природу «с помощью» женщины (Быт 2:25). Их поступок в то же время создает представление о мире, который материализуется напрямую через плоть («плоть от плоти моей»). Это прямой и очевидный источник опыта, который устанавливает единство их человеческой природы. Поэтому нетрудно понять, что нагота соответствует этой полноте осознания значения тела, берущей начало из типичного восприятия чувств. Можно подумать об этой полноте в категориях истинности бытия или реальности, и можно сказать, что мужчина и женщина были изначально даны друг другу именно ввиду подобной истины, поскольку «были наги».

Анализируя значение изначальной наготы, нельзя совершенно исключать этот аспект.

«Внешне» создание перцепции мира – прямое и почти спонтанное событие, предшествующее какому-либо «критическому» усложнению человеческого познания и опыта, и оно связано с опытом значения человеческого тела. Уже так можно было бы понять изначальную невинность «познания».

4. Тем не менее, нельзя установить значение изначальной наготы, принимая во внимание только участие человека во внешней перцепции мира; нельзя это установить без погружения во внутренний мир человека. Стих книги Бытия 2:25 как раз направляет нас туда, чтобы мы отыскали изначальную невинность познания. Действительно, именно пространство внутреннего мира человека необходимо для объяснения и измерения этой особой полноты межличностной связи, благодаря которой мужчина и женщина «были наги и не стыдились».

Понятие «связи» в нашей обычной речи было практически отделено от его более глубокой, изначальной семантической сущности. Главным образом оно близко средствам связи, т.е. в большинстве своем товарам, служащим для общения, обмена, сближения. Однако допустимо предположить, что в своем первоначальном и более глубоком значении «связь» была и остается напрямую связанной с субъектами, которые «связываются» как раз на основе «общего союза», существующего между ними, как для достижения, так и для выражения собственной реальности, присущей только сфере субъектов-людей. Таким образом, человеческое тело приобретает совершенно новое значение, которое нельзя поставить на уровень остаточной «внешней» перцепции мира. Действительно, оно передает личность в ее онтологической и сущностной конкретности, это больше, чем «индивидуум», и поэтому выражает личное «Я» человека, которое создает изнутри его «внешнюю» перцепцию.

5. Весь библейский рассказ, а особенно, книга Бытия, показывает, что тело через собственную видимость выражает человека и, таким образом, является посредником, т.е. делает так, что мужчина и женщина изначально «связаны» между собой согласно «communio personarum» по замыслу Создателя о них. Видимо, только это измерение позволяет нам соответствующим образом понять значение первоначальной наготы. Посему какое-либо «натуралистическое» суждение обречено на провал, в то время как «персоналистское» может оказать большую помощь. Стих книги Бытия 2:25 определенно говорит о чем-то необычном, что стоит за гранью целомудрия, осознанного с опытом, и которое вместе с тем определяет особую полноту межличностной связи, укоренившейся в самом сердце этого «communio», которое так раскрывается и развивается. В соответствии с этим слова «не стыдились» могут означать «in sensu obliquo» (косвенно – прим. перев.) только изначальную глубину в утверждении того, что касается личности, того, что «явно» женское и мужское, посредством чего складывается «личная близость» взаимной связи во всей ее простоте и чистоте. К этой полноте «внешней» перцепции, выраженной через физическую наготу, соответствует «внутренняя» полнота видения человека в Боге, т.е. в меру «образа Бога» (см. Быт. 1:27). Согласно этой мере человек «является» действительно нагим («были наги» [Быт 2:25]), еще до того, как заметил это (см. Быт 3:7-10).

Мы должны будем дополнить анализ этого столь важного текста во время последующих бесед.

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова