1. Евангелия от Матфея и от Марка возвращают нас к ответу, который Христос дал фарисеям, когда они его спрашивали о нерасторжимости брака, ссылаясь на закон Моисеев, что допускал в некоторых случаях практику т.н. прошения о разводе. Напомнив им первые главы книги Бытия, Христос ответил: «Не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Затем, возвращаясь к их вопросу о Моисеевом законе, Христос добавил: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так» (Мф 19; Мк 10). В своем ответе Христос дважды сослался на то, что было «в начале», поэтому и мы в ходе нашего анализа постарались как можно лучше прояснить значение этого «начала». Оно является первым наследством каждого человека в мире, мужчины и женщины, первым свидетельством человеческой идентичности, первым источником уверенности в своем призвании как человека, сотворенного по образу Самого Бога.

2. Ответ Христа имеет историческое значение, но и не только. Во все времена люди задают вопрос на эту тему. Это делают и наши современники, которые, однако, в своих вопросах не ссылаются на закон Моисеев, который допускал прошение о разводе, но на другие обстоятельства и другие законы. Эти их вопросы наполнены проблемами, неизвестными собеседникам Христа. Мы помним какие вопросы, касающиеся брака и семьи, были обращены на последнем Соборе Папе Павлу VI и продолжают формулироваться после Собора, уже при других обстоятельствах. Их задают люди одинокие и состоящие в браке, в отношениях, молодежь, но также и писатели, публицисты, политики, экономисты, демографы, в общем, представители современной культуры и цивилизации.

Я думаю, что среди ответов, которые Христос дал бы людям нашего времени на их вопросы (часто столь нетерпеливые), основным остался бы тот, который уже был дан фарисеям. Отвечая на те опросы, Христос, прежде всего, сослался на то, что было в «начале». Возможно, он сделал бы это еще решительней и с большим акцентом, поскольку духовное и вместе с тем культурное состояние современного человека, кажется, отдалилось от «начала» и приобрело формы и значения, которые все больше расходятся с библейским представлением о «начале».

Тем не менее, Христос не был бы «удивлен» ни одним из этих состояний, и я предполагаю, что Он продолжил бы ссылаться главным образом на то, что было «в начале».

3. Вот почему ответ Христа требовал особо углубленного анализа. Действительно, в этом ответе были названы основные простейшие истины о человеке, мужчине и женщине. Это ответ, который позволяет нам догадаться о самой структуре человеческой идентичности в рамках таинства сотворения, и в то же время в перспективе искупления. Без этого невозможно выстроить теологическую антропологию и в ее контексте – «теологию тела», откуда берет начало совершенно христианский взгляд на брак и семью. Эту тему поднял Павел VI, когда в своей энциклике, посвященной проблемам брака и рождения детей, в его по-человечески и по-христиански ответственном значении, он сослался на «взгляд на человека в целом» (Paolo VI, Humanae Vitae, 7). Можно сказать, что в ответе фарисеям Христос показал своим собеседникам также и этот «взгляд на человека в целом», без чего не может быть дан соответствующий ответ на вопросы, связанные с браком и рождением детей. Как раз этот взгляд на человека в целом должен быть выстроен от «начала».

Это так же свойственно современному мышлению, как и прежде – для собеседников Христа, хотя несколько иным образом. Мы, действительно, являемся детьми века сего, когда с развитием различных дисциплин этот целостный взгляд на человека может быть отвергнут или заменен многочисленными частичными представлениями, которые, останавливая нас то на одном, то на другом аспекте человеческой структуры, не достигают целостности человека, или же оставляют ее вне собственного поля зрения. Затем  туда входят разнообразные культурные тенденции, которые (на основе этих частичных истин) формулируют свои ответы и практические указания на поведение человека и все чаще на то, как вести себя с «человеком». Тогда человек становится скорее объектом определенных техник, а не субъектом, ответственным за свои действия. Ответ, данный Христом фарисеям, призывает также к тому, чтобы человек, мужчина и женщина, стали таким субъектом, т.е. субъектом, который осмысляет свои действия в свете полной истины о себе самом, поскольку это изначальная истина, иначе говоря, основание подлинного человеческого опыта. Вот истина, которую Христос призывает нас искать от «начала». Таким образом, обратимся к первым главам книги Бытия.

4. Изучение этих глав, возможно больше, чем других, позволяет нам осознать значение и необходимость «теологии тела». «Начало» мало говорит нам о человеческом теле в натуралистском и современном смысле слова. С этой точки зрения в текущем исследовании мы оказываемся на донаучном уровне. Мы почти ничего не знаем о внутренней структуре и закономерностях, действующих в человеческом организме. Тем не менее, в то же время (возможно как раз по причине архаичности текста) важная истина, определяющая целостный взгляд на человека, открывается нам в своей простоте и полноте. Эта истина рассматривает значение человеческого тела в структуре индивидуального субъекта. В дальнейшем размышление об этих древних текстах позволит нам распространить это значение на всю область человеческой мужсубъектности, в частности на вечные отношения мужчины и женщины.

Благодаря этому мы приобретаем точку зрения, которую обязательно должны положить в основу всей современной науки, касающейся человеческой сексуальности в биофизиологическом смысле. Это не значит, что мы должны отказаться от этой науки или избавиться от результатов. Наоборот: если они должны служить научению чему-то, связанному с воспитанием человека, его мужественностью и женственностью, и сферой брака и рождения детей, нужно через все отдельные элементы современной науки достичь того, что есть основного и существенно личного как в каждом индивидууме, мужчине и женщине, так и в их взаимоотношениях.

Именно тут размышление над древним текстом книги Бытия оказывается незаменимым.

Оно действительно является «началом» теологии тела. Тот факт, что теология включает также и тело, не должен ни удивлять, ни изумлять никого, осознающего тайну и реальность Воплощения. Ввиду того, что Слово Бога стало плотью, я бы сказал, что плоть вошла через главную дверь в теологию, т.е. науку, объектом которой является божество.

Воплощение и, как его следствие, искупление стало также определенным источником священности брака, о чем в свое время мы подробнее поговорим.

5. Вопросы, задаваемые современными людьми, исходят также и от христиан: тех, что готовится к таинству брака, или тех, кто уже состоит в венчанном браке. Это не только вопросы о науках, но скорее вопросы о человеческой жизни. Многие люди, многие христиане ищут в браке реализацию своего призвания. Многие хотят найти в нем путь к спасению и святости.

Для них особенно важен ответ, который Христос дал фарисеям, ревнителям Ветхого завета. Те, кто ищет реализации собственного человеческого и христианского призвания в браке, прежде всего, призваны заняться «теологией тела» («начало» которой мы находим в первых главах книги Бытия), содержанием их жизней и поведением. Действительно, как необходимо на пути призвания глубокое осознание значения тела, его мужественности и женственности! Как важно точное понимание значения тела в браке, для продолжения рода, поскольку все то, что является содержанием жизни супругов, должно постоянно находить свою полную и индивидуальную область в совместной жизни, поведении, чувствах! И это все больше на фоне некой цивилизации, которая остается под влиянием материалистического и утилитарного образа мышления и оценивания. Современная биофизиология может предоставить много точной информации о человеческой сексуальности. Тем не менее, знание об индивидуальном достоинстве человеческого тела и пола берется из иных источников. Особым источником является слово Самого Бога, которое содержит откровение о теле, восходящее к «началу».

Как показательно, что Христос, отвечая на все эти вопросы, приказывает человеку некоторым образом вернуться к началу его теологической истории! Он приказывает ему встать на границе между изначальной невинностью-счастьем и наследием первого падения. Не хочет ли Он сказать, что путь, по которому Он поведет человека, мужчину-женщину, в таинстве брака, т.е. по пути «искупления тела», должен заключаться в восстановлении этого достоинства, в котором одновременно реализуются истинное значение человеческого тела, его личное и «общностное» значения?

6. Теперь же мы завершаем первую часть наших размышлений, посвященных столь важной теме. Чтобы дать исчерпывающий ответ на наши вопросы, иногда полные тревоги, о браке, или, если точнее, о значении тела, мы не можем остановиться только на том, что Христос ответил фарисеям, сославшись на то, что было «в начале» (см. Мф 19:3; Мк 10:2).

Мы также должны принять во внимание все другие пояснения, среди которых особо выделяются два. Первый был произнесен во время Нагорной проповеди и касался свойств человеческого сердца по отношению к телесному вожделению (см. Мф 5:8), второй – когда Иисус высказался о грядущем воскресении (см. Мф 22:24-30; Мк 18-27; Лк 27-36). Эти два пояснения мы собираемся сделать предметом наших последующих размышлений.

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова

Иллюстрация: blog.naver.com

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz