1. Мы уже поговорили о стыде, который исходит из сердца первого человека, мужчины и женщины, одновременно с грехопадением. Первая фраза библейского рассказа в связи с этим звучит так: «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания» (Быт 3:7). Этот отрывок, в котором говорится о взаимном стыде мужчины и женщины как признаке падения (status naturae lapsae) будет рассмотрен в его контексте.

В этот момент стыд затрагивает наиболее глубокий пласт и, кажется, переворачивает сами основы их существования. «И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями сада» (Быт 3:8). Необходимость спрятаться указывает на то, что в основании стыда, который испытывают оба друг к другу, как плода познания добра и зла, созрело чувство страха Бога: неизвестного прежде страха. «И воззвал Господь Бог к Адаму, и сказал ему: где ты? Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся» (Быт 3:9-10). Какой-либо страх всегда относится к самой сути стыда; тем не менее, первый стыд особым образом раскрывает свой характер: «Я убоялся, потому что я наг». Тут мы отдаем себе отчет в том, что здесь действует что-то более значительное, чем стыд телесный, связанный с обретением нового осознания собственной наготы. Человек старается с помощью стыда собственного тела скрыть действительный источник страха, указывая на него как на результат, чтобы не называть вслух его причину. И тогда Бог-Яхве в свою очередь делает это: «Кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?» (Быт 3:11).

2. Ошеломляет точность этого диалога, точность всего рассказа. Она отражает плоскость эмоций человека в проживании событий, в способе их раскрытия, и в то же время – глубину. Во всем этом «нагота» обладает не только буквальным значением, она относится не только к телу, и не является началом стыда, связанного лишь с телом. В действительности через «наготу» проявляется человек, лишенный Дара; человек, отчужденный от той Любви, которая была источником первоначального дара, источником полноты блага, предназначенного сотворенному человеку.

Согласно формулам теологического учения Церкви, этот человек был лишен сверхъестественных даров, которые составляли его «дар» до грехопадения; кроме того, он потерпел убыток в том, что относилось к его собственной природе, человеческой природе в ее первоначальной полноте «по образу Бога». Три похоти соответствуют не полноте этого образа, а скорее вреду, несовершенствам, ограничениям, которые возникли с грехом. Похоть выражается как недостаток, который, однако, скрывает источник в первоначальной глубине человеческого духа. Если мы хотим изучить этот феномен от его истоков, т.е. от зари опыта «исторического человека», мы должны принять во внимание все слова, с которыми Бог-Яхве обратился к женщине (Быт 3:16) и мужчине (Быт 3:17-19). Кроме того, мы должны исследовать статус самосознания их обоих. Именно текст книги Бытия вскоре этому поспособствует. Мы уже обратили внимание на литературную специфичность этого текста с такой точки зрения.

3. Какой статус самосознания может проявляться в словах: «Убоялся, потому что я наг, и скрылся»? Какой духовной истине они соответствуют? О каком значении тела свидетельствуют? Конечно, это новое состояние значительно отличается от первоначального. Слова стиха книги Бытия 3:10 прямо указывают на радикальное изменение значения изначальной наготы. В состоянии изначальной невинности нагота, как мы заметили прежде, не была связана с недостатком, но представляла полное принятие тела во всей его человеческой, а затем и личной истине. Тело как выражение личности было первым признаком присутствия человека в мире видимом. В том мире человек был изначально в состоянии выделять себя самого, обособлять себя, т.е. утверждаться как личность, в том числе посредством собственного тела. Оно, действительно, было, так сказать, отмечено как видимый фактор трансцендентности, в силу которой человек, как личность, превосходит видимый мир живых существ (animalia). В этом смысле человеческое тело изначально было верным свидетелем и осязаемым доказательством изначального «одиночества» человека в мире. В то же время через свою мужскую и женскую природу оно становилось явной составляющей взаимной самоотдачи в людском сообществе. Так, человеческое тело в таинстве сотворения несло в себе несомненный признак «образа Бога», а также являлось особым источником достоверности этого образа, присутствующего во всем человеке.

Первоначальное принятие тела было в некотором смысле основой принятия всего видимого мира. И было в свою очередь гарантией владычества человека над миром, на земле, которую он должен был подчинить себе (см. Быт 1:28).

4. Слова «Убоялся, потому что я наг, и скрылся» (Быт 3:10) свидетельствуют о радикальных изменениях подобных отношений.

Каким-то образом человек теряет изначальную уверенность в «образе Бога», выраженном в его теле. Он также каким-то образом теряет ощущение своего права воспринимать мир, чему радовался в таинстве сотворения. Это право находило свое основание в духовной жизни человека, в том факте, что он сам обладал божественным видением мира и собственной человеческой природы. Это давало ему полноту мира и радости, он постигал истину и ценность собственного тела во всей простоте, переданной ему Создателем: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт 1:31). Слова стиха 3:10 книги Бытия «Убоялся, потому что я наг, и скрылся» подтверждают крах изначального принятия тела, как признака личности в мире видимом. Вместе с тем кажется даже, что принятие материального мира колеблется в отношении человека. Слова Бога-Яхве почти что предвещают враждебность мира, сопротивление природы в отношении человека и его обязанностей. Эти слова предвещают тяжелый труд, который человеческое тело впоследствии испытает в контакте с землей, им же подчиненной: «Проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терние и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят» (Быт 3:17-19). Конец подобного труда, подобной борьбы человека с землей, есть смерть: «Ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт 3:19).

В этом контексте или, скорее, в этой перспективе слова Адама из стиха кн. Бытия 3:10 «Убоялся, потому что я наг, и скрылся», кажется, выражают осознание собственной беззащитности, чувство неуверенности в своей соматике перед лицом природных явлений, действующих с неотвратимым детерминизмом.

Может быть, под этой пылкой речью подразумевается некий «вселенский стыд», в котором себя выражает существо, сотворенное «по образу Бога» и призванное обладать и владычествовать над землей (Быт 1:28), как раз тогда, в начале своего исторического опыта и столь явно, оно подчиняется земле, особенно с трансцендентной «стороны», которую как раз представляет тело.

Необходимо прервать здесь наши размышления о значении изначального стыда, о чем говорится в книге Бытия. Мы продолжим их через неделю.

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова

Изображение: www.ruicon.ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz