1. Говоря о возникновении вожделения в человеке (на основании книги Бытия), мы проанализировали изначальное понимание стыда, которое возникло с грехопадением. В свете библейского рассказа анализ стыда позволяет нам еще лучше понять какое значение было у него в отношениях между мужчиной и женщиной. Третья глава книги Бытия без сомнения показывает, что этот стыд появился во взаимоотношениях мужчины и женщины и что из-за стыда подобные отношения претерпели радикальные изменения. И поскольку он возникает в их сердцах одновременно с телесной похотью, анализ первоначального стыда позволяет нам в то же время рассмотреть, в каких отношениях остается такая похоть по сравнению с общностью людей, которая изначально была признана и определена как задача для мужчины и женщины по факту сотворения «по образу Бога». Так, последующим этапом изучения похоти, которая «в начале» проявилась через стыд мужчины и женщины согласно 3 главе книги Бытия, станет анализ ненасытности союза, т.е. общности людей, которая должна была быть выражена также и через их тела в соответствии с их мужскими и женскими особенностями.

2. Итак, главным образом этот стыд, который убедил мужчину и женщину обоюдно скрыть свои тела и в некотором смысле их половые отличия, подтверждает, что разрушилась изначальная способность к взаимному общению, о чем говорится в Бытии 2:25. Радикальное изменение значения первоначальной наготы позволяет нам предположить, что во взаимоотношениях мужчины и женщины произошли негативные изменения. Эта взаимная общность в самой человеческой природе посредством тела и посредством мужественности и женственности, имевшая столь сильный отклик в предыдущем отрывке библейского рассказа (см. Быт 2:23-25), приходит в беспорядок: как если бы тело (в его мужественности и женственности) перестало составлять «высший» уровень общности людей, как если бы его первоначальная функция была «поставлена под вопрос» в сознании мужчины и женщины. Исчезают простота и «чистота» первоначального опыта, который способствовал особой полноте их взаимоотношений. Очевидно, что прародители не переставали общаться по очереди посредством их тел и движений, жестов, выражений; но исчезло простое и прямое сообщество, связанное с изначальным опытом взаимной наготы. Почти внезапно возникло понимание черты, которую не следует переступать, которая определяла границы первоначальной «самоотдачи», с полным доверием ко всему тому, что составляло собственную идентичность и в то же время различие, с одной стороны – женское, с другой – мужское. Различие, т.е. разница между мужским и женским полом, резко почувствовалось и было понято как элемент взаимного противопоставления людей. Это было засвидетельствовано в лаконичном выражении (Быт 3:7): «И узнали они, что наги» и его непосредственном контексте. Все это также присутствует в анализе первого опыта стыда. Книга Бытия не только отмечает его в человеке, но также позволяет раскрыть его стадии в них двоих, мужчине и женщине.

3. То, что пропала способность к полноте взаимоотношений, которая проявляется в виде полового стыда, позволяет нам лучше понять первоначальную ценность обычного значения тела. Действительно, нельзя иначе понять эту обоюдную пропажу способности, иными словами – стыд, кроме как в отношении к значению, которое тело в его женской и мужской ипостаси имело прежде для человека в состоянии изначальной невинности. Это обычное значение будет пониматься не только в отношении к союзу, который мужчина и женщина должны были составить как супруги, став «одной плотью» (Быт 2:24) через супружеский акт, но также в связи с той же «общностью людей», которая была личной сферой существования мужчины и женщины в таинстве сотворения. Тело в его мужском и женском варианте составляло особый «уровень» такой личной общности. Половой стыд, о котором говорится в книге Бытия 3:7, свидетельствует об утрате первоначальной уверенности в том, что человеческое тело через его мужественность и женственность является тем «уровнем» общности людей, которая «просто» ее выражает, служит ее реализации (а также завершению «образа Бога» в мире видимом). Это состояние сознания их обоих имеет значительное отражение в последующем контексте 3 главы книги Бытия, которой мы вскоре займемся. Если человек после грехопадения утратил, так сказать, чувство образа Бога в себе, это проявилось со стыдом тела (см. Быт 3:10-11). Этот стыд, вторгшийся в отношения мужчины и женщины в целом, проявился в утрате изначального значения плотского союза, т.е. тела как особого «уровня» общности людей. Как если бы личный профиль мужественности и женственности, который прежде подчеркивал значение тела через полноту общности людей, уступил место только ощущению «сексуальности» по отношению к другому человеку. Как если бы сексуальность стала «препятствием» в личных отношениях мужчины с женщиной.

Взаимно скрывая ее (согласно кн. Быт 3:7), оба выражают ее почти инстинктивно.

4. Это в то же время стало своего рода «вторым» осознанием своего пола, что в библейском рассказе радикально отличается от первого. Весь контекст рассказа еще раз подтверждает, что это новое осознание отличает «исторического» человека похоти (даже трех похотей) от изначально невинного человека. В этих отношениях возникает похоть, и особенно похоть плоти, по сравнению с общностью людей посредством тела, их мужской и женской природе, т.е. по сравнению с общностью, установленной для человека «в начале» Творцом? Вот вопрос, который необходимо задать, особенно в отношении «начала», что касается опыта стыда, на который ссылается библейский текст.

Стыд, как мы уже заметили, появляется в повествовании 3 главы книги Бытия как симптом отдаления человека от любви, полученной в таинстве сотворения и которая, по слову Иоанна, «исходит от Отца». То, что «от мира сего», т.е. похоть, несет в себе трудность отождествления себя с собственным телом; и не только в сфере собственной субъективности, а больше даже касательно субъективности в отношении к другому человеку: женщины к мужчине, мужчины к женщине.

5. Отсюда потребность спрятаться от «другого» с собственным телом, с тем, что определяет собственную женственность/мужественность. Эта потребность демонстрирует фундаментальное отсутствие доверия, что по себе указывает на крах первоначальных взаимоотношений «общности». Как раз в отношении к субъективности другого, а вместе с тем – собственной субъективности, в этой новой ситуации, т.е. в контексте похоти, возникла потребность спрятаться, о чем говорится в книге Бытия 3:7.

И именно здесь нам кажется важным вновь раскрыть более глубокое значение «полового» стыда, а также полный смысл этого явления, на которое ссылается библейский текст, чтобы понять разницу между изначально невинным человеком и «историческим» человеком похоти. Вся 3 глава книги Бытия предлагает нам основы для определения более глубокой области стыда; но это требует отдельного анализа. Мы начнем его в следующий раз.

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz