1. Когда Христос во время Нагорной проповеди говорит: «Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй» (Мф 5:27), Он ссылается на то, что каждый из его слушателей прекрасно знал и чувствовал себя обязанным в силу заповеди Бога-Яхве.

Тем не менее, история Ветхого завета показывает, что жизнь народа (объединенного в Боге-Яхве особым союзом), жизнь отдельных людей часто отходит от этой заповеди. Об этом же говорит беглый взгляд, брошенный на законодательство, о котором обильно свидетельствуют книги Ветхого завета.

Предписания ветхозаветного закона были очень строги. Они также были очень детальными и вникали в самые мелкие подробности жизни (см. Втор 21:10-13; Числ 30:7-16; Втор 24:1-4; 22:13-21; Лев 20:10-21 и т.д.). Можно предположить, что чем очевиднее становилась легализация фактической полигамии в этом Законе, тем быстрее возрастала потребность в поддержании ее юридической стороны и укреплении ее законных границ. Отсюда большое число предписаний, а также суровость наказаний, предусмотренных законотворцем за нарушение таких норм. На основании анализа, ранее проведенного нами на тему «начала», на которое ссылается Христос в своей проповеди о расторжимости брака и об «акте отказа», очевидно, что Он ясно видит основу противоречия, которую таило в себе семейное право Ветхого завета, принимая фактическую полигамию, т.е. появление любовниц рядом с законными супругами или же право сожительства с рабыней. Можно сказать, что подобный закон боролся с грехом и в то же время содержал в себе, и даже поддерживал «социальные структуры греха», организовывая их узаконение. В этих обстоятельствах появлялась необходимость в том, чтобы главный этический смысл заповеди «не прелюбодействуй» претерпел также фундаментальную переоценку. В Нагорной проповеди Христос вновь раскрывает этот смысл, превышая его, т.е. те ограничения, которые были внесены традицией и законом.

2. Возможно, стоит добавить, что в ветхозаветной интерпретации, как запрет на прелюбодеяние находит компромисс с похотью тела, так же ясно определена позиция по отношению к сексуальным отклонениям. Что подтверждается предписаниями, которые предусматривают смертную казнь за гомосексуализм и скотоложство. По поводу поведения Онана, сына Иуды (отсюда современное название «онанизм») Священное Писание говорит: «Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его» (Быт 38:10).

Семейное право в Ветхом завете в большинстве своем ставит на первое место в браке продолжение рода, в некоторых случаях оно старается продемонстрировать равные юридические права мужчины и женщины, например, касательно вины за прелюбодеяние недвусмысленно сказано: «Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего — да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка» (Лев 20:10), но в целом наказание женщины оказывается более суровым.

3. Может быть, нужно отметить язык этого свода законов, который, как всегда в подобных случаях, является языком, конкретизирующим сексологию своей эпохи. Этот язык также важен для совокупности размышлений на тему теологии тела.

Тут мы находим особое характерное подтверждение стыду, который охватывает то, что в человеке относится к полу. Более того, то, что относится к сексуальности, в некотором смысле считается «нечистым», особенно когда речь идет о физиологических проявлениях человеческой сексуальности. «Открытие наготы» (см. Лев 20:11; 17-21) стигматизируется как аналог совершенного незаконного полового акта; уже само это выражение кажется достаточно красноречивым. Нет сомнений в том, что законодатель старался использовать терминологию, соответствующую сознанию и обычаям современного ему общества. Так язык ветхозаветного законодательства должен убедить нас в том, что не только физиология пола и соматические проявления половой жизни известны законодателю, но и то, что они определенным образом оценены. Трудно избавиться от впечатления, что подобная оценка носила негативный характер. Но это точно не отменяет той истины, которую мы узнаем из книги Бытия и в которой мы можем обвинить Ветхий завет – и, среди прочего, даже книги закона в том, что они были предшественниками манихейства.

Выраженное здесь мнение по поводу тела и пола не столь «негативное» и так же не столь сурово, но скорее отмечено объективизмом, вызванным намерением упорядочить эту сферу человеческой жизни. Речь не идет напрямую о «порядке» в сердце, но о порядке во всей социальной жизни, в основе которой всегда были брак и семья.

4. Если взять во внимание совокупность «сексуальной» проблематики, возможно, стоит еще кратко обратить внимание на другой аспект, т.е. на связь, существующую между нравственностью, законом и медициной, и отмеченную в соответствующих книгах Ветхого завета. Они включают немало практических предписаний, касающихся гигиены или же медицины, подмеченных скорее из опыта, чем из науки, в соответствии с достигнутым уровнем той эпохи (см. Лев 12:1-6; 15:1-28; Втор 21:12-13). А, впрочем, связь опыта и науки актуальна до сих пор. В этой обширной сфере проблем медицина всегда идет в сопровождении этики; а этика, как и теология, ищет ее сотрудничества.

5. Когда Христос в Нагорной проповеди произносит слова: «Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй», и тут же добавляет: «А Я говорю вам…», ясно, что Он хочет восстановить в сознании своих слушателей этическое значение этой заповеди, отдаляясь от интерпретации «учителей», официальных экспертов по части закона. Но, кроме интерпретации, исходящей из традиции, Ветхий завет предлагает нам еще одну традицию для понимания заповеди «не прелюбодействуй». Это традиция пророков. Они, ссылаясь на «прелюбодеяние», хотели напомнить «Израилю и Иудее», что их самым большим грехом было то, что они оставили единого истинного Бога, предпочтя ему культ множества идолов, которых избранный народ придумал легко и непринужденно, общаясь с другими народами. Так сама характеристика языка пророков является скорее аналогией с прелюбодеянием, чем само прелюбодеяние. И тем не менее, подобная аналогия также служит пониманию заповеди «не прелюбодействуй» и соответствующей интерпретации, которая ей соответствует и которая отсутствует в законодательных документах. В пророчествах, особенно таких пророков, как Исайя, Осия и Иезекииль, Бог завета Яхве представлен как Жених, а любовь, с которой Он соединяется с Израилем, может и должна отождествляться с любовью супругов в браке. И вот Израиль из-за своего идолопоклонства и отказа от Бога-Жениха, совершает по отношению к Нему измену, которую можно сравнить с изменой женщины по отношению к мужчине: Израиль как раз «прелюбодействует».

6. Пророки красноречиво и часто посредством необыкновенно пластичных образов и сравнений представляют, что любовь Яхве-Жениха, что прелюбодеяние Израиля-Невесты, которая предается измене. Именно эту тему мы еще продолжим развивать в наших размышлениях, когда будем анализировать проблему «таинства»; тем не менее, уже сейчас нужно коснуться ее, поскольку необходимо услышать слова Христа из Евангелия от Матфея 5:27-28 и понять то обновление этоса, которое эти слова в себе заключают: «А Я говорю вам…». Если, с одной стороны, Исайя (см. Ис 54; 62:1-5) в своих текстах подчеркивает прежде всего любовь Яхве-Жениха, который при любых обстоятельствах идет навстречу Невесте, переступая через ее неверность, то с другой, тексты Осии и Иезекииля изобилуют сравнениями, которые разъясняют безобразие и нравственное зло прелюбодеяния, совершенного Невестой-Израилем.

В следующей беседе мы постараемся еще глубже проникнуть в тексты пророков, чтобы далее прояснить содержание, которое в сознании слушателей Нагорной проповеди соответствовало заповеди «не прелюбодействуй».

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова

Изображение: Chris Higham

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of