Львы во множестве населяют страницы Библии. О них упоминается более ста тридцати раз. Мало того, именно лев становится символом одного из колен, а затем и государств Древнего Израиля. Вплоть до конца XIX века, когда начало набирать силу сионистское движение (движение, направленное в первую очередь на собирание рассеянного народа Израильского на Святой Земле), религиозным символом евреев был именно лев, Лев Иуды. Потом просвещенным евреям захотелось иметь свой символ в противовес христианскому кресту, и гексаграмма (шестиконечная звезда), используемая философами, нотариусами и каббалистами, пришлась очень кстати. Впрочем, наш рассказ не о звездах, но о львах.

В былые времена львы обитали на территории нынешнего Израиля и Палестины. Это были львы, пришедшие в эти земли из Африки. Крупные хищники, вес которых достигает 220 кг, а длина – трех метров. Panthera leo persica или азиатский лев обитал на огромной территории от Греции до Индии. Он был не только популярным объектом охоты, но и источником многочисленных проблем, совершая набеги на стада и небольшие селения. В Святой Земле льва можно было встретить еще в эпоху Крестовых походов. Некоторые историки предполагают, что именно с этих времен лев вошел в европейскую геральдику как символ власти и силы.

Библия дает возможность говорить о львах долго и пространно, искать многочисленные смыслы и аллюзии. Чтобы не растекаться мыслью по древу, попробуем выделить основные черты и аспекты, о которых говорит библейский бытописатель.

Молодой лев

Впервые лев упоминается в книге Бытия, когда праотец Иаков благословляет своего четвертого сына Иуду: «Иуда, братья твои превознесут тебя. Ты победишь врагов своих, и братья твои склонятся перед тобой. Иуда подобен молодому льву, который лёг отдохнуть, и ни у кого не хватит храбрости потревожить его» (Быт 49, 8-9). Септуагинта дает перевод еврейского «гур ариех» как «молодой лев». В то время как современные иудейские переводчики используют выражение «детеныш льва», т.е. это еще львенок. «Детеныш арье Йеуда, от насилия, сын мой, удалился. Преклонился, лег, как арье и лави; кто потревожит его?» Такой перевод несколько меняет смысл слов праотеческого благословения. Речь идет не о молодом мужчине, полном сил и возлегшем как лев, чтобы обозревать границы своего прайда. Напротив, Иаков говорит об истории этого человека. Этот аспект очень важен для библейского мировоззрения. В каждом благословение так или иначе содержится ретроспектива произошедших событий. Иаков, подобно опытному педагогу, анализирует действия своего сына (если прочитать весь текст 49-й главы, то станет понятным, что он так смотрит на всех своих детей) и, благословляя его, говорит о его потенциале, которому предстоит раскрыться. Будучи совсем юн, Иуда просил братьев не убивать заносчивого и самовлюбленного Иосифа (Быт 37,26-27). Именно он предложил продать его в рабство и тем самым даже в своем грехе стал частью Божьего плана для потомков Авраама, своего рода орудием Провидения. Он преклонился, т.е. используется, как и в русском языке, слово, означающее не только склонить голову с почтением, но и в определенной степени открыться для чего-то действия, в данном случае для действия Божьего. Полный внутренней мощи и силы, как лев (арье) и как львица (лави), он склонился, распластался под действием благодати Божией. Именно поэтому «Скипетр всегда останется с коленом Иуды, и на семье его всегда будет знак владычества, пока не придёт Царь истинный, которому станут повиноваться и служить народы» (Быт 49,10). Благородство и сила, сокрытые в Иуде-юноше и в Иуде как родоначальнике многочисленного рода, делают его самого и его потомков участниками и исполнителями Божьего Промысла. Они сохраняют власть до тех пор, пока не придет Мессия, который тоже оказывается представителем этого рода.

Стоит сказать и несколько слов о средневековом взгляде на молодых львов. Старинные бестиарии утверждают, что львята рождаются мертвыми. Три дня они пребывают в таком состоянии, пока не приходит лев-отец, чтобы дохнуть на них «холодным дыханием жизни». При всей очевидности средневекового символизма трудно сказать, откуда появилось это представление. Гораздо проще объяснить утверждение о том, что львы, зачиная потомство, делают, в отличии от всех остальных животных, «это подобно людям, обратясь друг ко другу лицом к лицу». Крестоносцам наверняка приходилось наблюдать брачные игры львов, при которых львица, переворачивается на спину, чтобы показать свою готовность и подчинение льву. Так поступают многие животные, но в том, что касается льва, как символа силы и мощи, такое поведение получило весьма благочестивое толкование. В образе льва выступает Сам Господь, а львица – это Его воинство, спешащие освобождать Святую Землю, воинство, исполненное Его действием и жаждущее соединиться с Ним, как жених с невестой из Песни песней.

Рык льва

Ярче всего этот образ, как, впрочем, и в целом образ льва, представлен в книге Иова. Но прежде чем приступать к разбору этих отрывков стоит сказать, что львы приобретают свой знаменитый рев, столь сильный, что его слышно на расстоянии 8 километров, лишь к двухлетнему возрасту. До этого времени они как раз и вписываются в понятие, использованное Септуагинтой и переведенное на русский язык как «молодой лев». Голос же Божий сравнивается с рычанием уже матерого льва. У пророка Амоса звучат такие слова: «Ревет ли лев в лесу, когда нет перед ним добычи? /…/ Лев начал рыкать, — кто не содрогнется? Господь Бог сказал, — кто не будет пророчествовать?» (Амос 3:4,8)

«Рев льва и голос рыкающего умолкает, и зубы скимнов сокрушаются, могучий лев погибает без добычи, и дети львицы рассеиваются» (Иов 4,10-11), — читаем в синодальном переводе Библии. Перед нами слова друга Иова Елифаза. Он говорит о том, что никакое наказание не приходит просто так: «Не может человек быть больше прав, чем Бог. Не может быть он чище, чем Творец. Послушай, Бог не может даже на слуг небесных положиться и трудности у ангелов Бог видит. Поэтому, конечно, люди хуже! В непрочных глиняных домах они живут, и основанье тех домов — в пыли. Намного легче разрушаются они до смерти, чем простая моль. И умирают люди от восхода и до заката, и никто не замечает. Конец приходит им, и навсегда они уходят. Натянуты веревки их шатров и умирают они, мудрости не зная» (Иов 4,17-21). Львам же мудрый Елиафаз уподобляет сплетников. Их злые слова разносятся подобно львиному рыку, но Господь заставляет их умолкнуть. Здесь рев льва предстает перед нами уже в противоположном значении. Это не глас Божий, а глас греха, глас дьявола. Подобный взгляд мы находим и в послании апостола Петра: «Будьте благоразумны, будьте бдительны: враг ваш, дьявол, подобно льву рычащему, рыщет вокруг, ища, кого бы пожрать» (1 Пет 5,8). Дьявол «лежит в засаде наподобие льва и ждет беспомощных, и тащит в свои сети, и бедные измученные люди к нему в ловушку попадают» (Пс 9,29-30).

Речь Елифаза интересна еще и тем, что здесь использованы все слова, применяемые библейским бытописателем для обозначения льва. «Рев льва» — в данном случае используется слово «арье», обозначающее взрослого льва.

Тут стоит сделать небольшое отступление, чтобы еще раз сказать о том, что в еврейском сознании «арье» четко ассоциировалось с коленом Иуды. Исследователи расходятся во мнении о времени создания книги Иова. С древних времен существует предположение, что она была появилась при Моисее. Иов считается одним из советников фараона. Некий Валаам (не путать с прорицателем, ездившем на заговорившей ослице) предлагает уничтожить еврейских младенцев мужского пола. Иофор (опять же не стоит его путать с тестем Моисея) предлагает не делать этого. А Иов воздерживается от каких-либо высказываний. Традиция утверждает, что впоследствии за это молчание он и был наказан. Если предположить, что данная традиция права и книга Иова была создана во времена Исхода, то уже тогда арье – это синоним Иуды, как колена. Впоследствии с этим именем будет связываться и название столицы этого колена, Иерусалимом. Так у пророка Исайи, жителя этого города, несомненно любившего его и даже в какой-то момент активно старавшегося защитить его от неприятеля, руководившего постройкой укреплений, мы читаем: «Горе тебе, Ариэль, Ариэль – город, где жил Давид!» (Ис 49,1). Ариэль может быть переведено как лев Бога, ари-Эль.

В этом контексте «рев льва» в речи друга Иова предстает не только как голос греха, но и как голос Иуды, предпочитающего склоки и пересуды следованию воле Божией.

«Рев льва и голос рыкающего умолкает, и зубы скимнов сокрушаются, могучий лев погибает без добычи, и дети львицы рассеиваются» (Иов 4,10-11). Под «голосом рыкающего» скрывается слово «шахал». Речь идет о черном льве. Сейчас таких животных не существует и вполне возможно, что речь идет о некой разновидности с очень темной коричневой шерстью. Это слово созвучно со словом «шахац», что означает гордец, высокомерный человек. В послание апостола Иакова есть такие слова: «Бог противится гордецам, но любит смиренных» (Иак 4,6). На арамейском апостол Иаков использовал бы слово «шахал», в которое преобразилось ивритское «шахац». Так что «глас рыкающего» — это еще и глас гордецов.

Скимны – это тоже львы. На иврите использовано слово «кфирим». Это уже упоминаемые нами молодые львы, львы-подростки, не обладающие еще способностью издавать страшный рык, но уже вполне способные выйти на охоту. Интересно, что именно это слово используется при описании видения пророка Иезекииля: «Одно лицо было человеческим и смотрело на пальму, второе лицо было львиным и смотрело на пальму с другой стороны» (Иез 41,19). Львиное лицо – это лицо «кфир», молодого льва, видимо, еще не обросшего массивной гривой. Это же животное мы встречаем в Откровении Иоанна Богослова (Откр 4,8), написанном на греческом языке. Здесь уже употреблено просто слово «лев». Именно поэтому символ евангелиста Марка всегда изображается с роскошной гривой, свойственной взрослым животным. Это же дает почву для многочисленных трактовок символики и изображений. Тем не менее, если мы проведем параллель с ветхозаветным текстом, то образ евангелиста Марка, записывавшего евангелие со слов апостола Петра, приобретет для нас новые грани.

Конечно, в одной статье невозможно охватить все многообразие оттенков, с которым используется образ льва в Библии. Особой темой является единоборство со львом. Самсон и Давид выходят победителями, но делают разные выводы из этих побед. Пророк Даниил выживает, оказавшись во рву со львами, в то время как другой пророк гибнет. Почему так происходит? На этот вопрос попытаемся ответить в следующей статье, посвященной льву. При чем речь будет идти именно об арье, взрослом льве, сильном и крупном животном, наделенном страшным рыком.

Анна Гольдина

Изображение: Pinterest

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о