В 2004 году в двухтомном варианте вышла в свет «Литургия Часов» на русском языке. Вряд ли для кого-то станет открытием тот факт, что по такой книге несколько раз в день молятся монашеские общины. Священник, читающий «томик с цветными закладками», – картина также достаточно привычная. А вот увидеть, как эту книгу использует для совместной молитвы группа «рядовых прихожан» можно, к сожалению, гораздо реже.

Чаще всего эту книгу называют бревиарием, а молитву по ней считают долгом духовенства и монашествующих. Чтобы понять, что это ложный стереотип, достаточно просто прочитать название книги: «Литургия Часов. Ежедневная молитва Народа Божия».

II Ватиканский Собор фактически отказался от термина «бревиарий», появившегося в начале второго тысячелетия в связи с развитием приватной формы чтения Часослова духовенством. Глава IV Конституции о Священной Литургии “SacrosanctumConcilium” является ярким свидетельством возрожденного осознания того, что Литургия Часов – это голос Церкви, то есть всего мистического Тела Христа, публично славящего Бога (ср. п. 99).

Для осознания сути и природы Литургии Часов особенно важно понять две вещи. Во-первых, будучи восхваляющей и просительной молитвой Церкви, она совершается со Христом и обращена ко Христу (ср. Общее наставление к Литургии Часов, 2, далее — ОНЛЧ). Во-вторых, эта молитва освящает все течение дня и ночи – и именно в этом состоит ее особенность по сравнению с другими литургическими действиями (ср. там же, 10).

Молитва Церкви со Христом и ко Христу

Справедливо возвращен молитве Часов «титул» Литургии. Действительно, Литургия Часов есть в полной мере священнопразднование (celebratio). С самых древних времен Литургия Часов была публичной молитвой Церкви (ср. SC 90). Кроме того, для молитвы Часов характерна диалогическая структура: Бог говорит к Своему народу – прежде всего, в библейских текстах (особенно в псалмах), а народ отвечает Ему песнопениями, прошениями и молитвами, которые созданы в Церкви.

В этой молитве Церкви со Христом и ко Христу члены Его мистического Тела поверх различий между ними (поскольку рукоположены не все), именно все имеют свою часть во священстве Христа. Царское священство всего народа Божия само по себе претворяет молитву в священническое деяние, обращенное к Богу-Отцу во Святом Духе через Бога-Сына, Посредника в деле нашего искупления.

«Общее наставление к Литургии Часов» приглашает мирян участвовать в миссии Церкви, совершая хотя бы часть Литургии Часов (ср. п. 27). «Действительно, необходимо, чтобы они, прежде всего, учились поклоняться Богу в духе и истине в литургическом действии, и чтобы они помнили, что посредством общего культа и молитвы они могут охватить всех людей и немало способствовать спасению всего мира» (там же).

Особое упоминание о священнослужителях (епископах, священниках и диаконах), а также о монашествующих, на которых возложена непосредственная обязанность совершать Литургию Часов, имеет экклезиологическое обоснование. Литургия Часов – это дело всей Церкви, и именно потому Церковь назначает особых лиц, «чтобы обязанность всей общины исполнялась гарантированно и постоянно, по крайней мере, при их посредстве, и чтобы молитва Христа продолжалась в Церкви непрерывно» (п. 28).

Церковный характер Литургии Часов особенно отчетливо проявляется тогда, когда ее совершает поместная Церковь во главе со своим епископом, окруженным пресвитерами и служителями, – то есть община, «в которой поистине присутствует и действует Церковь Христова, единая, святая, вселенская и апостольская» (SC 41). Именно такую форму Литургии Часов настоятельно рекомендует Общее наставление к Литургии Часов (ср. п. 20).

Подобным образом и в приходах как «ячейках епархии», «следует заботиться об общинном совершении основных Часов в храме, повсюду, где для этого есть возможность» (ОНЛЧ, 21). Ведь когда верующие созываются и собираются для Литургии Часов, соединяя сердца и голоса, они представляют Церковь, священнопразднующую тайну Христа (ср. ОНЛЧ, 22).

Говоря об общинной природе Литургии Часов, Общее наставление к ней отмечает: «Конечно, молитва в уединении своей комнаты, за закрытой дверью, всегда необходима и рекомендуется, она совершается членами Церкви через Христа в Святом Духе. Однако молитва общины обладает особым достоинством; ведь разве Сам Христос не сказал: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф 18, 20)?» (ОНЛЧ, 20)

Освящение времени

Характерная функция Литургии Часов – это освящение времени: по древней христианской традиции, она освящает все течение дня и ночи (ср. ОНЛЧ, 10). Сам Христос велел Своим ученикам «всегда молиться и не унывать» (Лк 18, 1). Церковь стремится «непрестанно приносить Богу жертву хвалы» (Евр 13, 15): прежде всего совершением Евхаристии, но также и другими способами, среди которых первенство принадлежит, несомненно, Литургии Часов (ср. ОНЛЧ, 10).

Между Евхаристией и Литургией Часов существует тесная внутренняя связь. Литургия Часов ведет нас к празднованию Евхаристии и даже образует необходимую предпосылку для более плодотворного участия в ней. Месса и Литургия Часов – это в равной степени «восхваление и благодарение, воспоминание об искупительных тайнах, прошение и созерцание грядущей небесной славы», – с той разницей, что в Литургии Часов эти действия «распределены по периодам дня».

Нетрудно заметить, что с последованиями каждого Часа соотносятся разные аспекты искупительной истории. В Утрене мы воспоминаем воскресение Христово. Вечерня это память об искупительной Жертве Иисуса во время Тайной Ве́чери и на кресте. Во время так называемых «малых Часов» (Дневной Час: третий, шестой, девятый) воспоминаются различные события страстей Христовых или проповеди Евангелия всем народам. Именно ради подлинного освящения дня и всей человеческой деятельности важно соблюдать «истину Часов», о которой раньше подчас забывали: «как можно точнее соблюдать время, наиболее близкое к действительному времени каждого канонического часа» (ср. SC 94).

Поскольку Литургия Часов как молитва Церкви есть ее моление на протяжении дня, то ее суть и предназначение также тесно связаны с постижением прожитого времени с его особыми приметами как времени искупления, позволяющим вовлекать его в свидетельство веры.

* * *
Когда я смотрю на реалии наших российских приходов, мне кажется достаточно очевидным, что на сегодняшний день в нашей поместной Церкви Литургия Часов – сокровище не до конца открытое и ценимое. Говорю это с сожалением… но и с надеждой! С надеждой, что и пастыри, и верующие придут к осознанию того, что, совместно участвуя в Литургии Часов, мы выражаем своей жизнью и являем другим тайну Христа и подлинную природу Церкви, «которой свойственно быть в одно и то же время зримой и наделенной незримыми благами; ревностной в деятельности и погруженной в созерцание; присутствующей в мире и вместе с тем странствующей» (SC 2). Надо надеяться, что Литургия Часов и в самом деле станет для нас источником христианской жизни – питающей нас трапезой Священного Писания и наставлений святых; молитвой, в которой мы черпаем силы. Наконец, нельзя терять надежды, что эта молитва станет личной для каждого из нас, – источником благочестия и Божественной благодати, пищей для личной молитвы и свидетельства о Христе в повседневных благих деяниях.

о. Николай Дубинин OFMConv

Источник: Католический катехетический журнал «Радуга», №1 2007

(чтобы оформить подписку, кликните баннер)

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о