Христианская жизнь едина и многогранна. Все ее стороны, все аспекты важны, но есть среди них такие, без которых она просто немыслима. Целостное и гармоничное единство всех этих составляющих – необходимое условие для обретения нами плодов христианской святости.

Литургия в собственном смысле (Евхаристия или Месса) – это столп, на котором зиждется жизнь христианина. Литургическое действие, прославляющее Господа умершего и Воскресшего, – основа всего христианского бытия. Мы становимся христианами, погрузившись в крещении в смерть и Воскресение Господа Иисуса Христа. На каждой Евхаристии мы вновь переживаем и уничижение Христа, и Его славу – славу Победителя смерти.

Головокружительный спуск Христа в ад, Его самоуничижение, становятся и нашим путем. И, вместе со Христом, мы восстаем из тьмы гробницы для возрождения к новой жизни. Источником этой новой жизни является Евхаристия, в которой христианин – здесь и сейчас – становится причастником жизни Самого Христа.

Празднование Евхаристии состоит из двух равных по значимости частей, традиционно называемых «двумя Столами»: это Стол Слова и Стол Хлеба.

Литургия Слова (или Стол Слова) вводит нас во внимательное вслушивание в Слово Божие. Его, выражаясь образно, нужно усвоить, «тщательно разжевав», чтобы, преображая нас и созидая, оно сделалось частью нас самих. Становясь для нас «строительным материалом», оно помогает нам жить в соответствии с Замыслом Божьим. Это непрестанное, настойчивое, усердное слушание способствует нашему постепенному – от Литургии к Литургии – погружению в глубину Тайны Божией. Не позволяя нам пребывать в бездействии, Слово Божие, живое, по словам святого Павла, вдохновляет нас, можно даже сказать – побуждает, подталкивает, не откладывая, идти вперед. Оно вызывает в нас жажду Царствия Божьего и дарует силы действовать, приближая его наступление, преображая мир, чтобы он стал более справедливым, более человечным, более христианским. Слово Божие не дает нам передышки, оно трудится в нас, словно закваска в тесте, пока тесто нашей апатии и нашей «теплохладности» не поднимется. И на это может уйти немало времени.

Слово Божие отнюдь не подобно снотворному или обезболивающему средству. Напротив, оно пробуждает нас и отправляет в путь.

Собственно Евхаристическая Литургия, или Стол Хлеба, начинается с момента приношения даров, когда хлеб и вино возлагаются на алтарь для освящения. Этот хлеб, «плод земли и дело рук человеческих», и это вино, «плод лозы и дело рук человеческих», содержат в себе всю нашу жизнь: моменты воодушевления и отчаяния, надежды и разочарования, мечты и реальность. В них – наши таланты и наша нищета, наша борьба и наши опущенные руки, наши поражения и наши победы; и наши дела, и мы сами. Отданная безо всяких условий, наша христианская жизнь – вот та «мука», из которой смолот этот хлеб, становящийся Телом Христовым, чтобы пробудить нас, придать нам сил и сотворить нас заново. Христос, облачившийся в нашу человеческую природу во всей ее полноте, на каждой Евхаристии вновь приходит на встречу с нами. В этом таинстве Он возносит нашу человеческую природу к Отцу.

Хлеб, ставший во время Евхаристической молитвы Телом Христовым, соделывает нас соучастниками жизни Самого Бога: Бог – с нами, Бог – в нас, мы – Тело Христово. Жизнь Бога течет по нашим жилам, и каждый из нас в момент причащения становится «богоносцем» (греч. теофор). Однако я хотела бы остановиться подробней на, так сказать, «вертикальном аспекте» нашего рождения для жизни в Боге.

То же таинство, что позволяет нам жить в Боге и приобщаться Его божественности, в то же самое время позволяет нам войти в общение со всеми, кто принадлежит этому Телу. Таинство Евхаристии делает нас братьями друг другу – в самом что ни на есть буквальном смысле этого слова, поскольку Замысел Божий состоит в том, чтобы во Христе, Его Единородном Сыне – «Старшем из множества братьев», мы родились для новой жизни сыновьями Отца, а значит, все мы братья друг другу. И это не может не влиять на наше поведение и на наше отношение друг к другу. Братство во Христе накладывает на нас обязанность – обязанность любить! Оно обязывает нас к взаимной заботе, к состраданию, к желанию принимать других и делиться с ними, чтобы наша солидарность была действенной. Христианин не остается безучастным к судьбе того, кого он признает своим братом, он уже не может оправдываться тем, что этот человек ему якобы «никто».

Святой Иоанн Златоуст очень красиво говорит об этом в одном из текстов, показывая связь служения бедным с богословием Тела Христова:

«Ты желаешь почитать Тело Христово? Не презирай его, когда видишь его обнаженным. Не воздавай ему почестей здесь, в церкви, украшая шелковыми тканями, когда снаружи ты оставляешь его страдать от голода и отсутствия одежды». И далее: «Обязанность христианина в отношении к беднякам основана одновременно на природном родстве – все мы люди – и на родстве духовном: том родстве, что объединяет членов одного Тела, Тела Церкви, Тела Христова». (Ср. Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея, беседа 50.)

Это требование будет присуще христианской жизни всегда, и оно не признает исключений. Сколько бы мы ни служили своим братьям, мы никогда не сможем сказать, что послужили им «достаточно». Мы навсегда останемся лишь «никчемными служителями» и несостоятельными должниками, но это не должно приводить нас в отчаяние, ведь мы призваны быть в нашем служении терпеливыми и постоянными. На закате своей жизни святой Франциск говорил: «Мы пока еще не сделали ничего – начнем же».

После Литургии Слова и Евхаристической Литургии, когда мы запасаемся хлебом «на дорогу», наступает момент отправления на миссию: «Идите в мире Христовом». Христианин – это посланник. В заключение каждой Евхаристии Христос посылает Свой народ нести всем людям окрест ту Благую Весть, которую он получил и которой насытился. Прекрасные песнопения, сопровождающие этот момент, присутствуют в литургической традиции латинского обряда в различных европейских странах. Они изобилуют радостью, что приносит вера в Бога, и призывают нас делиться этой радостью:

«Народ света, крещенный, чтобы свидетельствовать,
Народ Евангелия, призванный возвещать
Чудеса Божии всем живым!»

и спешить с нею к нашим братьям – особенно к наиболее нуждающимся – повсюду, где бы они ни находились:

«Ступайте на площади и на паперти,
Ищите на площадях Моих друзей,
Всех детей Моих, детей света, живущих во тьме,
Всех детей Отца Моего, разлученных с Ним,
Идите на площади и будьте свидетелями Мне во всякий день!»

Жизнь христианина – не замкнутое лишь на себе самом движение, но бьющий источник, постоянная тяга к Тому «Другому», Которым является Бог, и к своему ближнему. Мария, услышав возвещение ангела, без промедления устремилась к своей родственнице Елизавете. Мы могли бы предположить, что Мария сперва посвятит немного времени себе самой, чтобы прочувствовать в своем сердце всю радость от услышанного. Но нет – словно некая сила подталкивает Ее, Мария тут же пускается в путь. Она спешит: спешит поделиться с Елизаветой неслыханной милостью Божией, которой Елизавета, пусть и в гораздо меньшей степени, тоже оказывается сопричастна. Мария спешит поделиться этим с Елизаветой, чтобы созерцать вместе с ней чудеса, явленные Богом в жизни их обеих. Поспешность Марии, вне всякого сомнения, может объяснить и то обстоятельство, что она помнила: родственница ее – «уже в летах преклонных» и до родов ей остается всего три месяца.

Эта устремленность к другому, это желание быть служителем имеют своим источником Христа, дарующего нам Себя в Евхаристии. Это Он вкладывает в наши сердца желание идти навстречу ближнему, радость служить ему. Это Его Дух побуждает нас делать добро и дает силы для этого.

Причащаясь Тела и Крови Христа, мы становимся сопричастны Воскресшему, а через Него – и всем нашим братьям, участвующим в Евхаристии. Принявшие этот дар тоже призваны отдавать; более того, они сами становятся даром. Причастие вовлекает нас в процесс самоотдачи.

Момент отправления на миссию в конце Литургии логически следует за моментом соединения, когда христиане исполняются новых сил. Будучи посланы, они отправляются к своим братьям – домой или на работу, в школу или в университет, к соседям, к друзьям. И повсюду христианин являет собой присутствие Воскресшего, Которого он носит в себе. Сознание этого накладывает отпечаток на всю его жизнь: на его предпочтения, деятельность и поведение. Как уже было сказано выше, он призван видеть в каждом человеке своего брата. Живя во Христе, мы постепенно начинаем смотреть на жизнь, на мир и на людей Его глазами. Чтобы до конца следовать этому видению, нам лишь недостает – и, увы, слишком часто – верности и настойчивости.

Литургия Евхаристии соделывает нас миссионерами, продолжающими миссию Христа. Эта миссия заключается в том, чтобы быть подателями жизни для людей и отдавать за них, в определенном смысле, свою собственную жизнь. Служение ближнему – это «литургическое» продолжение таинства Вечери Господней; можно сказать, что одно логически вытекает из другого. Эту связь мы ясно видим у святого Иоанна, поместившего рассказ об омовении ног в контекст Тайной Вечери, у синоптиков связанной с установлением Евхаристии. Человек, преображенный Евхаристией, – это брат своему брату, это новый человек, в котором «продолжается» Христос. Судьба ближнего небезразлична ему. Сострадая, выслушивая, оказывая помощь, он не жалеет сил, чтобы облегчить страдания брата и разделить его ношу, чтобы помочь ему вновь обрести человеческое достоинство – достоинство сына. Он стремится вновь зажечь в душе брата огонек надежды.

Для меня возможностью ответить на призыв видеть в каждом человеке своего брата стало служение ВИЧ-инфицированным и больным СПИДом людям. Для меня это – место приложения моей веры в capax Dei – человека, созданного, чтобы познавать Бога и способного войти в Его Тайну. Это мой способ жить «таинством братства», продолжающего таинство Евхаристии. «Таинство братства» становится для меня выражением таинства Евхаристии, воплощением его в жизнь.

Вот уже шестой год я исполняю это служение в рамках одной из программ петербургской благотворительной организации «Каритас». В мои основные обязанности входит посещение людей в двух больницах, однако есть и другие возможности послужить такого рода больным. Цель этого служения – оказание материальной, моральной, психологической и духовной помощи тем больным, которые в ней нуждаются, согласно их просьбам. Необходимо быть внимательным к каждому. Мы работаем в группе, в сотрудничестве с врачами и с больничным персоналом. В одной из двух больниц нам предоставили бывшую палату для больных, которую мы, после небольшого ремонта, приспособили для самых разнообразных нужд. В ней могут работать врачи, психологи, социальные работники, священники; там проходят все личные и конфиденциальные беседы больных со специалистами и с духовными лицами. Часто я вызываю для совершения таинств православного священника – практически все больные крещены в Православной Церкви.

Это служение помогает мне возрастать в вере и в любви к моим больным братьям и сестрам. Оно позволяет мне преодолевать предрассудки, изменять свое суждение о людях, смотреть на них новым взглядом и восхищаться теми сокровищами щедрости и самоотверженности, с которыми мне приходится встречаться ежедневно. Однако это не всегда легко – разглядеть в своем больном брате лик страждущего Христа. Он может быть скрыт в том, чьи черты отталкивающи, чье лицо обезображено и хранит следы многолетней алкогольной или наркотической зависимости. Проще бывает узнать Его, глядя на безмятежное лицо с лучезарным взором. И, тем не менее, Он не в меньшей степени присутствует в первом, чем во втором. Смотреть глазами веры – вот к чему призывает меня мое служение.

Я понимаю, что очень многое получаю сама, как от больных, так и от медицинского персонала. Я отношусь к этому служению, как к величайшей в моей жизни благодати.

Служение своему брату, какую форму оно ни обретало бы – это «литургическое» действие, с помощью которого и в котором находит свое воплощение Божий Замысел, Его желание спасти всех людей. Оно соделывает христианина причастным этому Замыслу: и тот, кто служит, и тот, кто нуждается в заботе, призваны обрести свое истинное лицо сына, дабы это лицо исполнилось сиянием святости.

Евхаристия находит свое бесконечное продолжение в повседневной жизни христианина, осознающего свое призвание. Во время ее христианин обновляет свои силы и переживает обращение, в ней он «бросает якорь» и с нее же отправляется на миссию. Всегда и везде, Евхаристическая Литургия напоминает ему, на чем основаны требования христианской жизни, и в чем состоит смысл этих требований.

После Евхаристической Литургии начинается «литургия жизни», и она никогда не заканчивается.

с. Франсуаза Руссель FMM

Источник: Католический катехетический журнал «Радуга», №4 2007

(чтобы оформить подписку, кликните баннер)

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *