Основатель APAC, тюрьмы без надзирателей, отошёл ко Господу 14 января 2019 года. Фраза, которая изменила его жизнь, звучала так: «Я был в темнице, и вы навестили Меня». Он любил повторять: «Ты никогда не можешь начинать ничего, кроме как начинать с Христа».

«Подчинить разум опыту? Вот, в этом суть! Именно так. Но кто сказал эту фразу?». Марио Оттобони сказал нам это, услышав слова отца Джуссани, когда мы с друзьями пришли навестить его в его доме. Это был один день в октябре 2015 года в Сан-Хосе-дус-Кампос, в 70 километрах от Сан-Паулу. Марио, который умер 14 января в возрасте 87 лет, был основателем APAC, тюрьмы без надзирателей. Мы пошли к нему, потому что его история поразила нас, и мы хотели познакомиться с ним. Нас встретил пожилой человек с ясным сознанием, живым характером, горячим гостеприимством и умением внимательно слушать.

Адвокат, специализирующийся на административном праве. Среди его предков – Папы Адриан V и Александр VIII. Его личная встреча со Христом произошла в 38 лет, в 1969 году, через иезуитское движение Курсильос. Во время одной из этих встреч его достигли слова Иисуса, которые изменили его жизнь: «Я был в темнице, и вы навестили Меня». Из этого в 1972 году родилось тюремное служение, названное APAC – аббревиатура «Amando il Prossimo Amerai Cristo» («Любя ближнего, любишь Христа»). Сегодня аббревиатура расшифровывается как «Ассоциация защиты и помощи осужденным». Цель этой структуры – развитие внутри тюрьмы деятельности, способствующей исправлению заключенного. Метод APAC, который исключает тюремщиков в местах содержания под стражей, получил настолько широкое международное признание, что сегодня он применяется в 100 городах Бразилии и в 27 странах мира, включая Колумбию, Аргентину, Испанию, Южную Корею, Канаду, США и несколько европейских стран.

Стены комнаты, в которой нас принимал Оттобони, благодаря полученным подаркам, говорили о взаимоотношениях со многими людьми, которые на протяжении многих лет применяли метод APAC. С заключенными, объяснил нам Марио, можно получить опыт искупления, который касается и тех, кто их посещает, и тех, кто им помогает. В пример он привёл группу из Соединенных Штатов, члены которой сказали ему: «Раньше у нас были представления о том, что такое любовь. Теперь, благодаря опыту, который мы пережили, мы узнали, что это такое». И он добавил: «А ведь у них привыкли мыслить с точки зрения смертной казни…  Какое изменение…».

Марио Оттобони (второй справа) и о. Хулиан Де Ла Морена вместе с друзьями у него в гостях

Одна из причин, которая способствовала столь широкому распространению этого опыта, — это показатель исправления заключенных, который с помощью этого метода возрастает до 80%, по сравнению со средним показателем в остальном мире, равным 30%. По данным Верховного суда Бразилии, в структурах APAC не было зафиксировано ни одного бунта. Это действительно впечатляет – видеть, какую новизну может принести объятие раненной человечности «убийцы».

Еще одна вещь, которая поразила меня в Оттобони, заключалась в том, что, несмотря на успех, который он имел в жизни, он был сконцентрирован на настоящем, его внимание было обращено на сегодняшний день, в котором призван жить каждый. Удивительно видеть, как человек восьмидесяти лет говорит нам с такой энергией: «Нельзя повторять, потому что всё всегда нужно изобретать заново, всё всегда должно быть новым».

Мы также говорили о светском характере государства. Один наш друг, в связи с дискуссией, происходившей тогда в штате Сальвадор относительно возможности открыть там APAC, спросил Оттобони, как может быть гарантирована секулярность государственного учреждения, учитывая, что его метод основан на вере. «То, что государство является светским, не означает, что оно должно быть без Бога», — сказал нам Марио. — «Без Бога ничего не работает, но мы, люди, всегда претендуем на то, что это возможно. Не существует добродетели, более освящающей, более превосходной, чем любовь Бога. Мы не можем не признать это как видимый опыт».

Он сказал нам, что тем, кто посещал его и жаловался по разным причинам, он отвечал: «Но жизнь, жизнь! Есть ли у нас что-то более ценное, чем жизнь?» Подход, который отражал атмосферу, которую мы обнаружили, посетив APAC лично: не во власти правил, а в воле свободных людей придерживаться существующего предложения. Оттобони ответил на это наблюдение со смесью нежности и энергичности: «После жизни, самое ценное, что мы получили, — это наша свобода».

В тот октябрьский день мы провели с ним более двух часов. Когда пришло время прощаться, он не хотел отпускать нас, не подарив несколько своих книг. Направляясь в библиотеку, мы прошли по коридору, вдоль которого стояли какие-то растения. Он сказал: «Здесь у нас есть все: золото, ладан и мирра». И он сорвал листок мирры. Кто-то из нас спросил: «А золото где?» Он ответил: «Там, в спальне». Он говорил о своей жене, которая была парализована после двух инсультов на протяжении 29 лет. Он отвел нас в комнату, где она находилась, и мы услышали, как он сказал: «Ты все еще хочешь выйти за меня замуж?»

Сокровищем в жизни Марио Оттобони действительно было знакомство с Тайной, которая доминировала в его повседневной жизни и позволяла такому великому человеку быть таким простым и искренним. Всё в его жизни было основано на глубочайшей уверенности в Господе, и это заставило его сказать нам: «Вы никогда не можете начинать ничего, кроме как начинать с Христа. Всегда помните, что работа принадлежит Богу, именно Он помогает нам оправиться от трудностей. Бог благ». Его жизнь была великим свидетельством милосердия для всего мира, и в последних словах, оставленных другу перед смертью, он написал: «Все пройдет. Кроме любви, которая преодолевает время».

о. Хулиан Де Ла Морена

Источник (ит.): it.clonline.org

Перевод: Симоне Бозио

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о