Когда речь заходит о медведях, кажется, что это наш, чисто русский, персонаж. Ну не зря же когда-то бытовал миф о медведях, бродящих по городам Российской империи. Справедливости ради надо сказать, что на ярмарках былых времен косолапый был обязательным участником представлений. Его действительно могли провести через весь маленький уездный городок, чтобы собрать побольше зрителей на представление. Да и в сказках славянских народов мишки весьма частые персонажи. Добродушные и не особенно хорошо соображающие увальни, они то проигрывают спор мужику, то спасают незадачливого волка. А вот что мы знаем о медведях библейских времен?

Медведь не самый популярный персонаж. В общей сложности о медведях, медведицах и медвежатах Библия упоминает примерно четырнадцать раз. В большинстве случаев речь идет о свирепом противнике человека, не знающем пощады. Медведь нередко упоминается вместе со львом, разоряющим окрестности, истребляющим скот. Так в Первой книге Царств звучат слова Давида: «Я, раб твой, пас овец у отца своего, и когда приходил лев или медведь и уносил овцу из стада /…/ И льва, и медведя убивал раб твой!» (1 Цар 17,35-36). Тем самым юноша подчеркивал свою смелость, ловкость и готовность вступить в бой с гигантом Голиафом, подобным медведю по размерам и свирепости.

Но не столь опасен медведь, как медведица, потерявшая своих медвежат. Пророк Осия пишет: «Как медведица, у которой отняли медвежат, Я буду нападать на них» (Ос 13,8). С этими словами Господь обращается к Своему народу, отвернувшемуся от Него и не желающему больше следовать заповедям. Вся 13 глава полна горечи и тоски, поэтому и появляется образ страдающей медведицы. На иврите слово медведь, בד, звучит как «дов».  Первая буква слова ד, «далет», символизирует с одной стороны четыре стороны света, а с другой – бедного, покинутого всеми человека. Ведь не зря в Библии вспоминается именно рык медведя, когда речь идет о страшном звуке, разносящемся во все стороны света. Мало того, этот страшный рык вырывается из груди страдающего животного, исполненного тоски. Вторая буква слова «дов» — ב, «бет». Это очень важная буква с точки зрения библейского миросозерцания. Ведь именно с нее начинается Библия. Первое слово Священного Писание – תישִׁארֵבְּ, «берешит». Это слово переведено на русский как «в начале». Хотя, конечно, речь не идет о некоем событии, которое раз, и произошло, словно хлопнули в ладоши. В слове «берешит» скрывается целый процесс, когда в недрах Того, Кто был до всякого творения, созрело решение, которое стало постепенно обретать форму. Появилась некоторая двойственность, некоторое отношение, Бог и Его творение. Поэтому числовое значение второй буквы еврейского алфавита буквы ב – два. Так слово בד приоткрывает свой второй, аллегорический, смысл. Речь идет уже не просто о несчастном звере, но о страдающем Творце, жаждущем вернуть Свой народ. Об этом стоит вспомнить и перечитывая историю Авессалома, третьего сына Давида, восставшего против отца. Посланный к непокорному сыну Хусия, друг и советник царя, говорит следующие слова: «Ты знаешь своего отца и его людей, — продолжал Хусия. — Они храбры и опасны, как дикая медведица, у которой отняли детей» (2 Цар 17,8). На иврите использовано слово «медведь». И снова мы видим существо полное тоски, готовое пойти на любые уловки, чтобы достигнуть своей цели.

Почему же это тоскующее существо кричит? Почему оно нападает? Ответить на эти вопросы просто, если вспомнить, как вообще ведут себя люди, находящиеся в отчаянии, но силящиеся что-то изменить. Да ведь и большинство родителей кричат именно из-за своего бессилия. Бессилие не как отсутствие всякого рода силы, а как невозможность и нежелание сломить волю человека, ведет к тому, что применяется наказание. Ведь через пророка Осию Бог говорит о том, что может сделать, но не сделает, если будет покаяние в народе. И Хусия пришел, чтобы призвать Авессалома к примирению. Медведь, обретя своих детенышей, успокоится!

Интересно, что цифровое значение всего слова «дов» не шесть, как можно было бы посчитать, а 12. Это число колен Израилевых. Медведь здесь предстает как положительный символ, напоминающий о силе Хранящего Израиль. И иногда этот медведь переходит к решительным действиям. Такой случай описан в Четвертой книге Царств. Чтобы подчеркнуть весь драматизм ситуации, в Библии используется не слово «дов», а именно женский род «дубим».

Пророк Елисей приходит в город Вефиль. Это одно из древнейших поселений Израиля. Название ему дал еще сам праотец Иаков, Бейт-Эль, Дом Бога. Именно здесь он увидел сон про лестницу в Небо. Но во времена Елисея в этих местах люди стали жестокосердными. Они не готовы принять пророка. Вефиль давно жил в мире и процветании, наверное, жители его стали склоняться к идолопоклонству, поэтому в них не было почтения к пророкам Израиля. И мальчишки, выбежавшие на встречу Елисею, начинают дразнить его. «Когда он шел дорогою, малые дети вышли из города и насмехались над ним и говорили ему: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса и растерзали из них сорок два ребенка» (Цар 2,23). Прочитав эти строки, невольно содрогаешься! Неужели пророк Божий был настолько глупым и нервным, что проклял мальчишек за то, что они назвали его плешивым? Да они вообще могли не знать, какая у пророка прическа, потому как в дороге на голову накидывали покрывало. Иначе от палящего зноя мог быть солнечный удар. Скорее всего, дело было не в этом! Один из современных переводов предлагает прочитать насмешку детей как «Вознесись, плешивый!» Это намек на вознесение пророка Илии. И тогда насмешка уже становится обращенной не только к человеку, но и к Богу. Так дети просто передают отношение горожан к пророкам Израиля в целом. Для них служители Бога неинтересны и даже неприятны, а всё, о чем они говорят, просто ерунда. И порок действует по отношению к жителям Вефиля вполне себе в русле библейской логики – он поражает детей, наследников греха. Стоит вспомнить слова псалма: «Благословен, кто разобьёт о скалы твоих младенцев» (Пс 136,9). Жесткость и жестокость были свойственны тем временам. Для обращения слов было не достаточно, нужны были стихийные бедствия. Впрочем, человечество не сильно изменилось.

Надо сказать, что медведи нечасто нападают на людей. Они могут проявить агрессивное поведение для того, чтобы отогнать человека со своей территории. Набрасывается на человека только очень голодный зверь. Медведица, конечно, может кинуться, если ищет медвежонка. Библия ничего не говорит о медвежатах, но при этом подчеркивает, что исполнителями проклятия Елисея стали именно медвежьи жены. Медведицы символизируют то зло, которое постигло Вефиль. Ведь уже в те времена сложилась традиция передачи принадлежности к еврейскому народу от матери к сыну. Эта традиция основывается на словах Второзакония: «Не вступайте в брак ни с кем из этого народа, не разрешайте вашим сыновьям и дочерям жениться и выходить замуж ни за кого из этого народа, ибо эти люди отвратят ваших детей от Меня, и они станут служить другим богам» (Втор 7,3-4). По обычаям того времени девушка, выходя замуж, перенимала веру и обычаи семьи мужа. Таким образом, ее потомство уже не могло считаться частью народа Израиля. С другой стороны, жена, происходящая из языческой среды, приносила в дом мужа свои верования, даже внешне отказавшись от них. Не зря Руфь столь запомнилась людям, что о ней была написана целая книга. Ведь она смогла полностью отказаться от своего прошлого, чтобы стать частью Избранного Народа. Медведицы, напавшие на детей под Вефилем, являют собой зло, охватившее матерей этих детей. Вместо того, чтобы с младенчества растить их в вере в Единого Бога, они принесли в свои дома язычество и сами стали подобны медведицам, бродящим по лесу в поисках пропитания, вечно голодных и злых, но не могущих насытиться, потому что отошли от истинного источника.

Почему именно 42 ребенка растерзали медведицы? Эта цифра используется для того, чтобы подчеркнуть ужас всего происходящего. Перед нами все те же 2 и 4, только в ином порядке. Словно история повернулась вспять.

Все медведи, упоминаемые в Библии, принадлежат к подвиду бурого медведя (Ursus arctos). В те времена медведь, именуемый сейчас сирийским бурым (Ursus arctos syriacus), обитал в Палестинских землях. В Средние века рыцари-охотники полностью уничтожили популяцию в этих краях. Теперь сирийских медведей можно встретить в некоторых странах Малой Азии и по большей части в зоопарках, естественно. Кстати, знаменитый медведь Войтек также был сирийским бурым. Польские солдаты армии Андерса подобрали его в Иране и дальше мишка прошел с ними всю войну. Свое боевое крещение он получил в сражении при Монте-Кассино, открывшим путь армии союзников к Риму. По словам очевидцев Войтек в пылу сражения был рядом с солдатами и даже подносил снаряды к орудию.

Возвращаясь к библейскому пониманию медведя, стоит заметить, что этот зверь нередко воспринимается как воплощение зла, обрушивающегося на Израиль. Так у пророка Даниила находим следующие строки: «Этот зверь был похож на медведя. Он приподнялся, лёжа на боку, и во рту у него, между зубами, было три клыка. Ему было сказано: «Встань, и ешь мяса сколько хочешь!» (Дан 7,5). В этом видении пророку открывается, какие народы нападут на Израиль. Страшный медведь символизирует, скорее всего, Персию.

Продолжение этой мысли мы находим в Откровении Иоанна Богослова: «Зверь, которого я увидел, был подобен леопарду, лапы у него были, как у медведя, а пасть подобна львиной пасти» (Откр 13,2). В отличии от Даниила Иоанн уже видит собирательный образ врага рода человеческого, в котором есть и черты медведя, обладателя сильных лап, способных погнуть и сломать любое оружие.

Но в Библии мы можем найти слова, в которых медведь предстает не как образ греха и зла, а просто как образ агрессии. Это знаменитое пророчество Исайи о мире. Есть в нем и такие слова: «И коровы будут жить в мире с медведями, и потомство их малое будет лежать вместе, не причиняя друг другу вреда» (Ис 11,7).

Завершить рассказ о библейском медведе хотелось бы небольшой хасидской историей. В один город пришли цыгане и привели на ярмарку медведя. Мишка умел танцевать под музыку, но довольно быстро жителям надоело смотреть, как он переминается с лапы на лапу. Деньги перестали бросать в шапку дрессировщика и тогда он решил показать зрителям нечто необычное. Он надел на голову косолапого бархатную кипу, накинул на плечи талит (молитвенное покрывало), дал в лапы молитвенник и научил раскачиваться, издавая горловые звуки. Завершалось представлением тем, что мишка делал три шага назад, как благочестивые евреи после молитвы, и делал земные поклоны вправо и влево. Зрителем эти выступления очень понравились, дрессировщик собирал полные шапки монет. Но однажды из толпы послышался возмущенный голос: «Разве это молитва? Не слова не разобрать!». И кто-то ответил: «Ведь это только медведь. Не надо требовать от него большего!». Рэб, рассказавший эту историю, завершает ее словами, которые актуальны и для нас, христиан: даже если мы научились правильно себя вести в собрании, раскачиваться и мычать, это еще ничего не значит, так может даже медведь. Но мы – люди, от нас требуется честный разговор с Богом и действие!

Анна Гольдина

Изображение: Pinterest

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о