Вот уже достаточно долгое время интернет-пространство бороздит текст «О чем жалеют старики на пороге вечности» – записки волонтера, работавшего в домах престарелых. На первом месте в списке сожалений значится пункт – «они родили слишком мало детей» – и далее несколько печальных историй об упущенных навсегда возможностях.

Наверное, мало найдется людей, которые, скинув привычные маски и оставшись наедине со своей совестью, не согласятся с тем, что дарить жизнь – это прекрасно. Верующий человек при этом не может не чувствовать в процессе зачатия и рождения жизни явного присутствия самого Бога и Его животворящего действия.

Святой трепет перед даром жизни заложен в человеческую душу изначально. Более того, умом и чувствами мы улавливаем и ту истину, что многократная передача жизни умножает количество любви как в самой семье, так и в том пространстве, которое эта семья собою освящает. В глубине души мы также понимаем, что большая семья имеет массу преимуществ – начиная от более здорового воспитания детей в духе ответственности и дружеской сплоченности и заканчивая благодатной старостью родителей, пожинающих плоды своих трудов, а не сожалеющих об упущенных возможностях. Но, несмотря на все это, в современной России лишь 5% семей имеет трех и более детей.

Аргументы противников многодетности, в основном, сводятся к трем большим пунктам. Первый связан с демографией и звучит примерно так: планета перенаселена, места на ней мало. Второй пункт критики в устах людей зачастую формулируется еще проще – «зачем плодить нищету и страдания?». Априори предполагается, что многодетные родители не смогут обеспечить своим детям как достойное материальное благосостояние и образование, так и не смогут дать им достаточного количества любви и внимания. Третий же пункт предполагает апелляцию к тем очевидным трудностям, лишениям, страданиям, которые неизбежны в жизни многодетных родителей. Так существуют ли эти три проблемы или они представляют собой устоявшийся миф? Попробуем разобраться в каждой из них.

Перенаселение планеты или страх следовать Божьему замыслу о семье?

Говоря о проблеме перенаселения, нельзя не отметить, что из всего многообразия существующих социально-демографических концепций лидируют по своему количеству и эмоциональному накалу крайне пессимистичные прогнозы вымирания человечества в силу нехватки ресурсов и продовольствия. Апологеты подобных прогнозов, как правило, призывают к введению ограничений на количество детей в семьях, вплоть до массовой стерилизации супругов, уже имеющих одного или двух детей, к распространению контрацепции и повышению уровня образованности (а, значит, и эмансипированности) женщин. После перечисленного так и хочется спросить, возможно ли счастье в безликом вымирающем мире, исполненном подобных законов и мало чем отличающемся от концентрационного лагеря? В таком ли мире положил человеку жить Господь?

В ветхозаветной книге Иова Сам Бог, Творец вселенной, вопрошает к человеку: «Где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь?»[1]. С патриархальных времен, в которые жил Иов, до нашего времени, лицо земли изменилось до неузнаваемости, поскольку человек уже давно объявил себя ее собственником, забыв об уготованной ему изначально роли управляющего. «Вместо того чтобы сотрудничать с Богом в деле творения, человек подменяет собою Бога, что вызывает сопротивление природы, оказавшейся объектом его тирании, а не управления»[2].

Забрав в свои руки право распоряжаться судьбою земли, человечество отклонило и перестало считать ценностью самую высшую со времен создания мира ценность  – ценность жизни. Действительно, если посмотреть, какими благами награждает Господь праведника Иова в начале его жизни и вторично после прохождения им испытания веры, мы увидим, что это – достаток, здоровье, долголетие и большая семья (7 сыновей и 3 дочери). Ценность достатка в наше время поставлена на первое место, порой – в гипертрофированно преувеличенном виде. Более того, часто в жертву достатку приносятся здоровье и долголетие, когда в погоне за прибылью рекламируются и пускаются в широкий оборот товары, несущие вред и разрушение. А вот ценность большой семьи, в основе которой лежит ценность жизни, ее передачи и умножения, оказывается попранной. «Создается впечатление, что человеческий ум в этой области, скорее, направлен на то, чтобы ограничить, подавить или «аннулировать» истоки жизни – вплоть до абортов, к сожалению, столь распространенных в мире, — а не на то чтобы защищать и открывать возможности самой жизни»[3]. Если бы Иов жил в наше время, то, вполне возможно, ему пришлось бы обосновывать перед широкой общественностью свое право так щедро производить потомство – большая семья давно перестала считаться даром и благословением Божьим.

Суматоха вокруг проблемы демографии есть ни что иное, как отрицание ценности жизни как таковой. К этой тенденции, которая, увы, набирает в последнее время все более устрашающие обороты, следует отнести и узаконивание однополых союзов, и  эвтаназию, и использование в производстве клеток абортированных младенцев, и захватившую весь мир гендерную идеологию, подаваемую под маркой «свободы»… Еще в 1995 году (а что говорить о наших днях!) Иоанн Павел II писал о «культуре смерти», которая «распространяется под действием мощных культурных, экономических и политических тенденций, отражающих определенную концепцию общества, где важнейшим критерием является успех»[4]. В результате такого положения дел «жизнь, требующая как можно больше доброты, любви и заботы, объявляется ненужной или рассматривается как невыносимое бремя и в конце концов так или иначе отвергается»[5]. Трудно не согласиться с тем, что в мире, в котором подобные вещи приобретают все большее и большее господство, нет уважения не только к жизни, но и к ее Источнику. Тем не менее, представляется, что у демографической проблемы, выходящей за рамки возможного человеческого осмысления, есть только один достойный способ решения – полное доверие ее Богу.

«А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: «зачем ты меня так сделал?»»[6]. Мы же занимаемся именно тем, что спорим. Известную всем заповедь «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею»[7] мы подвергаем насмешливой критике, высокомерно полагая, что эта заповедь написана для первобытных необразованных дикарей. Быть может, вместо того, чтобы прикрываться, как щитом, идеей перенаселения земли и с жадностью препятствовать приходу на нее новых людей, стоит всерьез обеспокоиться другим вопросом – вопросом справедливого распределения ресурсов?

Очень условно современные люди делятся на тех, кто верит «обмирщленному» обществу и принимает, не фильтруя с помощью совести и разума, все те ценности, часто антигуманные и антинравственные, которые общество навязывает; а так же на тех, кто верит, либо, по крайней мере, стремится верить Богу и Его Слову. Проблема первой группы очевидна – безоговорочное подчинение потребительской идеологии и ее печальному круговороту, неспособность посмотреть на мир глазами веры и любви. Проблема второй группы заключается в неверии в то, что социальную реальность можно изменить. Большинство из нас, верующих христиан, предпочитает опираться на Бога в своей частной духовной жизни, возможно даже – в общинной жизни. Но социум с его «культурой смерти» мы воспринимаем как холодный безликий космос, себя – как заброшенную на его периферию ничтожную песчинку. Действительно, что мы можем сделать против принятия законов о легализации однополых браков в США? Или против абортов в России? Собирать подписи, стоять на площадях с плакатами?.. Большинство из нас понимает, насколько это малоэффективно и зачастую бессмысленно. Потому мы спасаемся от мира в своем маленьком христианском коконе. Более того, мы боимся того, что если в своей семье начнем осуществлять принцип осознанной многодетности, то большой мир ополчится против нас, и однажды наши подросшие дети придут к нам с вопросом – «зачем вы нас так много родили?»

Мы слишком разочарованы в социуме и думаем, что идеал общественного устройства, основанный на справедливом распределении ресурсов, недостижим. Нам кажется, что говорить о справедливости и уважении к жизни во всех ее проявлениях – удел духовных лидеров. Что же в таком случае остается на долю обычных семей, желающих жить в согласии с христианским вероучением? Несомненно – следовать Божьей воле о человеке, о семье, о даре жизни. Довериться Богу, говорящему нам словами пророка – «они Мои дети, которых ты родила Мне»[8], и щедростью отвечать на Его великую щедрость. Помнить, что каждому из нас придется держать ответ на небесах ни о демографической ситуации в мире, которая есть объект заботы нашего Творца, но исключительно о демографической ситуации в своей семье. Надеяться на милосердие Того, Кто в равной степени заботится о вселенском устройстве, о человечестве в целом и о каждой отдельно взятой жизни еще до ее формирования – «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя»[9]. Безгранично верить в то, что конечной целью жизни каждого человека является Царствие Небесное, а земное существование только выиграет оттого, что нашим детям будет с кем его делить, с кем строить отношения, кого учиться любить.

Кроме того, христианская многодетная семья без всяких слов, одним фактом своего существования в современном мире может свидетельствовать о Боге, Его милосердии и Его пронзительной любви к человеку. Бог нуждается в людях, готовых не только словами, но и делами следовать Его Слову, Его замыслу. По словам Анджело Скола, «как в начале, для того чтобы войти в жизнь человека и спасти ее, Таинству, обновляющему все, нужно было «да», сказанное девушкой из Назарета, так и сегодня, для того, чтобы спасти любовь мужчины и женщины, ему нужно их «да»»[10]. То же супружеское «да» напрямую касается и вопроса деторождения. Разве во время Таинства Венчания мы не отвечали «да» на вопрос – «имеете ли вы намерение с любовью принимать детей, которых пошлёт вам Бог, и воспитывать их в христианской вере?»

Продолжение следует…

Вероника Бикбулатова

Изображение: galleryhip.com

Примечания:

[1] Иов 38, 4-5.

[2] Иоанн Павел II. Сentesimus annus. С.130.

[3] Там же. С.132.

[4] Иоанн Павел II. Evangelium Vitae. С.12.

[5] Там же. С.12.

[6] Рим 9, 20.

[7] Быт 1, 28.

[8] Иез 16, 20.

[9] Иер 1, 5.

[10] Анджело Скола. Мужчина-женщина: серьезный случай любви. Христианская Россия, 2005. С.73-74.

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *