На первый взгляд этот вопрос кажется праздным и надуманным. Ну, где российская католичка и где йога со всеми ее закидываниями ног за уши? И, тем не менее, любой уважающий себя спортивный центр предложит вам позаниматься йогой.

Есть йога для малышей и подростков, йога для полных и йога для занятых. Перед вами разложат красивые картинки, на которых будут изображены люди, даже отдаленно не напоминающие грязных обитателей бедных индийских кварталов. Предполагаемый оздоровительный эффект вас ошарашит и побудит к новым спортивным свершениям.

Придя в зал, пугливо оглядываясь по сторонам, раскладываем коврик, снимаем кроссовки-тапочки и слушаем какие-то песнопения из индийского кино. Наконец в зал входит самый настоящий йог, лучше, конечно, йогиня. Она выявит начинающих, в двух словах объяснит, что асана – это просто поза на каком-то индийском диалекте, что за занятие будет три-четыре асаны и некоторые азы пранаямы, особого дыхания. В первый раз ничего не получиться, но если посещать два занятия в неделю, в конце месяца вы почувствуете прилив энергии, всегда будет хорошее настроение, вы станете спокойнее и увереннее в себе. И что интересно все вышеизложенное в большинстве случаев соответствует действительности. Йога действительно оказывает прекрасное воздействие на человеческий организм, а вот в том, что касается души… Здесь вопрос куда более сложный.

Для начала посмотрим, что же такое йога. Нельзя сказать, что это – какое-то единое учение. Перед нами целая совокупность различных школ и направлений, общим для которых является соединение с неким абсолютом. Многие исследователи, описывая йогу, говорили о том, что она даже прямо противоположна христианству. Смысл жизни христианина – в подготовке к жизни вечной, в осознании того, что смерти нет. Смысл жизни йога – в правильном умирании, все его упражнения и медитации направлены единственно к одному – выйти за пределы круга реинкарнаций, т.е. попросту говоря, больше не рождаться, уйти в небытие.
Стоит так же отметить, что нерелигиозных форм йоги не существует. В основе всех предлагаемых практик лежит весьма определенная цель – связь с абсолютом, которая освободит от мира страданий. Изначально это – монашеский путь созерцания, с которым связано немало легенд и мифов, в том числе и родившихся уже в европейской среде. Например, о том, что йоги никогда не болеют. Если опираться на данные всеобщей диспансеризации, проведенной индийским правительством пару десятков лет назад, эти самые йоги живут намного меньше, чем обычные граждане, мало того, они болеют всеми обычными человеческими болезнями, среди которых лидируют гастриты-колиты и заболевания сердца. Интересно, что эти же болячки преследуют людей, чей бизнес связан с нервными нагрузками. И еще забавнее выглядит тот факт, что именно этой весьма состоятельной части населения и предлагается посещать занятия йогой в фитнес центрах.

Используемая в спортивных залах йога является неким ответвлением хатха-йоги. В свою очередь хатха-йога является частью более крупного течения раджа-йоги. Раджа-йога ставит своей целью достижение некоего мистического состояния, которое не передается человеческими словами, но которое постепенно переводит человека в разряд бога богов. Хатха-йога – это, действительно, часть, посвященная чисто физическим упражнениям, но каждое из них несет в себе четкую религиозную нагрузку. В идеале, чтобы преподавать хатха-йогу, нужно иметь гуру и самому быть гуру, посвятившим подобной практике всю жизнь. Что же касается фитнес клубов, то в них, в большинстве случаев, занятия ведут обычные инструкторы, прошедшие специальные курсы. Положа руку на сердце, ничего плохого подобные упражнения не принесут. Правда, и достигнутый эффект будет невелик, пока человеку не захочется глубже окунуться в тайны индийских учений и перейти от размахиваний руками-ногами и застывания в причудливых позах уже непосредственно к медитации.

О методиках йоговских медитаций писали многие католические исследователи. Особое внимание этому уделяют бенедиктинцы и живущие в традициях святого Бенедикта камальдулы. В ходе своих миссионерских трудов они все глубже проникали в секреты индийских  молитвенных практик, которые, несомненно, не могут приняты христианином, но некоторые аспекты которых вполне могут быть использованы для работы и помощи жителям современных европейских мегаполисов.

В рамках бенедиктинской традиции можно выделить два основных направления, связанных с отношением к йоге и индийской культуре в целом. Во-первых, это традиция, связанная с необходимостью инкультурации, когда монастыри, открываемые в Индии, называются ашрамами, а монахи, по преимуществу европейцы, стараются жить и выглядеть согласно традициям страны миссии. Так, например, в 1950 г.возникает ашрам Святой Троицы, в котором обитают братья Свами Абхишиктананда (Анри Ле Со), Свами Парамарубиананда (Жюль Моншанен) и Свами Даянанда (Беда Гриффитс). Это была первая попытка наладить диалог с представителями индуизма, которая за последние полвека имела немалое продолжение. Второй подход тоже, без сомнения, несет в себе миссионерскую направленность. Это – ответ Католической Церкви на повсеместное увлечение западного общества йогой. Бенедектинские монахи предлагают использовать ряд практик в типично христианской медитации. Для этого в монастырях проводятся группы выходного дня или специальные реколлекции, в которых используются элементы йоги. Естественно, ноги за уши никто не закидывает. В ход идут дыхательные упражнения и позы позволяющие расслабиться и направить свои мысли в нужном направлении. Все это бывает не лишним для жителей современных мегаполисов. Монахи подчеркивают, что применять подобные практики без должного духовного руководства не только нельзя, но и опасно.

Медитация, как отвлечение ума от всевозможных образов, дает душе и телу мир и успокоение, выход из условий времени и пространства, но она не подразумевает того, что Церковь называет предстоянием. «Искусство йоги заключается в том, чтобы погрузить себя в полное безмолвие. Отбросить от себя все мысли и иллюзии, отвергнуть и позабыть все, кроме одной истины: истинная сущность человека — божественна; она есть бог, об остальном можно только молчать», — читаем мы в книге монаха-бенедиктинца Ж.-М.Дешане. Человек может созерцать себя, образ Божий в себе, но как от этого созерцания перейти непосредственного к общению с Богом? Здесь йога бессильна, поскольку в ней нет веры в Бога, есть только стремление раствориться в небытие.

Так может ли заниматься католичка йогой? Йогой в чистом виде – нет, потому как это будет противоречить ее христианскому мировоззрению. А вот использовать некоторые практики, предлагаемые этим восточным учением, — да, но только при условии, что это будет делаться не в одиночку и не по умным книжкам, а под руководством опытного наставника. Хотя, справедливости ради, стоит признать, что в европейской медитации йогические практики занимают столь малое место, что найти хорошего духовника будет ой как не просто.

И все таки, разглядывая расписание тренировок в любимом фитнес клубе, подумаем: может лучше пилатес, да ну эту йогу!

Анна Гольдина

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о