Литургия навечерия Пасхи – самое длительное богослужение литургического года, но это неудивительно. В течение одной литургии воспоминается не только переход Христа от смерти к жизни. Воспоминается вся история творения, вся история отношений человека и Бога, которая в Евхаристии вместе с хлебом и вином приносится на алтарь Агнца, чтобы стать освященной и преображенной Его жизнью.

Навечерие Пасхи состоит из четырех частей – светильничного богослужения, литургии слова, литургии крещения и евхаристической литургии.

Светильничное богослужение (Lucernarium)

Возжигание ритуального светильника в шабат и вечернее жертвоприношение огня и ароматов в Храме – ветхозаветные обычаи, которые продолжает христианское светильничное богослужение, иначе еще называемое «литургией света».

«И вели сыновьям Израилевым, чтобы они приносили тебе елей чистый, выбитый из маслин, для освещения, чтобы горел светильник во всякое время. В скинии собрания, вне завесы, которая пред ковчегом откровения, будут зажигать его Аарон и сыновья его, от вечера до утра пред лицеем Господним. Это устав вечный для поколений их от сынов Израилевых». (Исх. 27:20-21)

В вечерней храмовой жертве Ветхого Завета Церковь видит пророческий знак жертвоприношения, совершенного на Кресте истинным Светом, Иисусом Христом.  Возжигаемый же заново огонь  христианами был воспринят как  самый яркий – в полном смысле слова – символ Воскресения Иисуса.  Желая вспоминать момент Воскресения Господа, первые поколения христиан иначе, чем сейчас, обращались со светом:  в ходе «светильничной Евхаристии» возжигалась не одна свеча или светильник, а сразу множество, наполняя все помещение сиянием так, как Христос осветил Собою мир. Светильники, подвешенные к сводам храмов, символизировали звезды и светила, сияющие на открытых перед спасенными Небесах.  Переживание радости становилось воистину светлым.

Да радуется земля, озаряемая столь дивным светом, и, наполняемый сиянием вечного Царя, весь мир да познает своё избавление от мрака! Да веселится и Матерь Церковь, украшенная блистанием света! И да исполнится это место великого гласа людского (Exsultet)

Ночной сумрак скрывает от наших глаз тайну Воскресения, темнота – наше неведение о том, когда именно, а там более – как Иисус воскрес.

«О воистину блаженная ночь — та единственная, что удостоилась знать время и час, когда Христос воскрес от ада! Это ночь, о которой написано: и ночь будет светла как день; и ночь — свет мой в ликование мне» (Exsultet)

Можно только догадываться, узнаем ли мы, что происходило в пещере Гроба Господня, когда увидим Господа лицом к лицу и обретем полноту знания, или эти события навсегда останутся тайной Отца, Сына и Их Духа. Воскресение – тайна Святой Троицы, совершившаяся в сфере, абсолютно недоступной нашему тварному пониманию. Поэтому начало Литургии света  — обретение нового огня – совершается, по возможности, вне стен храма.

На улице разжигают костер, перед которым собирается народ, выходит целебрант,  священники и министранты,  выносят и свечу – пасхал. (Да, и не забудьте про огнетушитель! Загореться от пасхала или свечки можно точно так же, как и от обычной спички, а получить от него ожоги — больно и вовсе не почетно.)

Перед тем, как благословить огонь, священник провозглашает, что сегодня «Церковь приглашает детей своих, рассеянных по всей земле, собраться вместе для бодрствования и молитвы».

Во тьме трудно найти друг друга, увидеть ближнего можно только при свете.  Обнаружить в темном лесу человеческое жилье можно только если в окнах горит свет. Чтобы стать Церковью, разбежавшимся ученикам необходимо идти на свет. Свет Христов выводит к жизни и собирает воедино.

Священник благословляет огонь, от которого и зажигают пасхал. Пасхал – необычная свеча: он символизирует Самого Христа, а о том, Кто Христос для нас, говорит молитва приготовления пасхала, в которой слова сочетаются с действиями.

Сначала священник резцом рисует на свече большой крест:

Христос – вчера и сегодня  (проводит вертикальную черту)

Начало и конец  (проводит горизонтальную черту)

Альфа и Омега (рисует сверху креста букву альфа, внизу – букву омега)

Ему принадлежат времена (ставит первую цифру года в первом квадрате креста)

И века (ставит вторую цифру года)

Его слава и владычество (ставит третью цифру)

Во веки веков (ставит четвертую цифру года)

После начертания символов священник вонзает в свечу пять крупиц ладана, по числу пяти ран Христовых,  располагая их также в форме креста, со словами:

Ранами своими (первая крупица) и славными (вторая) защищает (третья) и хранит нас (четвертая) Христос Господь (пятая).

Затем пасхал зажигается с молитвой:

«Свет  Христа, воскресающего во славе, да рассеет тьму в сердцах и душах!»

Затем процессия готовится к возвращению в храм. Священник или диакон, шествующий впереди с пасхалом, первый раз поднимает свечу с возгласом:

— Свет Христов!

— Благодарение Богу! – отвечает народ и по возможности чинно пытается вслед за процессией вернуться на свои места в церкви. (Самые ответственные остаются тушить разожженный на улице костер)

Теперь наступает замечательный момент: пасхал вносится в храм. Один простой знак указывает сразу на несколько непостижимых разуму событий: пришествие Христа в мир – воплощение, сияние Предвечного света в темноте материнского лона Марии – матери Церкви; победа Воскресшего над тьмой смерти; преображение ночи падшего творения в творение новое; освещение светом благодати Божией темноты душ человеческих.

В дверях храма процессия останавливается, пасхал поднимается во второй раз:

— Свет Христов!

— Благодарение Богу! – отвечают верные и торопливо зажигают свои свечи от нового пасхального огня.

«Но теперь мы знаем, что возвещает эта свеча, которая пылает огнём во славу Божию; и её сияние не угасает, хотя её пламя разделяется, раздавая свет» (Exsultet)

Помимо света вести о воскресении Христа разливающийся по храму свет символизирует Самого Господа, раздающего Себя в Слове и в Евхаристии бесконечно и не умаляясь. На чем большее число крошечных огоньков разделяется этот свет, тем светлее становится вокруг.  На сколько бы частей не разделялся пасхальный огонь, пламя каждой свечки – тот же самое пламя, которым горит пасхал. Сколько бы Иисус не раздавал Себя в евхаристии, в каждой частице Его Тела и Крови мы обретаем Его Самого целиком.

Далее пасхал проносят через весь храм к алтарю, и в третий раз, перед взорами всей общины звучит возглас:

— Свет Христов!

— Благодарение Богу!

Во время навечерия Пасхи пасхал проносят в храме тем же самым  путем и тем же самым способом, как в Страстную Пятницу по храму проносили Крест. Древо преобразилось в столп огненный, который освещает путь новому народу Божию. Неопалимая купина, в огне которой сжигается все ветхое. Свет пасхала во время вигилии — символ Воскресения – и одновременно эсхатологический знак грядущего Христа во славе:

Итак, мы молим Тебя, Господи, пусть эта свеча, освящённая во славу имени Твоего, продолжает гореть, не угасая, чтобы рассеять мрак этой ночи. И пусть она, принятая, как приятное благоухание, соединится с небесными светилами. Пусть её пламя сияет до той поры, когда его встретит Утренний Свет, Солнце незакатное — Христос, Сын Твой, Который, взойдя от ада, озарил Своим мирным светом человеческий род и живёт и царствует во веки веков. (Exsultet)

Когда пасхал устанавливают в пресвитериуме на подсвечнике, наступает время провозглашения Пасхи гимном «Да ликуют» («Exsultet»), фрагменты которого уже цитировались выше. Только один раз в году произносится этот удивительный текст. Удивительный хотя бы потому, что в нем нераздельно слиты два элемента: провозглашение благой вести, евангелие Пасхи, и анафора, торжественная молитва жертвоприношения, схожая с молитвами евхаристического канона.

На чтение (или пение) Exsultet целебрант благословляет диакона так же, как на чтение Евангелия; верные во время молитвы тоже встают, ибо провозглашается Благая Весть.

Диакон (или священник, читающий гимн), облачен в белое и представляет собой ангела, возвестившего женам у гроба радостное известие: «Вид его был как молния, и одежда его бела как снег» (Мф. 28:3). Речь этого ангела отличается от других ангельских приветствий евангелия: Гавриил, сообщая Марии весть о рождении Спасителя, убеждал Ее не бояться; просили не бояться ангелы, явившиеся вифлеемским пастухам; «не бойтесь», — сказал ангел и женам-мироносицам.  Ангел Пасхи начинает с призыва к ликованию о случившемся сегодня:

Да ликуют сонмы ангелов в небе, да ликуют силы небесные

и одновременно напоминает седьмого ангела Откровения, ангела конца времен и окончательной победы Христовой, ангела, «сходящего с неба и имеющего власть великую; земля осветилась от славы Его» (Откр. 18:1). Слова Exultet «Да возвестит труба спасения победу столь славного Царя!»  — эхо слов ангела Апокалипсиса: «И седьмый ангел вострубил, и раздались на Небе громкие голоса, говорящие: царство мира соделалось Царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков» (Откр. 11:15).

В тексте Exultet  мы видим предвосхищение всех событий литургии Навечерия пасхи.

Первая часть гимна – радость о возгоревшемся Свете и совершившейся Господней пасхе:

«Воистину достойно и праведно всем сердцем и душой многогласно славить невидимого Бога Отца Всемогущего и Его Единородного Сына, Господа нашего Иисуса Христа; Он за нас предвечному Отцу заплатил долг Адама и Своею Кровью милостиво изгладил начертание древней вины. Ибо ныне — пасхальные торжества, когда совершается заклание истинного Агнца, и Его кровь освящает двери верных.»

Вторая часть предвосхищает Литургию Слова – воспоминание истории Завета и великих дел Божиих:

«Это ночь, в которую некогда отцов наших, сынов Израиля, Ты вывел из Египта и перевёл через Красное море сухими стопами. Это ночь, когда тьму греховную рассеял столп света. Это ночь, которая ныне во всём мире верующих во Христа, освобождённых от мирских пороков и тьмы греховной, возвращает к благодати и собирает в общение святых. Это ночь, когда, разрушив узы смерти, Христос от ада взошёл победителем.  Ибо тщетным было бы наше рождение, если бы Он не искупил нас! О, сколь чудесно Твоей милости о нас благоволение! О, сколь неизреченно богатство любви: ради искупления раба, Ты предал Сына! О воистину необходимый грех Адама, который изглажен смертью Христа!»

Наконец, предвосхищается крещальная литургия и литургия Евхаристии – гимн торжественно провозглашает, что несут собой эти Таинства, что дает сегодняшняя ночь человеку:

«Освящение этой ночи изгоняет зло, смывает вину, возвращает падшим невинность и унывающим радость, изгоняет вражду, рождает согласие и покоряет всякую власть».

Теперь остается только приготовиться к длинному путешествию через Литургию Слова: путь, который для нас, в отличие от народа Божия Ветхого Завета, освещает свет Христов.

Анастасия Паламарчук

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz