Любить без оговорок или ожиданий не является слабостью или глупостью.

По мере того, как время подходило к 7 часам вечера, росло моё расстройство. Ужин ждал в духовке, беспокойного малыша становилось все труднее развлекать, а телефон мужа, который должен был вернуться домой к 6, переводил меня на голосовую почту.

Я знала, что, по всей вероятности, он задержался на работе или застрял в пробке, и его часто неисправный телефон снова умер.

Тем не менее, я чувствовала себя глупо зависимой от того, что сидела дома и ждала. «Это так жалко, — подумала я. — Если он не беспокоится о том, чтобы вернуться домой вовремя или связаться со мной, то и мне незачем ждать его здесь».

Я собрала ребенка и отправилась в другое место. Позже, когда я наконец вернулась домой, где уже ждал муж, я узнала, что была права. Его телефон умер в конце дня, и босс вызвал его на встречу, когда он уже собирался уйти. У него был долгий день, и он с нетерпением ждал встречи с нами, когда вошёл в дверь.

Той ночью, лёжа в постели, всё ещё уверенная в своем выборе позволить ему вернуться в пустой дом, я увидела на Pinterest картинку с цитатой: «Не бойтесь быть тем, кто любит больше». Заинтригованная, я перешла по ссылке на сайт под названием  «Loveumentary»  и узнала, что это слова 80-летней Анны Гастон. Во время интервью писатель Нейт Бэгли, который собирал советы о супружестве для миллениалов для книги, попросил Анну и ее мужа дать совет о любви после 60 лет брака. Ответ Анны был уязвимым и смелым одновременно, и он сильно повлиял на ее интервьюера, Бэгли.

Читая, я обнаружила, что он также повлиял и на меня. Мне стало стыдно, потому что я осознала, что мои действия сегодня были прямо противоположны желанию любить больше. Вместо этого я действовала из страха — страха быть тем, кто сделал больше, ждал больше, был доступен больше, больше любил. Почему? Потому что я считала, что это означает быть слабой.

В своей статье Бэгли отметил, что, к сожалению, большинство из нас склонны полагать, что тот, кто меньше вовлекается в отношения, счастливее и свободнее. Но после интервью с Анной, Бэгли страстно утверждает, что смотреть на любовь как на слабость — это ошибочная логика: «Любить кого-то больше, чем он тебя любит, не является глупостью или безумием. Это самая смелая вещь, которую вы можете сделать в этой жизни». И он утверждает, что свобода, которую мы ищем, на самом деле рождается, когда мы позволяем себе больше любить другого человека: «Любовь — это топливо, которое заставляет работать отношения», — говорит он. — «Настоящая любовь дается без условий или ожидания взаимности».

Я поняла, что это означает давать даже без гарантии получения ответа. Это означает, что вы ожидаете своего супруга, даже когда он опаздывает, потому что вы рады его видеть. Это означает дать ему свое сердце и надеяться, что он позаботится о нём.

Позволив этой новой философии укорениться в моём сознании, я поговорила с 95-летним дедом моего мужа, который жил в счастливом браке в течение 75 лет. Когда я спросила его о ключе к такому супружескому счастью, он ответил: «Терпение. Когда я был в течение двух лет на войне, и она воспитывала нашу дочь, я уверен, что она не всегда думала об этом ожидании. Слава Богу, она была терпелива».

Его ответ, похожий на слова Анны, перевернул меня. Если его жена могла ждать с любовью в течение двух лет, я, конечно, могла бы подождать дополнительный час в конце дня. Во всяком случае, я должна была увидеть в этом возможность любить его больше, сделав его моим приоритетом. Это непростая задача, особенно в момент уязвимости, когда я чувствую, что я не являюсь приоритетом для него. Но выигрыш, в итоге, больше.

Бэгли заявляет: «Когда мы не боимся быть тем, кто любит больше, и находим партнера, который также стремится любить больше, мы получаем опыт принимающей любви даже (и особенно) в те моменты, когда мы наименее заслуживаем этого».

Теперь в моем сознании нет сомнений: такая любовь стоит ожидания.

Элизабет Парди

Источник (англ.): Aleteia

Фото: Getty

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о