Почему человек не вправе отнимать жизнь ни у самого себя, ни у других?

Только Бог является Владыкой жизни и смерти. Ни одному человеку не позволено убивать какого-либо человека, за исключением случаев необходимой самообороны или правомерной защиты других.

Покушение на жизнь – это преступление против Бога. Человеческая жизнь священна, а это означает, что она принадлежит Богу, является Его собственностью. Даже наша собственная жизнь лишь доверена нам. Бог Сам даровал нам жизнь, и только Он может её у нас отнять. В книге Исхода это сказано буквально так: «Не убивай» (Ис. 20,13).

* * *

«Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьёт, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «ракА» (= «пустой человек»), подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Мф 5, 21-22).

* * *

См. также ККЦ 2258–2262, 2318–2320

Какие поступки являются нарушением запрета убивать?

Запрещено убийство и соучастие в убийстве.
Запрещено прерывание беременности начиная с момента зачатия.
Запрещено самоубийство, членовредительство и саморазрушительное поведение.
Запрещена эвтаназия, то есть убийство увечных, больных и умирающих людей.

Запрет на убийство в наши дни часто оспаривается с якобы гуманных позиций. Но ни эвтаназия, ни аборт не являются гуманными решениями. Поэтому мнение Церкви по этим вопросам предельно ясно. Кто причастен к совершению аборта, принуждает к нему, советует совершить его, тот – как и в случае с другими преступлениями против жизни – автоматически отлучается от Церкви. Когда самоубийство совершено психически больным человеком, его ответственность за это нередко ограничена, а зачастую и вовсе снимается.

* * *

«Не от руки другого должен умирать человек, но на руках другого» (Хорст Кёлер (р. 1943), бывший федеральный президент Германии).

* * *

См. также ККЦ 2268–2283, 2322–2325

Почему допустимо убийство, совершенное в случае необходимой самообороны?

Тот, кто покушается на жизнь других, может и должен быть остановлен, даже если это повлечет смерть агрессора.

Необходимая оборона – это не только наше право: она даже может стать обязанностью для тех, кто отвечает за жизнь других. Однако при осуществлении необходимой обороны нельзя ошибаться в выборе средств, и она не должна быть неоправданно жестокой.

* * *

См. также ККЦ 2263–2265, 2321

Почему Церковь против смертной казни?

Церковь выступает против смертной казни, поскольку она «настолько же жестока, насколько и бесполезна» (Иоанн Павел II).

Любое правовое государство обладает правом применять соразмерные наказания. И всё же в энциклике Evangelium vitae (1995) Папа не говорит прямо о недопустимости и неправомерности применения смертной казни ни при каких условиях. Лишить преступника жизни – это крайняя мера, использовать которую государство может лишь в «случае абсолютной необходимости». О подобной необходимости может идти речь, если защита человеческого общества невозможна иначе, как посредством физического уничтожения виновного. Однако подобные ситуации, отмечает Иоанн Павел II, «имеют место очень редко, если не вовсе уже практически отсутствуют».

* * *

Налагаемое государством наказание должно соответствовать четырём условиях, чтобы быть соразмерным и справедливым:

1. Наказание должно возместить ущерб, нанесённый содеянным преступлением.

2. Этим наказанием государство хотело бы восстановить общественный порядок и позаботиться о безопасности своих граждан.

3. Наказание должно способствовать исправлению виновного.

4. Наказание должно соответствовать тяжести преступления.

* * *

«Не от руки другого должен умирать человек, но на руках другого» (Хорст Кёлер (р. 1943), бывший федеральный президент Германии).

* * *

См. также ККЦ 2266–2267

Дозволительно ли помогать умереть?

Активное содействие смерти всегда противоречит заповеди «Не убивай» (Ис 20, 13). Напротив, поддерживать человека перед лицом смерти является заповедью человечности.

Понятия «активная» и «пассивная» эвтаназия зачастую лишают ясности дебаты об эвтаназии. На самом деле речь идёт о том, убивают ли умирающего человека или дают ему умереть. Кто активно помогает человеку умереть, тот нарушает Пятую Заповедь. Кто оказывает помощь человеку в процессе его умирания, следует заповеди любви к ближнему. Под этим понимается, что происходит отказ от применения исключительных, дорогостоящих, несоразмерных ожидаемому результату средств для поддержания жизни пациента, смерть которого со всей очевидностью неизбежна. Решение о прекращении этого медицинского поддержания жизни должен принять сам пациент, или же ему следует заблаговременно сделать об этом заявление. Если это не было предусмотрено и пациент не в состоянии принять какое-либо решение сам, это могут сделать те, кто полномочен представлять волю умирающего. Уход за умирающим не может быть прекращен ни при каких условиях, он есть исполнение заповеди любви к ближнему и милосердия. При этом легитимным и не нарушающим достоинство человека может быть использование обезболивающих средств, даже если есть риск, что их применение сократит жизнь пациента. Решающим является то, что при этом смерть не является целью применения медикаментов, которые, таким образом, не используются как средство достижения смерти.

* * *

«Создание приютов, а не осуществление эвтаназии, является достойным человека ответом на нашу ситуацию. Перед лицом огромных проблем, которые к нам приходят, только тогда будут мобилизованы силы воображения и солидарности, когда дешёвый выход из ситуации останется навсегда закрытым. Там, где умирание воспринимается и культивируется уже не как часть жизни, там начинается цивилизация смерти» (Роберт Шпеман, немецкий философ).

* * *

См. также ККЦ 2278–2279

Почему аборт неприемлем на любом сроке развития эмбриона?

Дарованная Богом жизнь является непосредственной собственностью Бога. С момента своего возникновения она свята и не должна подвергаться никакому человеческому насилию. «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иер 1, 5).

Бог – единственный Владыка жизни и смерти. Даже «моя собственная» жизнь мне не принадлежит. Любой ребёнок с момента зачатия имеет право на жизнь. С первого мгновения ещё не родившийся человек уже является личностью, чьи права не могут быть ущемлены извне кем бы то ни было: ни государством, ни врачом, ни даже матерью. Принципиальность Церкви в этом вопросе – это не недостаток милосердия. Церковь пытается указать на непоправимый урон, который будет нанесён убитому невинному младенцу, его родителям и обществу в целом. Защищать право на жизнь невинного существа – одна из первостепенных задач государства. Когда государство устраняется от этой проблемы, оно тем самым разрушает основы правового государства.

Можно ли сделать аборт, если ребёнок неполноценный?

Нет, аборт в случае, если ребенок неполноценен, остается тяжким преступлением, даже если мотивом его совершения было желание избавить в последующем этого человека от страданий.

* * *

«Аборт и детоубийство – чудовищные преступления» (II Ватиканский Собор, Пастырская конституция о Церкви в современном мире, 51).

«Всё, что надо знать об аборте, написано в Пятой Заповеди» (Кардинал Кристоф Шёнборн).

«Не умерщвляй плод, губя его в утробе, и не убивай родившегося» (Дидахе «Учение Двенадцати апостолов» – христианский памятник I–II вв. 2, 2).

«Боже, дай нам мужество защищать каждую нерожденную жизнь. Ведь ребёнок – величайший дар от Бога для семьи, для народа и для мира» (Мать Тереза при вручении ей Нобелевской премии мира, 1979 г.).

«Предполагаемая инвалидность ребёнка не может быть основанием для прерывания беременности… поскольку даже жизнь инвалида столь же ценна и одобрена Богом и поскольку никто и никогда на этой земле не может дать гарантии жизни без телесных, душевных или духовных ограничений» (Бенедикт XVI).

* * *

См. также ККЦ 2270–2274, 2322

Позволительны ли эксперименты с живыми эмбрионами и с их стволовыми клетками?

Нет, эмбрион – это человек, поскольку человеческая жизнь начинается со слияния сперматозоида и яйцеклетки.

Рассматривать эмбрионы как биологический материал, «производить» его и «использовать» его для проведения исследований над стволовыми клетками – абсолютно безнравственно и подпадает под запрет убийства. Совсем иное отношение к исследованиям стволовых клеток взрослых, из которых не может развиться человек. Медицинские манипуляции с эмбрионом допустимы лишь в том случае, если они производятся с целью лечения, когда ребёнку гарантирована жизнь и дальнейшее развитие, а риск вмешательства не является несоразмерным.

* * *

См. также ККЦ 2275, 2323

Почему Пятая Заповедь защищает также телесную и душевную целостность человека?

Право на жизнь составляет неразрывное единство с достоинством личности. Человека можно привести к смерти и духовно.

Заповедь «Не убивай» касается как физической, так и душевной целостности человека. Любой соблазн и подстрекательство ко злу, любое применение насилия, особенно по отношению к тем, кто находится в зависимости, – это тяжёлый грех. Особо тяжкими являются преступления, совершённые, когда дети зависят от взрослых. Под этим понимается не только сексуальное насилие, но и духовный соблазн, исходящий от родителей, священников, учителей, воспитателей, как, например, подрыв моральных ценностей и т.п.

* * *

«А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф 18, 6).

* * *

См. также ККЦ 2284–2287, 2326

Источник: Катехизис Католической Церкви (день за днём)

Отправить ответ

1 Комментарий на "Не убий: о грехах против пятой заповеди"

Notify of
avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
trackback

[…] Скорее опасным из-за своих взглядов на зло – самоубийство путем голода поощрялось среди членов секты для того, […]

wpDiscuz