Немного котиков

Размещение фотографий и картинок котиков в группах и на стенках в социальных сетях, кажется, уже давно стало привычным явлением. Милые мордашки заменяют вечерние разговоры по телефону, отгадывание кроссвордов, и настоящие эмоции и переживания. Потихонечку заполняя пустоту, котики приобретают все новые формы. Мы как-то не замечаем, что многочисленные открытки и фотографии Папы Франциска тоже стали своеобразными «котиками». Смотрим, читаем, умиляемся и продолжаем жить дальше. Ничто не заставляет нас задуматься.

Существует прекрасная фраза «моя жизнь уже никогда не будет прежней после …». Ее нередко подписывают как к котикам, так и к высказываниям Папы. Но ведь ничего не меняется, и совершенно непонятно, что же на самом деле нам нужно, чтобы наша христианская жизнь стала более радикальной, радостной и насыщенной, чтобы это был, действительно, путь ко спасению, а не грустное прозябание в продавленном кресле с котом на коленях.

А сами котики, серые, черные, полосатые – какие они? Мне бы не хотелось писать об инстинктах и привычках, чтобы это размышление выглядело как статья в женском журнале для кошатниц. Куда интереснее христианский взгляд на котов.

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему в Средние века с котами были обычно ведьмы? Да и не только в Средние. Наша родная баба Яга практически всегда изображается с котом на плече. В некоторых вариациях это – кот Баюн, пришедший из славянской мифологии. Существо крайне интересное. Он умеет рассказывать сказки и сказками своими завлекает человека в чащу лесную и там приканчивает его. Поскольку Баюн все-таки кот, он прежде чем слопать несчастную жертву, играет с ней и даже делает вид, что отпускает, но… Для тех, кто знаком с рассказами древних учителей молитвы, аналогия будет очевидна. Перед нами враг рода человеческого. Сколько разных сказок и вымыслов он знает, сколько миражей и прекрасных замков он может возвести, чтобы заполучить неопытную душу. Его посылы прекрасны и заманчивы, а главное – они позволяют ничего не делать и при этом чувствовать себя весьма комфортно. Баюн отлично играет с тем, что так популярно у современных психологов, с нашим внутренним ребенком. И даже более того, с нашим раненым внутренним ребенком. Этому несчастному малышу, ищущему заботы и любви, понимания и ласки, он предлагает легко доступную замену и утешение – сказки, в которых много лжи и намеков, понятных взрослой зрелой личности, но не маленькому ребенку. Баюн прячет от нас истину, спрятанную в Евангелии: Господь добр и милосерд, но Он не добренький Дед Мороз и не добренький доктор, принесший сладкую конфетку. Он тот, кто приносит не мир, но меч. Господь ищет в нас силу и верность, а не слезы и занудство. Господь ищет покаяние, которое изменяет нас. Он дает слезы боли, которые очищают нас. Те, кто читал историю Гарри Поттера, помнят феникса, принесшего мальчику меч, чтобы сражаться, и уронившего слезу на его смертельную рану. В модной в наши дни книжке к нам приходят образы средневековья, открывающие важные моменты наших взаимоотношений с Богом. Царство Небесное достигается усилием, поэтому отцы древности говорили так много о духовной брани. Подобно Андрею из сказки «Пойди туда, не знаю, куда», нам предлагается не слушать сладкие и такие удобные для повседневнего спокойствия сказки Баюна. Его нужно как следует огреть коромыслом здравого смысла, юмора и доверия Богу.

Не зря этот самый кот Баюн сидит на плече бабы Яги. Эта дамочка страшной наружности, согласно древним поверьям, охраняла вход в мир мертвых. Баба Яга жила на кладбище, в избушке, украшенной костями, чтобы сразу было видно, чем она занимается. Но кроме этого, ей отводилась значимая роль в обряде женской инициации, когда девочка перестает быть ребенком и переходит в мир женщин. Она словно умирает для одного мира и рождается для другого. Христианству такой взгляд совсем не чужд! Первые христиане нередко изображали на своих надгробиях бабочку, удивительное существо, которое, умерев как гусеничка, оказавшись словно в гробе, будучи куколкой, рождается новой прекрасной бабочкой. Только при встрече с бабой Ягой и ее котом процесс рождения к новой жизни может остановиться на стадии куколки. Потому что в этой встрече происходит подмена понятий, своего рода, разновидность шизофрении. Пока ты слушаешь слова бабы Яги и ее кота, все кажется правильным, но, стоит выйти на свет, и в каждом поданном яблоке виден червяк, а на каждом пирожке – плесень.

Коты всегда ассоциировались с ведьмами из-за своих светящихся глаз. Говорят, что в средние века кошек считали пособниками дьявола и уничтожали пачками. С позиции современности трудно сказать, что же на самом деле происходило с кошками и их хозяйками, одинокими женщинами, державшими при себе милое мурлыкающее создание.

Во времена короля Людовика XIV, короля Солнце, например, проходил процесс над ведьмой. Известный сказочник Шарль Перро, человек глубоко верующий и при этом думающий и даже, можно сказать, скептически настроенный, записал в своих дневниках впечатления от этого судебного разбирательства, в подробности которого был посвящен. Некая дама, державшая, между прочим, кошку, гадала и ворожила, оказывая небольшие услуги представителям двора. Вскоре она приобрела столь сильное влияние, что уже вмешивалась в государственные дела. А вот король Людовик не любил, когда женщины лезут в политику и старался не подпускать к этому даже своих многочисленных любовниц. Процесс над гадалкой сначала не предвещал ничего неожиданного. Пока поведение женщины не стало выходить за рамки разумного и по тем временам казалось шокирующим. Она прогнала от себя священника, изрыгала святотатства и т.п. Хотя до этого вела себя вполне адекватно и пользовалась уважением за свою ловкость в делах. Описания, которые дает Перро, отчетливо напоминают ведьм из сказок, которые записывал его сын Пьер и часть из которых в последствии стали известны под названием «Сказки матушки Гусыни».

Конечно, кошка во всей этой истории была совсем не при чем, но все-таки она присутствовала как обязательный элемент ведьмы. Говорили, что приспешницы дьявола даже сами умеют преображаться в кошек. Это предание сохранилось с тех времен, когда кошки были языческими божествами и их культ был связан с плодородием, а значит, нес в себе элементы распущенного сексуального поведения.

В литературе можно встретить множество котов и довольно часто они несут на себе все тот же отпечаток чего-то темного.

Булгаковский Кот Бегемот, утверждающий, что Достоевский бессмертен. И говорящий сотрудникам НКВД: «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус. И еще считаю долгом предупредить, что кот – древнее и неприкосновенное животное». Древнее священное животное не просто так ссылается на Достоевского. При всей глубине христианских исканий этого автора, его собственный христианский облик был, мягко говоря, далек от совершенства. И сын преподавателя Киевской Духовной Академии не мог об этом не знать и не слушать с детства разговоры, посвященные этой теме. Потусторонний Бегемот словно напоминает, что дело не в духовных исканиях, а в неустанном поиске Бога, которые изменяют внутренний мир, ведя к святости, а не приводят на следующий виток духовных исканий.

Чеширский Кот Льюиса Кэрролла, улыбка которого весит в воздухе. Алиса про него замечает: «Видала я котов без улыбки, но улыбку без кота…» А ведь одним из прототипов этого персонажа стало приведение. Белый кот, некогда принадлежавший настоятельнице монастыря, и после смерти повадившийся приходить к ней и к ее гостям, скрестись в дверь и жалобно мяукать. Настоятельница, наверняка, была женщиной праведной жизни, но какова же была ее привязанность к коту, если бедное животное даже после смерти не могло обрести покой? Ее кот, наверняка, не улыбался. Улыбку Чеширскому Коту подарили все-таки местные сыры, похожие на морды котов с улыбкой от уха до уха. Как бы там ни было, но и Чеширский Кот предлагает нам о многом задуматься, не зря он появляется перед Алисой, когда она на распутье. Он не особенно-то поддерживает девочку, скорее играет с ней, чтобы потом бросить в самый неожиданный момент. Но в этом и сущность кота. Он, как Англия, не имеет друзей, а только союзников. И он совсем не из тех, кто готов положить жизнь за братьев своих (ср. Ин 15,13). Чеширский Кот ставит Алису перед выбором и предлагает думать и сомневаться. А уж куда заведет это сомнение, зависит только от самой Алисы.

Впрочем, не стоит прямо уж совсем демонизировать котиков. Вот достойный персонаж, преданный хозяину. Своим появлением он обязан уже упоминаемому Шарлю Перро. Кот в сапогах. Пушистая и мурлычащая удача, пришедшая в руки младшего сына. А ведь какая судьба его ждала?

Старшему сыну достается мельница. С одной стороны, это – символ благосостояния. Пока крутятся жернова мельницы, не будет голода. С другой стороны, мельница – место обитания нечистой силы. Да и сам мельник, всегда обсыпанный мукой, вызывает опасения. Отец оставляет старшему сыну земное благополучие, поклонение которому ведет совсем не на небо.

Среднему сыну достается осел. Животное выносливое и трудолюбивое. Кстати, в отличии от кота, всего один раз упоминаемого в Библии, встречающееся в Священном Писании довольно часто. Вспомним, что именно на осле Спаситель въехал в Иерусалим. Осел сочетает в себе смирение и упрямство. Не зря св. Франциск называл братом ослом свое тело. Таким образом, средний сын получает в наследство крепкое здоровье и возможность самореализации.

А младший сын получает кота в мешке. В достопрежние времена судьба третьего ребенка была незавидной. Ему самая дорога в священники да монахи. И дело совсем не в призвании, а в том, чтобы просто выжить. Впрочем, именно младшие сыновья наполнили дороги Европы, путешествуя из университета в университете и слагая свои песни и баллады. Именно младшие сыновья ринулись на завоевание и освоение нового континента, открытого Христофором Колумбом. Так что, в конечном счете, отец оставил в наследство младшему сыну свободу. Не зря на многих гербах присутствует кот, как символ свободы. Это удивительный дар, которым можно распорядиться самым неожиданным образом.

Сказочный кот все делает для своего хозяина и, в конечном счете, устраивает его судьбу. У Перро в старости кот почиет на лаврах, а вот в других вариантах сказки бедного уже старого кота хозяин просто выбрасывает в окно, сочтя мертвым. И никакой благодарности.

Кот в сапогах преподает нам несколько вполне себе христианских уроков. Никогда не останавливайся на достигнутом, служа Богу. Смотрите, кот в начале ловит перепелок. Это ведь тоже средневековый символ, зашедший в сказку. Считалось, что перепелки, откладывая яйца в гнездо, никак не могут успокоиться и бегают по полу, чтобы натащить к себе в гнездо как можно больше яиц и все их непременно высидеть. Перед нами образ тщеславия и, как говорили средневековые авторы, образ дьявола, который ищет несмышленые души и тащит их к себе, чтобы потом через них творить свои дела. Кот в сапогах обманывает этих перепелок, ловя их силками. В трудах древних учителей молитвы мы находим этот образ: ловец, удерживающий силком дьявола. Да и на византийских, и русских иконах Страшного Суда нередок образ дьявола, связанного сетями и удерживаемого ангелами. И вполне в русле этой логики Кот приносит свою добычу королю.

Другой эпизод, характеризующий Кота, — его общение с людоедом. Сначала он дает развернуться его гордыне. Злой волшебник становится львом. Этот образ тоже не случаен. Лев – это один из символов колена Иудина, из которого происходит Спаситель. Для библейского мировосприятия лев – это однозначный символ Грядущего Мессии. И вот зло облекается в эти одежды, чтобы покрасоваться. А затем Кот предлагает людоеду проявить чудеса смирения и стать маленькой мышкой. Но такому гиганту мысли, как злой волшебник, и это по плечу. Ему не важна аудитория, восхваляющая его величие, подойдет и кот.

Как ни странно, поведение людоеда нередко сравнивают с поведением созависимого человека, ищущего одобрения. Наверное, где-то там, в глубине души, этот самый людоед, человек глубоко несчастный и требующий сострадания. Как и Голиаф, скорее всего, был неплохой мужик где-то в глубине души. Тем не менее, Давид одолел его, как и Кот в сапогах одолел людоеда. Кстати, имя Давид переводится как «любимый». И эта параллель между Котом и библейским Давидом возникает не случайно. Давид, совершающий подвиг, любим Богом. Кот, рискующий жизнью ради хозяина, любит сам и ради этой любви совершает свой маленький кошачий подвиг, который в корне меняет судьбу его хозяина. Он попадает в королевские чертоги, становится участником царского пира.

Трудно сказать, насколько младший сын получил по заслугам, в том смысле, что был ли достоин этот лентяй царской дочери. А вот Кот и не требует благодарности. Он счастлив уже тем, что делает. Ему приносит радость не только достижение цели, но и сама дорога, сколь бы трудной она ни была.

Сказка доносит до нас нытье младшего сына и его внутренние переживания. И ни слова про кота. Как ни странно, опыт кота являет нам то, к чему многие святые шли годами: не роптать, благодарить Бога за все и улыбаться! Этот опыт улыбки Богу Распятому, Иисусу Страдающему знаком и бл. Терезе Калькутской, и близкой петербуржцам св. Урсуле Ледуховской. Благодарная улыбка, рожденная в боли, в преодолении одиночества и страдания.

Желание служить сближает Кота в сапогах с еще одним легендарным полосатым котиком. Этот котик пришел первым в холодную вифлеемскую пещеру. Он забрался в ясли к плачущему от холода Новоржденному и согрел Его своим теплом. Дева Мария погладила кота по головке и с тех пор у всех полосатых котов на лбу видна буква «М», как знак благодарности Богородицы.

В наши дни, как бы пафосно это ни звучало, очень не хватает таких смиренных котиков, готовых просто обогреть, сказать слово ободрения и мира. Об этом говорит Папа Франциск и мы с удовольствием делаем из его мудрых фраз открытки, которые в свою очередь становятся фейсбучными и контактовскими «котиками». А ведь на самом деле мы видим, только с большим размахом, то, что некогда произошло в Греччо, когда скромный дьякон Франциск завернул полено как младенца и вынес его к людям. И в этом, как считает легенда, первом вертепе Младенец отдавал Себя в руки каждого из нас, прося о заботе и любви. Прося о помощи и защите. Великий Бог, который стал беззащитным и беспомощным в наших руках.

Это присутствие Иисуса в нашей простой земной повседневности вселяет надежду и радость. И вспоминается св. Юлиана Нориджская. Святую посещали видения, и неизменным их участником был ее кот. Верный друг Юлианы стал и символом слов, которые Господь обращает к миру через нее: «Всё должно быть хорошо, и всё будет хорошо, и всё, что бы то ни было, будет хорошо». Даже самый великий грех, преображенный раскаянием, может стать  почвой для великолепного цветка святости. Мучащее нас страдание, от которого избавлением, кажется, может стать только смерть, пережитое со Христом, пережитое у Креста, становится лестницей, ведущей в Царствие Небесное. В Царство тепла и уюта. Туда, где наш истинный дом, где нас любят и ждут. Туда, где уютно свернулся кот на коленях Отца. И только внимательный взгляд ребенка может углядеть, что это Кот в сапогах, с буковкой «М» на лбу, улыбающийся в усы чеширской улыбкой.

Анна Гольдина

Иллюстрации: Варя Одуванчикова

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован.