Перевод Константина Чарухина. Впервые на русском языке!

Св. Элред Ривоский

По изданию: VITA NINIANI PICTORUM AUSTRALIUM APOSTOLI, AUCTORE AILREDO REVALLENSI // Historians of Scotland, V. 5: Edinburgh, Edmonston and Douglas, 1874, pp. 137-157


СКАЧАТЬ КНИГУ ЦЕЛИКОМ:

PDF * * * FB2


ПРОЛОГ

Многих мужей, что жили прежде нас, влекло к тому, чтобы описать житие, нравы, слова святых – хотя бы тех, что процветали в их время, – дабы оградить от забвения потомками поучительный пример совершенной жизни и сохранить память о них. Хотя те, кто наделён выдающимися способностями, живостью слова и блеском красноречия, тем успешнее справляются с этим, чем изящнее те речи, коими они ласкают слух публики, однако и те, кто только по причине варварского происхождения лишены были способности говорить красиво и искусно, не оставили потомков без сведений, пускай записанных и попроще, о достойных подражания мужах. Из-за этого-то житие святейшего Ниниана, о чьих деяниях нам ясно свидетельствуют его святость и чудеса, затемнено варварским косноязычием и тем меньше наставляет читателя, чем меньше ему по нраву. Равно же и вашей святой любви (епископу Белого Дома, – прим. пер.) было угодно возложить на моё убожество то бремя, дабы я житие преславного мужа, начертанное предшественниками хоть и верно, но чрезвычайно варварским стилем, исторгнув как бы из некоей тьмы просторечия, перевёл к свету латинской словесности.

Твоё благоговение я ценю, одобряю желание, рвение хвалю. Но зная неопытность свою, опасаюсь, как бы, лишив его грубого платья, под коим оно доселе скрывалось, не оказаться неспособным облачить его в другое, что ему больше к лицу. Однако, поскольку я не могу отказаться ни от какого вашего предписания, то попробую исполнить приказ, и пускай лучше вы меня сочтёте неопытным, нежели упрямым. А вдруг то, в чём мне отказывает неопытность, вера ваша доставит, добьётся молитва, святость добудет? И тот, в чью честь вы просите меня сделать это, посодействует вашей благочестной воле и желанию, посодействует и нашим попыткам, и усердию. Сверх того, вы полагаетесь на то, что по его заступничеству дарована будет языку моему изощрённость, а речи – сила.

К тому же, по вашим словам, клир и народ святой вашей церкви, питающий дивную любовь к святому Божиему, под покровительством которого они живут, примут с глубочайшим благоговением, что бы я ни написал, ибо, как вы уверяете, они по общему желанию с величайшей готовностью выбрали меня для сего труда. Так вот, я принимаю бремя, которое вы на меня возлагаете, хоть и приневоливаемый вами, но воодушевлённый верой. Приложу также труд, насколько удостоюсь помощи от Того, кто речь младенцев делает ясной, к некоторому смягчению своего стиля, чтобы ни столь важный предмет не затемнить совершенно неподобающей простотой, ни, скорее докучным, нежели вразумительным многословием не лишить желанного плода усилий тех, кто по простоте своей не знаком с риторическими излияниями. Итак, да осенит благодать Спасителя это начинание, и пусть Тот, кто наделил святого достойными вечной памяти добродетелями, даст нам достойно их описать, и в награду за эти наши труды пускай молитва его всегда сопровождает нас на спешном пути к отечеству. А при самом исходе, где нас ожидает конец пути и начало жизни, пускай окажется с нами его утешение и вечное воздаяние небесных благ по его святому заступничеству.

ВСТУПЛЕНИЕ. Свидетельство Беды о Ниниане с замечаниями Элреда

Славное житие святейшего Ниниана поведано нам тем же божественным Автором, который святого патриарха Авраама, предопределённого прежде вековых времён (2 Тим 1:9, Тит 1:2) быть отцом многих народов и первенствующим в вере, поначалу испытывал таким вещанием: «Пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего и иди в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ» (Быт 12:1). Так и блаженнейший Ниниан, оставив родину и дом отца, учился в чужой стране, чтобы потом учить в своей, и был поставлен Богом «над народами и царствами, чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Иер 1:10). Беда в «Церковной истории» своего народа, сообщая в кратчайших словах о священном начале деяний этого блаженнейшего мужа, о знамениях его святости, достойном несении обязанностей и плодотворном служении, преславном конце и награде за труды, так пишет о нём:

«В год от воплощения Господа 565–й, когда Римской империей после Юстиниана начал править Юстин Младший, из Скоттии в Британию явился священник и аббат по имени Колумба, живший подлинно монашеской жизнью. Он возвестил Слово Божье провинциям северных пиктов, которые отделены от южных крутыми и обрывистыми горами. Южные пикты, живущие по эту сторону гор, как говорят, давно уже оставили заблуждение идолопоклонства и приняли истинную веру через проповедь преподобнейшего и святейшего епископа Ниниа, родом из бриттов, который обучился в Риме истинной вере и ее таинствам. Его епископство знаменито храмом, посвященным святому Мартину, где покоятся тела и его, и многих других святых; ныне то место находится под властью англов. Место это в Берницийской провинции в просторечии зовется Белым Домом, поскольку Ниниа выстроил там каменный храм непривычного бриттам обличья» (Беда. Церковная история народа англов, III, IV – пер. В. Эрлихмана). То, что Беда описал вкратце, божественный Автор изволил продолжить пространнее.

Итак, из свидетельства одного верного мужа мы узнаём о первых шагах другого: что он произошёл из народа бриттов, и ещё, что правилам веры он был обучен в Святой Римской Церкви; узнаём о его обязанностях: сказано, что он был епископом и проповедником слова Божия; узнаём о плодах служения: сообщается, что его усилиями южные пикты были обращены от идолослужения к истинной вере; узнаём и о конце: утверждается, что он покоится в церкви святого Мартина вместе с многими святыми. Однако то, что по причине объёма своей «Истории» автор показал кратко, чего он будто бы лишь коснулся, то пространнее изложено в книге «Жития и чудес» святого, написанной на варварском языке. Причём в этой книге без малейшего отклонения от основы того свидетельства описывается в исторической последовательности как именно он положил таковое начало, добился таких плодов, достиг столь похвального конца.

Гл. I. Рождение и обучение Ниниана

Итак, на острове Британия, получившем некогда своё название, как говорят, от Брута, в одноименном острову племени, в отнюдь не безвестной семье явился на свет блаженный Ниниан – предположительно, в той области, что располагается в западной части этого самого острова, где океан, как бы протянув руку и с обеих сторон образуя как бы два угла, разделяет нынешние царства скоттов и англов, где вплоть до новейших времён, до англов имелись свои собственные цари, о чём свидетельствуют не только исторические записи, но также удостоверяет живая память некоторых людей. Отец его был царём и исповедовал христианство; за великую свою веру и многие заслуги он считался достойным такого потомка, который пополнил бы недостачу веры у его племени и иноплеменный народ, не ведавший таинств веры, напитал бы священными истинами богопочитания.

Он, во младенчестве возрождённый святыми крещальными водами, сохранил незапятнанной полученную тогда белоснежную свадебную одежду и, победив пороки, представил её взору Христа. Своим праведнейшим житием он заслужил, что Святой Дух, первоначально очистивший его, стал просвещать его святое сердце. И наставляемый Им, он, будучи ещё дитятей, но не детского ума, страшился всего, что противно благочестию, что с целомудрием несовместно, что добрым противится нравам. А что к праведности, что к благодати, что к добродетели, что ко благу близит, что Богу угодно, того, имея уже разумение старческое, не прекращал лелеять. Счастлив был тот, чья воля была в законе Господа день и ночь (ср. Пс 1:2), кто был как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносило плод свой во время свое (Пс 1:3), когда во цвете лет от усердно исполнял то, чему научился, с высочайшим благоговением. Дивно его церквей почитание Божиих, любовь к товарищам дивна тоже. В еде он был воздержан, скуп на слова, к чтению прилежен, любезен в обращении, от шуток воздерживался и всегда подчинял плоть духу. Погрузившись же духом в Священное Писание, юноша, когда он у опытнейших мужей своего народа обучался правилам веры в их понимании, благодаря врождённой проницательности и содействием божественного вдохновения, уразумел, что в понимании того смысла, который он почерпнул из самого Писания, они очень далеки от совершенства. Тут он стал колебаться духом, и волновался, что нет у него совершенной поддержки, вздыхал…

Наконец, воспламенилось сердце его в нём; в мыслях его возгорелся огонь (Пс 38:4). «Что же делать? – спросил он себя, – В стране моей искал я Того, которого любит душа моя, искал Его и не нашёл Его (Песн 3:1). Встану, обойду море и сушу (ср. Мф 23:15), буду искать истину, которую любит душа моя. Впрочем, нужно ли идти так далеко? Не Петру ли сказано: «Ты – Пётр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее»? (Мф 16:18) Значит в вере Петровой нет ничего низменного, ничего тёмного, ничего несовершенного; ничего, никакое беспутное учение и извращённое мнение – как бы врата ада – не способны её одолеть. А где вера Петрова, как не на престоле Петра? Конечно, туда, туда мне нужно идти, дабы, пойдя из земли моей, от родства моего и из дома отца моего, удостоился я в земле видения (Вульг. Быт 22:2) созерцать красоту Господню и посещать храм Его (Пс 26:4) И хоть вероломное процветание улыбается мне, мирская суета со мною заигрывает, родственное чувство ластится, а труды и скорби телесные отпугивают, сказал Господь: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня. И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф 10:37, 38). А ещё научен я тому, что презревшие дворец царский достигнут Царства Небесного (Мф 11:8, 11)».

Так вот, воодушевлённый наставлением Святого Духа, отвергнув богатства и поправ все страсти, славный юноша отправляется в путешествие. Пересекши Британское море и через Галльские Альпы вступив в Италию, он благополучно добрался до Города.

Гл. II. Прибытие в Рим. Понтифик назначает его епископом. Общение со святым Мартином. Возвращение на родину

Придя в Рим, блаженнейший юноша пролил благоговейные слёзы пред святыми мощами апостолов, многими молениями вверил свои замыслы их покровительству, а затем прибег к первопрестольному предстоятелю, и когда рассказал ему о причине своего путешествия, Понтифик, высоко оценив его духовную ревность, принял его с величайшей отеческой трепетностью. Вскоре же он препоручил его учителям истины для наставления в вере, дабы напитался он здравым пониманием Писания. А боголюбивый юноша старался не зря и не впустую трудиться: он окончательно убедился, что неопытные учителя ему и его соотечественникам внушали многое, что противно здравому учению. Поэтому он, томимый всепоглощающей жаждой слова Божия, подобно пчеле слепил себе соты для мудрости, которую он искусно собирал из различных суждений учителей, словно с многовидных цветов, и в хранилище сердца, усвоив, складывал ради укрепления внутреннего своего человека и на утешение множества других людей. За то, что ради любви к истине он презрел родину, богатства и утехи, вполне достойным возмещением ему должно было послужить то, что он введённый, так сказать, в недра истины и допущенный к самим «сокровищам премудрости и ведения» (Кол 2:3), приобрёл вместо телесных благ духовные, вместо земных – небесные, вместо временных – вечные. Между тем, все одобрительно отзывались о его телесном целомудрии, духовном благоразумии, осторожности в решениях, осмотрительности во всяком поступке и слове, так что он и самого Верховного Понтифика удостоился милости и возвысился до сердечной дружбы с ним.

Итак, многие годы он достохвально прожил в Городе, и, в должной мере обученный в священных писаниях, продвигался к высшей добродетели; и, возносясь на крыльях божественной любви, был восхищаем небесными созерцаниями. Наконец, Римский Понтифик услышал, что в западных областях Британии ещё не принимают веру в нашего Спасителя, слыша евангельское слово от еретиков либо от дурно знающих Закон Божий людей, и движимый Духом Божиим собственноручно посвятил упомянутого человека Божия во епископы и, дав благословение, направил к оному народу как апостола.

В то время в самой силе был блаженнейший Мартин, епископ города Тура, чья прославленная чудесами жизнь, уже описанная учёнейшим мужем, святым Сульпицием, просвещала весь мир. Так вот, боговдохновенный муж, движимый желанием повидать его, по пути из Столицы свернул в город Тур. Кому по силам описать, какую радость, какое благоговение, какую любовь ощутил от него! Ведь от просвещённого благодатью пророческого взора не укрылось новое епископское достоинство того, в ком по Божиему откровению он узнал освящённого Духом избранника, что послужит спасению многих. Соединились столбы в святилище Божием один с другим (ср. 3 Цар 7:21), два херувима распростёртыми крыльями своими касаются друг друга (ср. 3 Цар 6:27), и то, возносимые добродетелью, воспаряют к Богу, то стоя и сложив крылья, каждый в трезвении внимает ближнему. Так вот, спустившись с вершин долу, блаженный Ниниан попросил святого выделить ему каменщиков, объявив, что намерен следовать вере Святой Римской Церкви и в уставе церковной службы, и в укладе храмового строительства. Волю его блаженный исполнил. Потом, таковыми обоюдными собеседованиями, словно бы небесными яствами, окормленные, обнимаются и лобызаются на прощанье, попеременно проливая слёзы. Святой Мартин остаётся на своём престоле, а Ниниан, предводимый Христом, поспешает к трудам, на кои послал его Дух. При возвращении на родину его встречают в великом стечении народа, и отовсюду доносится ликование громкое, дивные молитвы, славословия Христу, ибо считали его как бы пророком. Тут же ретивый землепашец Господень вступил на пашню свою, чтобы дурно посаженное вырывать, дурно собранное разбрасывать, дурно построенное разрушать (Еккл 3:2-3, 5). Затем, очистив умы верных от всех заблуждений, начал закладывать в них основания подлинной веры, надстраивая поверх золото мудрости, серебро науки, камения благих дел, необходимость коих он верным и словами объяснял, и примером показывал, и чудесами подтверждал.

Гл. III. Закладка Уитернской церкви

Кафедрой же он выбрал себе городок, ныне называемый Уитерна, который располагается на океанском берегу, далеко выдаваясь в море и, окружённый стихией с востока, запада и с юга, только в северной части открыт для тех, кто желает войти в него. Так вот там по приказу человека Божия каменщики, которых он привёл с собой, возводят церковь, а до неё в Британии церквей из камня, говорят, вовсе не строили. И узнав, что святейший Мартин, которого он чтил с дивной любовью, уже преселился с земли на небеса, озаботился освятить эту церковь в его честь.

Гл. IV. Он исцеляет и обращает царя Тудувалла

Так вот, когда свеча была помещена на подсвечник, начала она тем, кто был в доме Божием, сиять небесными знамениями и лучезарными пламенниками добродетелей, сверкающе-огненным Божиим словом просвещать умы тёмные и души возжигать холодные. Был в том краю некий царь (ибо весь остров был разделён и подчинялся многим царям) по имени Тудувалл, кого надмевали богатства, могущество и слава, поскольку похоть плоти, и похоть очей (1 Ин 2:16), и богатства мирские подстрекают к превознесению и надменности; чем больше кто-нибудь имеет, тем больше он, как ему воображается, может, тем больше, как ему думается, позволено. Он, презирая наставления человека Божия, и втайне хулил его учение и жизнь, и открыто противостоял здравому учению, так что казался землёю дурной (ср. Мф 13:8), близкой к проклятию, которая, хоть дождь часто поит её, произращает терние и волчцы (ср. Быт 3:18), а не съедобную траву. Но однажды, когда нахал горше обычного досадил человеку Божию, не оставил более небесный Судия неотмщённой обиду слуги Своего, а поразил надменного невыносимой болезнью в голову и сокрушил волосатое темя закоснелого в своих беззакониях (Пс 67:22). И настолько одолела его немочь, что внезапная темнота покрыла заносчивые глаза его и тот, кто чинил нападки на свет истины, лишился света вещественного. Однако не вотще, а к вразумлению было это. Ибо лежал он, несчастный, подавленный горем, лишённый света, но хоть совне и помрачённый, внутри просвещался, пока в сердце своём не признал своего проступка, и единственную надежду на исцеление возлагал теперь только на того, кому всегда выступал неприятелем. Позвав затем ближайших друзей, выслушал их совет и, поскольку, ослабленный недугом, ходить не мог, послал к человеку Божию, умоляя, чтобы не входил он в суд с рабом своим (Пс 142:2) и не воздавал ему по делам его (ср. Пс 27:4), но, как подражатель Господней благости, воздал добром за зло (ср. Рим 12:17) и любовью за ненависть (ср Мф. 5:44). Выслушав это, блаженнейший муж, не надмеваясь человеческой славой, но будучи всегда преисполнен благоутробия, восслав наперёд молитвы Богу, с величайшим смирением и милостью отправился к больному и, вразумив его сперва лёгким укором, коснулся затем целительной дланью головы больного, запечатлев на слепых очах знак спасительной жизни. Короче, убегает скорбь, слепота изгнана нахлынувшим светом. И случилось так, дабы болезнь духовную исцелила болезнь телесная, а добродетель человека Божия изгнала болезнь телесную. Так вот, обоюдно – телом, то есть, и духом – оздоровлённый, царь с тех пор начал почитать святого Божия и с искренней любовью служить ему, узнав на опыте, что Бог с ним и направляет деяния его, предоставив ему власть надо всяким человеком, превозносящимся против познания Христова, и наготове отмстить всякое непослушание и обиду, нанесённую Христову служителю. Итак, если этот презрительный и надменный человек по благодати смирения и покаяния удостоился такого исцеления от святейшего мужа, то всякий, без сомнения, кто с твёрдой верой, искренним и смиренным сердцем, попросит у столь великого мужа помощи ради излечения ран своего внутреннего человека, то по его святому заступничеству снищет быстрое исцеление. Но перейдём теперь к другим событиям, которые кажутся значительнее постольку, поскольку они явно противоречат природе.

Гл. V. Он оправдывает пресвитера, обвиняемого в растлении

У некоего благородного господина была в услужении девушка, и была она в том, что касается тленной плоти, прекрасна лицом и изящна обликом. Когда она попалась на глаза некоему бесстыдному юноше, он был охвачен слепой любовью и, не в силах терпеть разгоревшееся пламя похоти, начал склонять её к согласию на порочное дело. Наконец, то ли мольбами, то ли деньгами он добился своего: зачал зло и родил ложь (Иов 15:35). Несчастная женщина мало беспокоилась о суде Божием, пока рассчитывала, что всё может утаиться от взора людского. Но как чрево её начало пухнуть, выдавая грех, смех быстро сменился плачем, радость – скорбью, наслаждение – мукой. Что же ей делать? Куда обратиться? Закона, родителей и Господа она боится. И вот, она вступила в союз со смертью, сделала ложь убежищем для себя (Ис 28:15), поверив, что покажется менее виноватой, если расскажет, что её обманул или принудил какой-нибудь именитый муж. И так как старшие принуждали её выдать виновника, то она возложила вину в растлении на пресвитера, которому архиерей поручил управление приходом. Изумились все, кто слышал таковое слово, и девушку оправдали, раз уж человек такого положения вовлёк её в этот грех. Соблазняются добрые, дурные ликуют, хохочет толпа, безбожники злословят священство; пресвитер, чьё доброе имя опорочено, горюет. Хотя от любимого Богом предстоятеля по откровению Духа не утаилась невиновность священника, он всё же крайне тяжело переносил соблазн Церкви и ущерб святой вере. Между тем, женщине пришло время рожать, и родила она сына, но не священнику в поношение, как думали, а отцу и бесславной матери. Итак, архиерей созывает в церковь весь клир и народ и, произнеся перед ними ободряющую проповедь, возложил затем руки на крещённых. Тем временем дерзкая женщина, отбросив всякий стыд, внезапно объявилась вместе с роднёй в толпе и ткнула в лицо пресвитеру мальчика, вопия на всю церковь, что это его отец, а её – соблазнитель и обманщик. Крик поднялся в народе, ужаснулись добрые, засмеялись злые. А святой, повелев толпе смолкнуть, приказывает поднести мальчика, а была ему всего одна ночь от роду. Так вот, воспламенившись Духом Божиим, воззрел на него и сказал: «Эй, мальчик! Во имя Иисуса Христа, если пресвитер отец тебе, объяви это перед народом!» О, чудо изумительное! и всяческого удивления достойное! О, дивная милость Божия! О, неизреченная сила веры Христианской! Поистине, всё возможно верующему! (Мк 9:23) Но что я говорю? Чего не смогла бы вера Ниниана? Ясно же, что природа уступает вере, возраст – добродетели. Почему природе не ввериться Господу природы? Не пришлось дожидаться возраста словесного, учить выговаривать, временить, пока привыкнет, но сила Божия при посредстве веры соделала речь младенца ясной, и устами младенца и грудного дитяти (Пс 8:3) было расстроено злодеяние, уличена ложь, невиновный оправдан. Так вот, из младенческого тела донёсся крепкий голос, язык необученный произвёл разумное слово. Вытянув правую руку, дитя указывает в толпе собственного отца и молвит: «Вот мой отец; он меня породил, он грех совершил, который на пресвитера возводят. И конечно, не повинен в этом проступке пресвитер твой, о епископ, и нет между нами ничего общего, кроме причастности человеческому естеству. И довольно об этом». Затем дитя смолкло, повинуясь закону природы, чтобы заговорить позднее с приходом подобающего возраста. Зазвучало тут в устах всех славословие и песнопение (Ис 51:3); народ ликует, преисполненный благодарности, сознавая, что великий пророк восстал между ними, и что Бог посетил народ Свой (Лк 7:16).

Гл. VI. Он обращает пиктов. Возвращается к своим

Между тем блаженнейший муж болезненно переживая, что вельзевул, изгнанный с континента, воздвиг себе престол в углу сего острова, в сердцах пиктов, препоясался, как отважный ратник, на сражение с супостатом, взяв, конечно, щит веры, шлем спасения, броню любви и меч духовный, который есть Слово Божие (Еф 6:14-17). Итак, ополчась таковым вооружением и собрав общину святых братий, наподобие воинства небесного, вторгся во владения сего крепко вооружённого противника, намереваясь исхитить бесчисленных пленников из загона господства его. Так вот, придя к южным пиктам, которых прилипчивое языческое заблуждение побуждало идолов немых и глухих почитать и служить им (ср. Исх 20:5), проповедовал евангельскую истину и чистую христианскую веру при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями (Мк 16:20). Слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают (Мф 11:5), бесноватые освобождаются. Отверзли врата слову Божию, благодатью Святого Духа веру восприемлют, заблуждения отвергают, капища рушат, церкви возводят. Прибегают к источнику спасительного омовения и богатые и бедные, юноши и девицы, старцы с молодыми, матери с младенцами, и отрицаются сатаны и всех дел его, и всей гордыни его (Чин оглашения, – прим. пер.), а к народу верных присоединяются в исповедании, молитве и таинствах. Благодарят премилосердного Бога, который на острове столь отдалённом открыл имя Своё, послав им проповедника истины, светильник Своего спасения; не Свой народ назвал Своим народом, и не возлюбленную – возлюбленною (Рим 9:25), и непомилованную – помилованной (ср. Ос 2:23). Затем святой архиерей стал назначать пресвитеров, посвящать епископов и уделять прочие степени священства, и всю страну разделять на определённые приходы. Утвердив, наконец, в вере и благих делах чад, коих родил во Христе (1 Кор 4:15), и видя, что всё необходимое устроено на славу Божию и спасение душ, попрощался с братией и возвратился к своей церкви, где совершенной святости и славную чудесами жизнь провождал далее в великом спокойствии.

Гл. VII. Чудо с пореем

Случилось же однажды, что блаженный муж вошёл с братией в трапезную пообедать и, узрев, что на столы не подано ничего из овощей или зелени, зовёт брата, которому была поручена забота о саде, и спрашивает, по какой причине братии нынче не доставлено ни порею, ни зелени какой-нибудь. Тот в ответ: «Отче, честное слово, весь порей и тому подобное, что пролежало до нынешнего дня, я предал земле, а более ничего съестного в саду не выросло». Тогда святой сказал: «Поди, и что найдёт рука твоя (1 Цар 25:8), возьми и принеси мне». Удивлённый, тот стоял, дрожа и не зная, что предпринять. Зная, однако, что Ниниан ничего не приказывает зазря, осторожно крадётся в сад. Дивное дело, и только для того достоверное, кто верит, что всё возможно верующему (Мк 9:23): он видит порей и зелень всякого рода не только выросли, но и семена произвели. Он цепенеет и как бы исступлении думает, что видит видение. Однако, придя в себя и вспомнив могущество святого мужа, благодарит Бога, и, собрав сколько видел, полагает пред столом архиерея. Сотрапезники переглянулись, сердцем и устами возвеличили Бога, во святых своих действующего, и, насыщенные куда лучше умом, чем телом, удалились.

Гл. VIII. О скоте и ворах

Изволилось как-то святейшему Ниниану навестить скот свой и хижины пастухов своих, ибо желал он стадам своим, которые он держал ради нужд братии, бедняков и странников, уделить епископское благословение. Так вот, когда собрали в какое-то одно место всех животных, чтобы служитель Господень мог их видеть, он, воздев руки, себя и всё своё вверил под Божию защиту. Затем он обошёл их всех и, налегая на посох, обвёл скот чем-то вроде небольшой канавки, и повелел, чтобы нынешней ночью все оставались внутри той окружности под божественной защитой. Поступив так, человек Божий отходит на ночлег в дом некоей добродетельной матроны. Когда же, подкрепив тела пищей, а души – словом Божиим, все вместе с ним предаются сну, налетают воры и, видя, что скот ни оградой не окружён, ни забором не защищён, ни частоколом не обнесён, стали проверять, нет ли караульных или ещё чего-нибудь, что сможет им воспрепятствовать. Когда же увидели, что всё тихо, что никто ни голосом, ни движением, ни даже лаем не подаст знак тревоги, пересекают меты, установленные святым, кидаются к скоту и пытаются увести его весь. Но Божия сила явилась и противостала нечестивым, поистине изничтожила нечестивых, сделав тупых животных орудием против тех, кто сами подобно животным не о душе пеклись, а о чреве. Ибо стадный бык, словно бы охваченный бешенством, кинулся на них и, напав на вожака разбойников, опрокинул несчастного и, пробив ему рогами чрево, исторг из него душу вместе с внутренностями. Затем, взрывая копытами землю, он страшным ударом пробил валун, на который наткнулся, и во свидетельство великого чуда на том камне, словно в мягком воске, дивным образом отпечатался след копыта, и в честь следа на скале та местность получила название. Ведь до сих пор её по-английски величают Фаррес Ласт, то есть Бычий след.

Между тем блаженнейший отец, совершив торжественные молитвы, вышел со двора и увидел распотрошённого человека, бездыханно лежащего меж коровьих ног, и других каких-то, туда-сюда носящихся, словно фуриями одержимых. Движимый милосердием, он всем своим существом обратился к Богу и молился о восставлении мёртвого. Не преставал плакать и просить, пока та же сила, что убила человека, не восстановила его не только живым, но здоровым и невредимым. Воистину же сила Христова по заступничеству святого мужа поражает и исцеляет (Втор 32:39), умерщвляет и оживляет, низводит в преисподнюю и возводит (1 Цар 2:6).

Между тем остальные, которые метались всю ночь, запертые безумием за невидимой перегородкой, созданной отцом, заметив служителя Божия, со страхом и трепетом бросились к коленям его, прося прощения. Он их благожелательно укорил, внушив им спасительным наставлением страх Божий в наказании, уготованном алчным, в конце концов благословил и дал позволение уйти.

Гл. IX. Элред сетует о нравах своего века. Характер Ниниана. Чудо с дождём

Размышляя о святейших делах святейшего мужа, я стыжусь нашей нерадивости, стыжусь вялости сего убогого поколения. Кто, спрашиваю, даже среди причта нашего при общих разговорах и встречах не держится чаще шуточных предметов, чем серьёзных, чаще праздных, чем полезных, чаще плотских, чем духовных? Уста, которые божественная благодать освятила для на славословие Божие, на свершение святых таинств, оскверняются мирскими словами. И презрев Божии псалмы, евангелие и пророков, целыми днями разглагольствуют о суетных и отвратных делах человечьих. А что те, кто поставлены разъездными юстициариями (Justitiarii Itinerantes – в средневековой Англии судебные чиновники, в том числе церковные, ежегодно переезжавшие из провинции в провинцию, – прим. пер.)? Остаётся ли их язык в покое, когда тело и дух целый день в движении? С уст не сходят тяжбы и дела нечестивцев; смех и сплетни рассеивают благочестивый настрой; толкуют о делах королей, о служении епископов, клириков, спорах начальников, а прежде всего, о жизни каждого и нравах. Судим всех, кроме самих себя, и, к вящей скорби друг друга угрызаем и съедаем, чтобы быть истреблены друг другом (Гал 5:15). Не так блаженнейший Ниниан, не так (ср. Пс 1:4): его тишине толпа не мешала, и созерцанию не препятствовал путь, и леность молитву не расхолаживала. Ибо куда бы он ни шествовал, или молитвой, или созерцанием возводил душу к небесным предметам, и всякий раз, сделав остановку, чтобы дать отдых своему телу и лошадям, он доставал книжку, которую ради этого повсюду с собою возил, и услаждался каким-либо чтением или псалмопением. Ибо он чувствовал, как говорит пророк: «Как сладки гортани моей слова Твои! лучше меда устам моим» (Пс 118:103).

Поэтому Божественная сила так содействовала ему благодатью, что даже когда он лежал под открытым небом, читая, под сильнейшим дождём, влага, угрожавшая книге, нисколько её не касалась. Но, хотя всё вокруг намокло от потоков воды, он один с книжкой оставался как бы под сводом крыши.

Довелось же некогда багочестному мужу вместе с одним из своей братии, мужем равной святости по имени Плебия, свершать путь и, по своему обыкновению, подкрепляться в дороге гимнами Давидовыми. Когда же, проделав некоторый путь, они, чтобы немного передохнуть, сошли с общественной дороги, то занялись священным чтением сообразных времени псалмов для укрепления своих душ. Тут небо, весёлую безмятежность покрыв чёрными тучами, дождевые воды, что естественным образом почерпнуло свыше, направило вниз. Короче говоря, прозрачный воздух, наподобие сводов согнувшись кругом над служителями Божиими, стоял, непробиваемый для стекавших струй, точно некая стена. Однако при псалмопении блаженный Ниниан оторвал взор от книжки, немного поддавшись неподобающим помыслам, прельщаемый бесовскими внушениями. Но тут же нахлынувший ливень выдал то, что таилось. Тогда брат, сидевший рядом, уразумев, что происходит, кротким выговором напомнил ему о его положении и летах, и показал, насколько ему таковое не к лицу. Немедленно придя в себя, человек Божий покраснел из-за того, что поддался непотребным помыслам, и в единый миг и помысл отогнал, и ливень сдержал.

Гл. X Чудеса от Нинианова посоха на море и на суше

Между тем блаженному архиерею многие отцы как благородного, так и простого звания передают своих сыновей для обучения священным наукам. Он их и знаниями просвещал, и нравы воспитывал; пороки, обычно сопровождающие этот возраст, сдерживал здравой строгостью и приучал к добродетелям, дабы смогли они жить воздержно и праведно. Как-то провинился один из юношей и не смог утаиться от святого Божия. А поскольку не должно наказанию миновать виновного, то подготовили розгу, кажущуюся мальчикам дичайшей пыткой. Перепуганный юноша обращается в бегство. И не забывая о силе человека Божия, мальчик предусмотрительно умыкнул его посох, на который тот обычно опирался, рассудив, что если взять с собой что-нибудь из вещей святого, это очень даже пригодится в пути. Так вот, во время бегства от лица человека Божия, он разыскивал корабль, который мог бы доставить его в Скотию. В тех местах судна обычно плетут из прутьев в виде ковша и такой величины, что могут вместиться трое вплотную друг к другу. Их обтягивают бычьей кожей и тем делают не только плавучими, но и непроницаемыми для воды. Возможно, в те времена таким же способом изготавливали корабли огромной величины. Так вот, юноша наткнулся на берегу на один из таких, только не обтянутый кожей, и опрометчиво сел на него, уж не знаю, по Божию ли промыслу или по собственному легкомыслию, и поскольку такие судна от малейшего прикосновения отлетают далеко по волнам, корабль прямиком понёсся в море. А когда внутрь начала просачиваться вода, незадачливый мореплаватель замер, не зная, что и как нужно делать, куда обратиться. Покинуть корабль – жизнь подвергнуть опасности, остаться – ждёт верная смерть. Тогда лишь несчастный раскаялся в побеге, обратив бледнеющее лицо к волнам, мстящим за оскорбление отца. Наконец, придя в себя и рассудив, что святой Ниниан присутствует в своём посохе, он, как бы при нём самом слёзно повинился в проступке, испросил прощения и чрез его святейшее заступничество молил Бога о помощи. Затем, помня о милости, которую питал к нему архиерей, и полагаясь на его силу, он укрепил посох в одной из прорех, и – да будет ведомо потомкам, что может Ниниан сотворить и на море! – тут же при прикосновении посоха стихия ужаснулась и, словно гонимая божественной силой, не смела больше течь внутрь через отверстые прорехи. Твои это, Христе, дела; Ты, говоря с учениками Своими, дал верным Твоим это обещание: «Верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит» (Ин 14:12). Ты на волнах морских святые запечатлел следы, а сила Ниниана опечатала природную силу моря. Ты засомневавшемуся ученику и из-за этого в водах гибнущему протянул свою святую руку, чтобы он не утонул, а ученика беглого от погружения в хляби защитил Нинианов посох. Ты морю приказал и ветрам, чтоб от страха учеников избавить, а сила Ниниана укротила ветры и море, дабы ученик добрался до желанного берега.

Ибо поднявшийся с востока ветер двигал кораблик мягкими толчками. Посох вместо ветрил ловил ветер, посох вместо руля направлял корабль, посох вместо якоря корабль удерживал. На западном берегу стоял народ, и, разглядывая кораблик, что подобно птичке оседлал волну и ни парусами не влеком, ни вёслами не гребёт, ни рулём не управляется, – поджидал его, поражённый чудом. Тем временем юноша пристал и – дабы заслуги человека Божия провозвещались шире, – воодушевлённый верою, воткнул посох на берегу, прося Бога, чтобы во свидетельство столь великого чуда он, пустив корни и вопреки природе наполнившись соками, пустил ветви и листья, а также дал цветы и плоды. Вняло божественное милосердие умильно молящемуся, и вскоре сухое древко, произведя корни и покрывшись новой корой, выпустило ветви и листья, а впоследствии, выросши в немалое дерево, всем воочию являет силу Ниниана. Чудо следует за чудом: ибо у корня пробился источник прозрачнейший, и от него, змеясь, потёк дальше кристальный ручей с нежным звоном; он приятен на вид, и его сладкая на вкус вода для недужных по заступничеству святого полезна и целительна.

Гл. XI. Речь о кончине Ниниана. Его похороны в Уитерне

Дивно просияв этими и подобными им чудесами, обильный высочайшими добродетелями, блаженный Ниниан приблизился счастливым путём ко дню призвания своего. День оный для благого мужа был днём ликования и радости, а для подначального ему народа – днём мучения и горя. Ликовал тот, кому небеса отверзлись; скорбели люди, что такого отца лишились. Ликовал тот, кому венец вечный готовился; горевал народ, что за спасение своё опасался. Однако и он сам к радости примешивал умиление, ибо хоть расставание с паствой было ему тягостно, но разлука с Христом казалась вовсе невыносимой. Но медлящую в таком состоянии душу Христос утешил, сказав: «Встань, встань, проворная возлюбленная моя, голубка моя, приди!» (ср. Вульг. Песн 2:10, 2:14) «Встань, молвит Он, возлюбленная моя, встань, голубка моя», призывая восстать умом, поспешить рвением, прийти любовью. Вполне приличествует блаженнейшему мужу сие слово как другу жениха (Ин 2:29), коему невесту свою небесный сей Жених вверил, коему открыл тайны Свои, коему сокровища Свои явил. Заслуженно душа его зовётся возлюбленной, ибо всё в ней любовь и нет никакого страха. «Возлюбленная, – молвит Он, – голубка моя». Голубь – настоящий умелец печально ворковать, и, не ведая желчной горечи, плакал он с плачущими (Рим 12:15), с недужными недуговал (ср. 1 Кор 9:22), томился с соблазняющимися. «Встань, проворная возлюбленная моя, голубка моя, приди; вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал (Вульг. Песн 2:10-11)». Воистину, муж блаженный! зима тогда для тебя прошла, когда удостоился ты созерцать счастливым оком небесное то отечество, где Солнце правды сиянием Своей милости всё освещает, озаряет багрянцем любви, где чудесное равенство вещей, словно некоей спокойной весною, умеряет всё неизреченным единством погоды. Тогда миновали и перестали для тебя веять зимние вьюги, что всё здесь на земле приводят в беспорядок, что замораживают сердца смертных потоками пороков так, что ни свет истины в них не светит, ни любовь не горит; и, восторжествовав, ускользнула святая эта душа от ливней соблазнов и града преследований в славу вечного цветения. Он сказал: «Цветы показались на земле нашей» (Вульг. Песн 2:12), ибо ведь повеял на тебя, блаженный Ниниан, небесный аромат рая, когда улыбнулись тебе ясноликие сонмы в пурпурных и белоснежных одеждах как давнему знакомцу своему и пригласили тебя в общество своё, ибо, воистину, облекло тебя целомудрие в белизну, а любовь в багрянец. Ибо хотя не представился ему случай понести знаки телесного мученичества, не отказано было ему в мученическом достоинстве, без коего само мученичество – ничто. Ибо сколькратно оказывался он под мечом порочных, сколькрат в защиту правды оружию супостатов противостоял, за истину был готов погибнуть, умереть ради справедливости. И по заслугам внидет к розам цветущим и лилиям долин (Песн 2:1) тот, кто сам в багряном и белом восходит с Ливана (Песн 4:8) на увенчание воинством небесным. Ибо время жатвы пришло (Вульг. Песн 2:12) и, как созревшую гроздь, пора срезать душу с телесной лозы на винограднике земной сей церкви, выжать и в небесный убрать погреб.

Так вот, блаженный Ниниан, совершенный жизнью, летами зрелый, благополучно преселяется из мира и к вечной награде в сопровождении ангельских духов восходит на небо. Где воистину апостольского хора причастник, приобщается рядам мучеников, святых исповедников сочетается воинству, девственными также цветами украшается, его надеющимся, его зовущим, его славящим никогда не откажет в помощи. Погребён же он был в церкви блаженного Мартина, основания которой сам и заложил, и полагали его в каменную гробницу близ алтаря в присутствии клира и народа, когда в устах звучали небесные гимны, а в сердцах – слёзные воздыхания. Там сила, что сияла в живом, не иссякла и при покойном теле, дабы знали все верные, что тот, кто продолжает действовать на земле, жив в небесах. Ибо и у святейшей его могилы исцеляются больные, очищаются прокажённые, ужасаются нечестивые, слепые прозревают, и всем сим вера христиан укрепляется на похвалу и во славу Господа нашего Иисуса Христа, Которые живёт и царствует с Богом Отцом во единстве Святого Духа во все века вечные. Аминь.

Гл. XII. Чудеса от мощей Ниниана

1. С бедным уродцем

После того как блаженнейший Ниниан восшёл к вышним, люд верный, любивший его живым, то, что от него зримо осталось, сиречь мощи, окружили высочайшим почтением. Божество, благоволя их благочестию и вере, удостоверило обильными чудесами, что святой, взятый по общей участи от земли, живёт в небесах. У одного из простых людей родился от его собственной жены несчастный сын, обоим родителям на горе, людям на удивление, глядящим на устрашение, ибо супротив природы он уродился таков, что все члены его были вывернуты наоборот. Ибо колени у него были обращены обратно и потому выдавались назад, спина соприкасалась с лицом, грудь соседствовала с затылком, на изогнутых руках ладони доставали локтей. Короче говоря, лежало это злосчастное существо, наделённое бесполезными членами, бесплодной жизнью, у кого, при прочих расслабленных удах, только язык оставался, коим он оплакивал своё несчастье, побуждая созерцавших его к скорби, а слышавших – к плачу. Мука родительская не преставала, печаль возрастала день ото дня. Пришло им на ум прибегнуть к многократно испытанному могуществу святейшего Ниниана, и, преисполнившись веры, хватают они несчастного сего лежня и, придя ко святым мощам, они с обильными слезами приносят в жертву сокрушённое сердце (Пс 50:19) и пребывают в ревностной молитве аж до вечернего часа. Затем тулово то пред могилой святого простерши, говорят: «Прими, о блаженный Ниниан, приносимый нами дар, хоть и незавидный, но вполне для удостоверения силы твоей пригодный. Как мы устали! Мы изнурены! Мы изгоревались! Сил больше наших нет! Милости твоей это существо мы предаём. Если это воистину дар, то приносителям причитается благодарность; если бремя, то всяко ты крепче нас, чтобы вынести того, кому ты большую силу имеешь помочь. Пускай же он либо умрёт, либо будет жить и либо выздоровеет, либо погибнет». Таковые речи, или сходные с ними, ведя со слезами, оставили перед святыми мощами болящего и удалились. Так вот, безбурной тихой ночью видит несчастный, что приближается к нему муж, сверкающий небесным светом, блистающий архиерейским облачением, и коснувшись его головы, велит встать исцелённым и Богу, исцелителю своему, воздать благодарность. И когда святой уходит, бедолага, словно очнувшись от смертного сна, поворачивает на место каждый член с естественной лёгкостью в движениях и, полностью овладев способность двигаться, возвращается домой. Затем, всего себя посвятив Церкви, он по церковному уставу постригся сначала в диаконы, затем в пресвитеры и окончил жизнь в служении отцу своему.

2. С бедным паршивым

Когда пошла слава о чуде, начинают стекаться многие и слагать пред мощами каждый свои тяготы. Среди них пришёл и некий простец, бедного состояния, но богатый верой и благой волей. Неслыханная короста поразила целиком его тело, покрыла все его члены до того, что удивительно ороговевшая кожа препятствовала движению крови, пережимая повсюду артерии, и ничего кроме смерти страдальцу не оставалось ждать. Так вот, несчастный, приступив к телу святого, возносил ревностнейшие молитвы к алтарю, вере, Господу. Текут слёзы, всхлипы прорываются, подрагивает грудь, самые внутренности содрогаются. Не оставил святой без заступничества такую веру и такое сокрушение, не оставила и милость Христова, святого своего прославив и несчастного милосердно исцелив. Совсем коротко говоря, бедняк Эдельфрид (таково его имя) не прекращал молиться, пока по истечении немногих дней не обрёл прежнего здоровья.

3. Со слепой девушкой

Была тогда среди прочих в народе том некая девушка – Дейсвит имя ей, – настолько мучимая болью в глазах, что недуг совсем лишил её способности видеть и, покрыв всё тьмой, скрывал от неё даже свет солнца. Страждущей – скорбь, сострадающим старшим – горе. Но что же делать? После того, как она отчаялась в искусстве врачей, ей оставалась одна надежда – взыскать помощи Ниниана. Так вот, поддерживая под руки, приводят её, горюющую и плачущую, к святейшему месту. Взыскует внимательно, просит усердно, стучит неотступно (ср. Лк 11:10). Не вотще обещал Иисус в Евангелии Своём: «Просите, и получите (Ин 16:24); ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Лк 7:7)». Девушка памятовала о том, и вот, явлена была ей благодать, которой она взыскала; врата милосердия открылись стучавшей; просившей дано исцеление, ибо тьма была изгнана, а утраченный свет возвращён. Всякая скорбь миновала; ибо та, которую к святой гробнице привели другие, своим собственным зрением ведомая возвратилась домой к великому ликованию родителей.

4. С двумя прокажёнными

Видели среди прочих двух прокажённых мужей, пришедших в город, которые, почитая дерзостью коснуться заражёнными проказой членами святыни, просили от отца помощи как бы с отдаления. Однако, подойдя к источнику и считая святым всё, к чему святой Ниниан прикасался, они решили омыться в этой купели. О, новый Елисей, пророк чудесный! О, новое, не единого, но двоих Нееманов очищение (4 Цар 5:14)! Нееман приходил в духе дерзости, а сии – в духе кротости; он – с сомнением, они – с верой. Сомневался царь сирийский, сомневался царь израильский, сомневался Нееман; сомневался царь сирийский, сомневался и надмевался, ибо решил послать прокажённого своего не к пророку, но к царю (4 Цар 5:5) Сомневался царь израильский, который, прочитав письмо царя сирийского, разодрал одежды свои и сказал: «Разве я Бог, чтобы умерщвлять и оживлять?» (4 Цар 5:7) Усомнился Нееман, который, услышав совет пророка, ушёл в негодовании. Заслуженно источник его обратился в Иордан, Ниниан – в пророка. Прокажённые очистились от прикосновения купели, но по заступничеству Ниниана; и обновилось тело их, как тело малого ребенка (4 Цар 5:14), и возвратились домой они невредимые, к славе Ниниана, на похвалу Богу, в святых своих дивно действующему.

И вот сему труду моему сейчас будет конец, хотя чудесам святого Ниниана конца никогда не будет, ибо они и до наших времён не прекращают сиять к похвале и славе Господа нашего Иисуса Христа, Который с Отцом и Святым Духом живёт и царствует во все века вечные. Аминь.

Перевод: Константин Чарухин

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *