23 февраля на 73-м году жизни отошел к Господу священник Генрих Богушевский, SDB. В 40 день после его смерти мы вспоминаем о нём в рамках цикла «Церковь с человеческим лицом» и делимся искренними свидетельствами об этом пастыре, которые удалось собрать Ольге Хруль.

Отец Генрих Богушевский родился 27 июля 1946 г. в городе Слупск в Поморском воеводстве на севере Польши в семье Францишека и Хелены Богушевских, став старшим из пяти детей. По окончании средней школы поступил в салезианский новициат в Червиньске-над-Вислой и 2 августа 1963 года принес первые обеты. По завершении философского и богословского образования 26 июля 1970 г. принес вечные обеты и 19 июня 1973 г. был рукоположен в сан священника. В 1973-1977 гг. служил викарием прихода в Щецине, затем изучал пастырское богословие в Люблинском католическом университете (1977-1979). В 1978-79 гг. служил референтом по пастырству молодежи и катехизации в Лодзи, затем исполнял служение эконома в салезианских общинах Ольштына (1979-1982) и Плоцка (1982-1988). Всё это время одновременно служил приходским викарием, занимался катехизацией и воспитанием министрантов. В 1988-1990 гг. – настоятель прихода в Червиньске-над-Вислой и духовный отец Вышогрудского деканата. С июня 1990 по 1997 г. – настоятель в деревне Боруны и декан Ошмянского р-на Гродненской области (Беларусь).

В 1997-2000 году руководил салезианским домом формации в Санкт-Петербурге. В 2000-2006 гг. – инспектор (провинциал) восточного округа Салезианской испектории. В 2006-2007 гг. служил викарием прихода Тайной Вечери в Ростове-на-Дону. В 2007-2012 гг. – директор салезианской общины в Гатчине. В 2012-2017 гг. – директор салезианской общины в Москве. С 24 мая 2017 г. оказывал помощь в пастырской работе салезианской общине в Москве.

Справка подготовлена Информационной службой Архиепархии Божией Матери в Москве

*   *   *

Отец Дариуш Гойко, директор салезианской общины:

Отец Генрих Богушевский как настоятель общины салезианцев последние годы работал, жил и служил с нами. Сначала я хотел бы поблагодарить Бога за призвание отца Генриха, за то, что отец принял это призвание: 55 лет был монахом и 45 лет — священником. Поблагодарить за его веру, смирение, открытость сердца каждому человеку, за его доброту, за его любовь к молодёжи и за свидетельства о жизни.

Я не боюсь сказать, что для меня отец Генрих — святой монах, священник и собрат нашей общины. Он жил так, чтобы быть готовым к смерти. О том, где и как он работал, отец Генрих написал сам и оставил на своём рабочем столе в компьютере. Он объяснил это так: «Зачем другим сочинять какие-то глупости о моей жизни»… Из автобиографии отца Генриха мы знаем, что он 28 лет работал на Востоке: в Беларуси, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Гатчине и Москве. Я благодарю всех, кто помогал отцу Генриху в его призвании и — в последние годы — в его болезни.

15 человек из нашего прихода отправились в Польшу на его похороны. В погребальной Мессе под предстоятельством епископа Тадеуша Пикуса участвовали 117 священников и множество мирян. Приехали  прихожане из тех мест, где он работал, чтобы проститься с ним и помолиться за него. Благодарю нашего архиепископа Павла за его предстоятельство в этой поминальной Мессе в Москве, за проповедь; всем священникам и монахиням, участвующим в этой Мессе; и всем вам, прихожане, за ваши молитвы за отца Генриха. Благослови вас Бог!

Свидетельство на поминальной Мессе 02.03.2019

Фото: Ольга Хруль

Отец Владимир Кабак, настоятель Кафедрального собора:

На заупокойной Мессе правая сторона со стороны алтаря всего храма была занята священнослужителями, понадобились ещё стулья, потому что не хватало места для тех, кто приехал на похороны. Было много прихожан и представителей из разных городов, где отец Генрих работал, были священники из Беларуси, Польши, России.

Отец Генрих в течении шести лет руководил Восточным округом, был нашим провинциалом (как мы говорим — инспектором). Многие собратья его знали лично, общались с ним; потому что как инспектор он обязан был с каждым собратом разговаривать. Прощание с отцом Генрихом стало хорошим моментом нашей братской солидарности. Выступающие говорили о разных эпизодах из жизни отца Генриха, и один из них мне запомнился особенно. В одном из приходов (если я не ошибаюсь, это было в Плоцке) в конце 70-х годов было Первое Причастие, а тогда было принято дарить детям часы. И вот дети, которые получили часы, после  обряда стояли такие радостные возле храма, ожидали, наверное, своих родных, близких… Но один мальчик печально стоял в сторонке. Отец Генрих подошёл к нему и спросил: «Что случилось?» Оказалось, что этот мальчик не получил в подарок часы. И отец Генрих снял с руки свои и подарил ему.

Я иногда называл его по имени-отчеству: Генрих Францевич. Так к нему обратился однажды один российский чиновник, и мы по этому поводу подшучивали. А он очень любил, когда к нему обращались «Генрих Францевич». Ему казалось, что так он ближе к российской культуре, ведь в Польше нет отчества.

«Генрих Францевич, когда вернёшься в Москву?» — спрашивал я. А он отвечал: «Володя! Я вернусь и отработаю всё, что пропустил». Потому что понимал, что в течении всех этих месяцев, когда его не было, в приходе не хватало священника, было сложно. Вот теперь, дорогой отец Генрих, отрабатывай — своими молитвами и своим ходатайством о нас. Даруй ему, Господи, вечный покой!

Свидетельство на поминальной Мессе 02.03.2019

Отец Августин Дзендзель:

Во время болезни отец Генрих подготовил комнату к своему уходу. Он сам написал хронологию своей жизни, выбрал фотографию, которую просил поместить у гроба на отпевании.

Он умер в больнице Соколове-Подляским, небольшом городе в Польше недалеко от границы с Белоруссией и недалеко от родных мест, где жили его мама и братья. Когда он поехал на лечение, то застал маму ещё живой. А когда мама умерла, то отец Генрих стал жить с салезианцами, получив хорошую братскую опеку.

Он подготовился к своему уходу тоже и духовно — через таинства. Он явился для нас примером человека, который сознательно, без страха готовится к смерти. Он очень хотел, чтобы всё было подготовлено, как надлежит христианину. Сама заупокойная Месса была в храме святого Иоанна Боско, в ней участвовало 117 священников, а предстоял на Мессе ординарий Дрогичинской епархии епископ Тадеуш Пикус, который в 1990-е годы служил в России и который совершил первую Мессу на ступенях невозвращенного тогда ещё храма Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии 8 декабря 1990 года…

Отец Генрих в первый раз приехал в Советский Союз ещё в 1979 году, как только появилась возможность, и несколько раз приезжал сроком на три месяца — это максимальный срок, который был возможен. Потом уезжал и возвращался на три месяца вновь. А уже в годы перестройки, когда ситуация улучшилась, он был назначен настоятелем в Белоруссии в Борунах, окормляя верующих и в соседних приходах. В Борунах был санктуарий Девы Марии, туда приходило много паломников, которых отец Генрих радостно принимал, исповедовал и служил для них Мессы.

В 1997-2000 годах о. Генрих Богушевский был директором дома салезианских семинаристов, которые учились в семинарии «Мария — Царица Апостолов» в Санкт-Петербурге. Он был хорошим воспитателем и отцом для собратьев, особенно для семинаристов.

Позже о. Генрих был назначен на шестилетний период (2000-2006) начальником салезианского Восточного округа, в который входили салезианские общины Белоруссии, Грузии, Литвы, России и Украины, объединявшие более 100 собратьев. Он служил на этом посту с большой самоотдачей, отдавая все силы возрождению Церкви в этих странах.

В 2006-2007 годах он занимался пастырской работой в Ростове-на-Дону, а затем, в 2007–2012 годах, руководил салезианской общиной в Гатчине, возглавляя также полиграфическую школу и местный приход. В последующие годы (2012-2017) о. Генрих служил в Москве директором салезианской общины. Он ревностно исполнял свои пастырские обязанности. В последние два года, ослабленный болезнями, он продолжал помогать в меру своих сил.

Отец Генрих был всегда открыт к общению, как настоящий пастырь, он никогда не проходил мимо нужды человека. Это был священник апостольского рвения…

В последние несколько месяцев своей жизни он находился в Польше на лечении, иногда жил в доме своей матери. Когда его мама умерла, о. Генрих переехал в салезианский дом в Соколуве-Подляском. Он скончался в больнице этого города 23 февраля 2019 года в возрасте 73 лет, на 56-м году монашеской жизни и 46-м году священнического служения. Вечный мир даруй ему, Господи, и да сияет ему свет вечный во веки веков. Аминь!

Нам очень не хватает отца Генриха, и поэтому нам, дорогие, нужно усердно молиться о призваниях к священству и монашеству.

16.03.2019, чаепитие-воспоминание с прихожанами Кафедрального собора в Москве

Похороны о. Генриха в Польше. Фото: Наталья Гилева

Ирина Весельская, прихожанка Кафедрального собора:

Я переехала в Москву из Санкт-Петербурга в 2014 году, и отец Генрих стал первым священником, которого я встретила у храма. Он со мной доброжелательно поговорил, мы познакомились. Однажды во время Мессы ещё перед причастием мне стало плохо, вызвали скорую, меня туда посадили, и отец Генрих причастил меня прямо в машине скорой помощи и благословил. Всё закончилось благополучно, болезнь отступила.

Отец Генрих очень светлый человек, от него исходит какая-то особая теплота. Незаметно и тихо он всех нас оберегает.

16.03.2019, чаепитие-воспоминание с прихожанами Кафедрального собора в Москве

Наталья Гилёва, фотограф, прихожанка Кафедрального собора:

Отец Генрих был удивительно добрым и понимающим священником. В трудную минуту поддерживал, не проходил мимо, утешал. У него была потрясающе добрая, радостная улыбка. Когда я вошла в храм, чтобы участвовать в заупокойной Мессе в Польше, там уже стоял гроб и портрет отца Генриха. Я видела уже этот портрет, на нём он спокойный и серьёзный. Но когда я взглянула на него, я увидела, что он улыбается, радуется.

На протяжении всей Мессы и после было поразительное чувство его присутствия. Казалось, что он здесь, что я его вижу боковым зрением, и что он рад всех видеть. Месса была светлая, тёплая, добрая — такая, каким был отец Генрих.

17.03.2019

Ольга Георгиевна Денисова, прихожанка Кафедрального Собора:

Мне посчастливилось довольно тесно общаться с отцом Генрихом в течение нескольких последних лет его жизни: я помогала вести бухучёт и готовила некоторые документы в религиозной организации, в которой отец Генрих был первым административным лицом. 

Общее впечатление: это был удивительно приветливый, доброжелательный, скромный, внимательный к другим людям и «тёплый» человек! Никакой чванливости, учитывая посты, которые он занимал за годы своего священства. До своего воцерковления я бы сказала: «Это был истинный интеллигент!», а сейчас говорю: «Настоящий христианин и добрый пастырь!»

Вот пара случаев.

Три-четыре года тому назад наша прихожанка Наталья Кандудина организовала молитву Розария по Скайпу. В неё включились и московские католики, и православные (храм «Космы и Дамиана в Шубине» в Москве), и несколько человек из разных городов Польши и Беларуси. И вот как-то раз летним утром, сидя в своей машине около нашего храма, я готовилась к «сеансу» молитвы (у нас установлены часы наших молитвенных встреч по Скайпу). Мимо проходит отец Генрих, здоровается, интересуется, почему я сижу с iPad-ом в руках и не выхожу из машины? Объясняю. Он охотно присоединяется, читает по-польски один десяток Розария и, благословив всех, уходит. Вот была радость для всех молящихся (а в тот день присоединилось человек шесть, в т.ч. двое из Польши).

Года два тому назад  с мягкой обеспокоенностью отец сообщает мне, что ему, как и всем иностранцам, пребывающим в России, нужно продлевать временную регистрацию, а госструктуры и порядки изменились и не понятно, где и как это нужно делать. 

Я выяснила. Оказалось, что на тот «счастливый» момент в Федеральной Миграционной службе (ФМС) объединили все районные отделения в одно, электронной записи не существовало, и нужно было в живой очереди сначала получить талон на определённый день (но без определенного часа), а потом явиться в назначенный день и, отстояв очередь, представить необходимые документы чиновнику ФМС.

Народу тьма (в основном, из бывших республик СССР); люди занимают очередь с ночи, чтобы иметь шанс попасть в ограниченное число обслуживаемых за день.

Что делать? Я говорю: «Отец, может, кого-нибудь из молодых министрантов попросим занять очередь и подежурить до утра?»

Отец Генрих: «Нет, это неудобно, я не могу обременять…»

Мы с мужем решаем поехать на машине в ФМС часам к четырём утра, занять очередь, а отцу предлагаем подъехать на метро часам к 8-9, к открытию учреждения. Но отец не соглашается: «Нет, я с вами к четырём».  И так дважды. Очень стойко и очень смиренно, что ли…

В результате, регистрацию отцу продлили; дамы из ФМС были абсолютно покорены обаянием отца Генриха и уж не знали, чем бы ему ещё угодить; а мы с мужем получили от отца огромную польскую шоколадку и на мгновение вновь почувствовали себя детьми.

И напоследок. Наши прихожане, думаю, замечали, как любил отец Генрих, когда он сам не служил Мессу, пройти по правому боковому нефу храма, с доброй улыбкой посмотреть на молящихся, потрепать по щеке пробегающего малыша. И до сих пор, когда во время вечерней Мессы я вижу боковым зрением проходящего мимо священника, мне кажется, что это отец Генрих.

Фото: Ольга Хруль

Ирина Казимировна Войно, врач-офтальмолог, прихожанка Кафедрального собора:

C отцом Генрихом я более глубоко познакомилась весной 2016 года. Дело в том, что я и раньше знала отца Генриха как замечательного, доброго, светлого, очень тёплого священника и неоднократно у него исповедовалась, но именно с весны 2016 года я как бы стала его личным глазным доктором и завязались, можно сказать, наши тёплые, дружеские отношения.

Я в то время работала в поликлинике Управления Делами Президента и не могла принять в большом количестве всех, кто нуждался в моей врачебной помощи. И с разрешения и благословения отца Иосифа Заневского, в то время настоятеля Кафедрального Собора,  я провела три бесплатных субботних приёма, в один из которых пришёл ко мне отец Генрих. Я назначила ему лечение, и как-то летом при встрече мы тепло общались. Я помню, в День семьи в мае приехали гости из Польши, с одним из гостей отец прогуливался по территории храма. Встретив меня, он улыбнулся и сказал с тонким юмором: «А вот и наш костельный и кремлёвский доктор». И мы вместе посмеялись.

К сожалению, к осени 2016 года он уехал в Польшу, где ему был поставлен тяжёлый диагноз, по возвращении я вновь консультировала его по поводу лечения, и отец Генрих всегда был бесконечно благодарен.

Весной 2017 года я повезла отца Генриха на консультацию в глазную клинику микрохирургии глаза Святослава Фёдорова. Мне было бесконечно приятно то, что он сидел в моей машине, я заехала за ним на территорию храма и, когда мы тронулись в путь, начали молиться, молиться о врачах, которые будут сегодня смотреть отца Генриха, которые будут ему помогать.

Отец Генрих ничем не выдавал, что у него уже есть проявления отдышки, он вёл себя, как обычно, всегда с юмором, с бесконечной добротой. Мы разговаривали с ним на разные темы, и я не могла с ним наговориться: это был такой источник, из которого хотелось просто пить, насыщаться его общением. Мы заехали к моему отцу, зашли на полчаса, посидели с ним, поговорили и отправились на консультацию к профессору.

Мы провели там очень много времени, но отец Генрих не показал никак, что ему тяжело. Обследование проходило достаточно долго, но отцу всё очень нравилось. Он всё удивлялся: как же здесь всё здорово организовано! Потому что в клинике идёт как бы такая поточная система: в одном кабинете проверяют одно, в другом — другое, нет дверей между кабинетами. Их отсутствие отцу Генриху бесконечно нравилось, он этим просто восхищался.

Оказалось, что одна из санитарок — католичка и с внучкой ходит в храм. Она была настолько счастлива, что он священник из нашего прихода. Во вторую поездку в глазную клинику меня поразило смирение отца.

Меня всегда удивляло то, насколько он любит Россию, как он любит Москву, русских людей, москвичей. С улыбкой он рассказывал о том, что в Польше его называли «русофилом».

Однажды весной 2018 года он мне позвонил и начал говорить тихим, глухим голосом… Я поняла, что ему очень плохо. Он говорил слова благодарности, и добавил, что хочет успеть позвонить всем, с кем встречался, чтобы выразить свою благодарность. Но это был не последний срок. Отец вернулся и осенью 2018 года он привозил на приём отца Августина, поскольку очень трепетно относился к своему собрату. Всегда был в курсе, какие очки были нужны отцу Августину.

Он привозил шоколадки из Польши моему папе, который дежурит в храме — они ровесники. Папа — обычный прихожанин, но отец Генрих непременно здоровался с ним за руку и находил много добрых слов для него. Необыкновенное смирение и  уважение к самым обычным, простым прихожанам. Если я стояла в очереди в ризницу заказать Мессу и отец меня видел, то он всем говорил: «О! Это мой доктор…» Мне всегда было очень приятно глубокое уважение, с которым он ко мне относился.

Пару раз он видел моего внука, и они вместе развешивали приходские объявления на доске.

Тяжёлая утрата отца Генриха… Я до сих пор вижу его проходящим по кафедральному собору, вижу, как он идёт, как сидит в ризнице, как записывает cлужбы. Бесконечно добрый был человек, с юмором, тёплый,  настоящий священник, настоящий пастырь. Действительно, не имея никаких домов, сокровищ, машин, имел огромное сокровище — сердце! Глядя на фотографии поминальной службы в нашем храме, я видела, сколько людей искренне плакали, скорбели и сочуствовали уходу такого священника.

Все эти годы были годами тесного общения. В один из последних Крестных ходов вокруг храма мы увидели отца в окне, он уже не мог идти вместе со всеми — он только помахал нам рукой из окна. Немногие в храме знали, что он настолько плох. Он никогда не жаловался на свою немощь и был благодарен всем врачам, которые им занимались.

Cветлая ему память, да сияет ему свет вечный, да покоится в мире. Аминь.

Материал подготовлен Ольгой Хруль

Основное фото: Ольга Хруль

1
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Гианес Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Гианес
Гость
Гианес

Я знал его. Он для меня всегда был, вместе с Отцом Августином .. Душой нашего Храма. . Когда я приходил в Храм, я знал, что там Отец Генрих. Очень жалко, что Он покинул нас, Могу только помолиться. Вечный Покой даруй Ему Господи и свет вечный да светит Ему. Да покоится в мире.