Новостные поводы последних дней и недель всё чаще заставляют задуматься, насколько всерьёз мы воспринимаем Евангелие. В XIX веке святой доктор Гааз заботился о заключённых, расточая всё своё имущество. В веке XXI священник рисует на заключённых «Pussy Riot» карикатуры,  как и на убитого боевика. Мы точно уверены, что таково должно быть «возрастание в любви»?

Да, с людьми бывает очень трудно – даже с самыми родными и близкими. Мне понадобилось 44 года, из них половина – в Церкви, чтобы пару лет назад в разговоре с дочерью сформулировать: чтобы уметь общаться, важно прощать людям их несовершенство. Это взрослое умение, хотя порой жизнь заставляет довольно рано ему учиться. Даже если ты с чем-то не согласен, не всегда нужно спорить, не всех можно переубедить и не во всяком возрасте. Нужно научиться пропускать мимо ушей некоторые вещи. Это не равнодушие, это умение выделять главное — человеческую близость, и не тратить душевные силы, свои и чужие, на обсуждение малозначительного. Идти на глубине любви. И всё равно периодически бывает стыдно за собственные срывы, вспышки, резкости. Важно хотя бы понимать, что эти срывы уводят нас от Евангелия.

Не все споры, однако, получается пропускать как незначительные. Порой вопрос нам кажется принципиальным, ведь это так важно – правильно оценить выставку фотографий! И тогда так и тянет ущучить оппонента, подколоть его побольнее: нормальные люди так не думают и думать не могут, такое нравится только педофилам или, наоборот, только педофилы могу увидеть тут нехорошее… Кстати, этот вариант, с переходом на личности, для некоторых христиан стал просто типичным ultima ratio: если ты не принимаешь лгбт-идеологии, ты гомофоб и, следовательно, латентный гомосексуалист, ведь только страх и комплексы, по мнению ярых защитников обиженных, могут заставить людей думать иначе, чем они сами. Рациональные аргументы в подобных спорах не то что отвергаются – само их наличие отрицается, наличие иной позиции воспринимается как вызов и едва ли не личное оскорбление. Я в таких случаях всё чаще вспоминаю Клайва Стейплза Льюиса с его «Письмами Баламута» и понимаю: у бесов сейчас праздник, пир горой… А может, не будем бесов тешить? Ну, думает другой человек иначе, чем ты. Так на то он и другой: если бы у каждого было то, что есть у другого, никто никому не был бы нужен, — писал о. Ян Твардовский. Но это же брат твой. Творец у вас один. И Бог его любит – вот такого, с возмутительными мнениями. И тебя любит – с тем стыдным и возмутительным, что только ты сам про себя знаешь, и то хочешь забыть. А Бог знает получше тебя – и всё равно любит.

«Дай нам благодать любить тех, кого мы встречаем, Твоей чистой и скромной любовью», — говорится в молитве из бенедиктинского бревиария. Неожиданно? – любовь самого Бога – скромная. Мне кажется, скромная любовь – это когда позволяешь ближнему быть другим. По-иному реагировать, чем ты, иметь иное мнение. Важно понимать, что отказ человеку в праве иначе думать и чувствовать – это отказ в праве быть свободным, а ведь источником и гарантом человеческой свободы является сам Бог. Не случайно в молитве о мире и отечестве, что читается в наших храмах, слышим: «Защити нас от ненависти и предубеждённости по отношению к людям иных взглядов». Не зря Бенедикт Нурсийский, общий наш святой с православными, учил «до восхода солнца мириться с тем, с кем разделила нас распря». Он знал толк в общежитии, жизни вместе.

Но есть среди проявлений нашей сегодняшней свободы то, что на самом деле – свидетельство глубокой повреждённости нашей природы. Это отношение к мёртвым. Я твёрдо убеждён: нельзя радоваться смерти человека. Даже Сталина. Даже Моторолы. Эта радость – логичный итог наших оголтелых споров, доходящих до расчеловечивания оппонента. Страшный итог. Потому что в этой радости мы поистине ставим себя на место Творца, Господствующего над жизнью и смертью. Даже если мы уверены в мерзости дел умершего – не для этого он создан Творцом; есть в нём, в глубине существа, то сердце – в библейском понимании – которое создано для любви. Есть хорошее выражение: между мостом и водой ещё есть время для покаяния. Нам не дано знать, не случилось ли покаяния даже со Сталиным, пока он умирал одиноко в пресловутой луже мочи. Предполагать, что оно случилось, мы тоже не можем – но именно поэтому нам заповедано не судить, но только молиться. Более того, заповедано совершенно категорически: «прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Христиане верят в победу над смертью, но привыкли считать злом, бедой смерть внезапную – именно потому, что она не оставляет того самого последнего зазора для покаяния, для подготовки к встрече с Творцом. Если человек, которого мы по делам его привыкли считать злодеем, в последний миг раскаялся, — наша радость по поводу его смерти может противоречить взгляду Бога. Если же он умер без покаяния и ушёл в вечную погибель – тем более бесовской является радость по этому поводу. Люди не делятся на тех, чьей смерти можно радоваться, и тех, чьей смерти радоваться нельзя.
Человек, радующийся смерти другого, разрушает свою душу. И это понимание дано нам на уровне естественного закона, в сердце и совести. Совершенно не религиозный журналист Антон Красовский выразил это очень хорошо: «Один плохой человек взорван в лифте другими плохими людьми. В результате сотни хороших людей пошутили над гибелью плохого человека, став на одну шутку ближе к злу». Да, всё наше существо порой противится молитве за злодеев.  Это даже нормально – природа наша  испорчена, и это повреждение мы и зовём первородным грехом. Но призваны мы к тому, чтобы эту испорченность преодолевать, не одними лишь своими слабыми силами – Бог твёрдо обещал нам Свою помощь, «человекам это невозможно, Богу же всё возможно»; и апостол Павел свидетельствовал: «Всё могу в укрепляющем меня Христе».

«Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.

А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,

да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.

Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?

И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?

Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный».

(Св. Евангелие от Матфея 5:43-48)

Сергей Сабсай

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о