Восточные методы медитации стали довольно популярной практикой в западном обществе, к которой прибегают, чтобы снять стресс и беспокойство. Некоторым верующим они представляются как нечто, вполне совместимое с христианской духовностью. Но по словам экзорциста, отца Патрика, и автора книги «Католическое руководство к осознанности» Сьюзан Бринкманн, подобные практики противоречат католической вере и не являются ни здоровыми, ни даже безвредными.

Отец Патрик был епархиальным экзорцистом на протяжении 7 лет, а до этого 6 лет учился у опытного экзорциста. По словам отца Патрика, восточная медитация уводит нас от отношений с истинным Богом — Отцом, Сыном и Святым Духом. «Её конечная цель — утеря потребности в Боге, потому то, вместо того, чтобы направлять человека к Нему, медитация ставит наше «я» в центре внимания», — говорит он.

Попытки следовать за восточными практиками и христианскими одновременно не работают, потому что первые предлагают нам войти в диалог с собственными чувствами и эмоциями, в то время как вторые призывают смотреть на то, что сам Господь предлагает нам, и спрашивать: «Что Ты хочешь, чтобы я сделал?».

По словам отца Патрика, медитация ведёт к пустоте, потому что обращена вовнутрь, а не к Богу. «Возможно, она помогает немного успокоиться, но точно не ведёт к Богу», — говорит он. А то, что не приближает к Богу, отдаляет нас от Него: «Если в этом нет диалога с Богом, если Бог не является частью этого, то это никак не ведёт к углублению отношений с Ним. А углубление отношений с самим собой — довольно пустое занятие, не дающее настоящих ответов».

Сьюзан Бринкманн, автор книги «Католическое руководство к осознанности», развивает мысль отца Патрика. Она объясняет, что восточная медитация не справляется с сутью проблемы, потому что не приносит нашу уязвимость Богу, а просто отвлекает нас от неё.

В своей книге она особым образом рассматривает осознанность, которая коренится в буддизме с 500 г. до н.э. и «представляет собой активное, открытое внимание к настоящему, посредством которого человек замечает свои мысли и чувства, как будто издалека, не судя их, как хорошие или плохие». Практикуемая с помощью одной из нескольких форм медитации, — дыхательной, телесной, расширения сознания — она не имеет своей целью соединение с Богом.

Согласно Бринкманн, подобные практики не могут включаться в христианскую молитву, ни в качестве прелюдии, ни компонента, ни дополнения. Исследователи обнаружили, что многие люди используют восточную медитацию как способ избавиться от беспокойства, вместо того, чтобы по-настоящему противостоять своим проблемам. Истинная же католическая молитва помогает искоренить привязанности, которые мешают нашим отношениям с Богом и здоровой духовной жизни.

Кроме того, когда мы откладываем все мысли, в том числе и тревожные, мы входим в измененное состояние сознания, отделенное от наших проблем и даже от нас самих, чтобы испытать временное блаженство, говорит Бринкманн. «Документ Папского Совета по культуре и Папского Совета по межрелигиозному диалогу «Иисус Христос — Податель воды живой» предупреждает, что такое состояние создает атмосферу психической слабости и уязвимости».

И, наконец, Бринкманн напоминает о том, что мы сами имеем: «У нас есть своя «осознанность», известная как таинство настоящего мгновения. Когда мы живём в настоящем моменте, мы находимся в Присутствии Бога, который может преобразить причины нашего стресса и помочь нам справиться с ним».

По материалам catholicexchange.com

Изображение: Pinterest

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of