«Господи! Возлюбил я обитель дома Твоего и место жилища славы Твоей» (Пс 25, 8). Этот стих псалма запечатлел любовь и восхищение верующего иудея по отношению к Иерусалимскому Храму и к совершавшемуся в нем служению. Для нас, христиан, эти слова служат выражением связи каждого из нас с бесчисленными храмами Божиими, роскошными или скромными, с церквями и часовнями. Мы приходим туда, чтобы молиться, поклоняться, совершать службы, воздавать хвалу, плакать и взывать. Разумеется, Господь присутствует повсюду, и «истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине» (Ин 4, 23). Но мы чувствуем, что необходимо также, чтобы присутствие Божие сделалось ощутимым, почив на священном месте, где могла бы собираться христианская община.

Вот почему кафедральные соборы часто воздвигаются в центре наших городов, а церкви – в центрах наших деревень. Мы дарим Богу дом, где Он принимает нас, своих детей.

Церковь – место, где община христиан выражает свою веру в литургии. Папа Бенедикт XVI в своем постсинодальном Апостольском обращении о Евхаристии «Sacramentum Caritatis», опубликованном в феврале 2007 года, особо подчеркнул, что красота литургических служб выражает признательность и почтение верующих по отношению к святым тайнам, соучастниками которых они становятся (№ 35-42).

Эта красота, в первую очередь, принадлежит череде деяний спасающего нас Бога, —  от сотворения мира и заключения Завета до Пасхи, Воскресения Иисуса Христа, Чье возвращение во славе мы ожидаем в конце времен. Эта красота любви Бога к людям остается сокрытой от глаз мира. Это красота смиренной и страдающей любви, которая воссияет в последний день для всего человечества. «Иисус Христос показывает нам, как истина любви умеет преобразовывать даже мрачную тайну смерти в сияющий свет воскресения. Здесь сияние славы Божией превосходит всякую земную красоту. Истинная красота – это любовь Бога, которая открылась нам окончательно в пасхальной Тайне», – пишет Бенедикт XVI (№ 35).

Красота литургических служб является ничем иным, как ответом общины верных на чудесные дары, данные нам Богом во Христе через Святого Духа. Со времен зарождения христианства формы этого ответа были различными, подобно тому, как различны  великие литургические культуры: латинская и византийская, сирийская и армянская, коптская и эфиопская. Таким образом, красота, в зависимости от конкретной культуры, может быть выражена по-разному, приспосабливаясь к гению народа, воспринявшего Евангелие. Каждая литургическая традиция обладает собственной красотой, но все они празднуют единую тайну спасения.

Свой вклад в красоту литургии вносят архитектура и слово, песнопения и живопись, статуи и иконы, музыка, жесты и молчание, молитвенные позы, одеяния и литургические цвета. Следовательно, ко всему этому следует относиться со вниманием, свойственным влюбленным. Бог не ждет от нас в благодарность шикарных подношений. Его радует, когда мы дарим Ему службу, в которой выражаем все, что есть в человеке самого прекрасного, самого настоящего и истинного. Премудрость Божия, «веселясь на земном кругу Его, и радость Моя [была] с сынами человеческими» (Притч 8, 31). В благодарность мы призваны предоставить «тела наши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения нашего» (ср. Рим 12, 1).

Поэтому литургия не просто увлекательное зрелище, на котором мы присутствуем по праздникам и воскресеньям. На ней мы становимся кем-то, кто гораздо важнее зрителя или слушателя, – сослужителями по достоинству нашего крещения. Второй Ватиканский Собор совершенно справедливо говорил о нашем активном  участии в ней. Что это означает? Мы призваны, с постоянным старанием, все глубже вникать в смысл литургических символов и молитв. В простоте и краткости, свойственным латинской литургии, они дают, будучи непрестанно повторяемы, пищу нашим размышлениям.  Молитва воскресенья Адвента или Великого Поста может послужить поддержкой для нашей христианской жизни в течение всей недели. В то же время мы приглашены к участию в литургии голосом и жестами. Молитвенные позы и предстояния, коленопреклонения, крестные знамения, сложенные руки, процессии, – все это помогает нам погрузиться в ту тайну, которой посвящена служба. Они обладают большой педагогической силой и приобщают нас к великой молитвенной традиции, ведущей нас к общению с Иисусом, нашим Первосвященником, с апостолами, со святыми… Не будем забывать и о песнопениях. «Кто поет, тот молится дважды», «Новый человек знает песнь новую. Пение есть выражение жизнерадостности, и, если мы задумаемся над этим еще усерднее, то пение является и выражением любви. Итак, тот, кто умеет новую жизнь любить, тот и новую песнь может петь…» – говорит святой Августин (Проповедь 34, 1).

Так что же это такое – красота литургии? Встреча любви Бога и полного любви и признательности ответа спасенного человека. Эта неописуемая красота заставляет нас задуматься о тайне Бога, позволяющего нам войти в Его жизнь, стать ее участниками и совместно священнопраздновать ее. «Поведать все чудеса Твои», как говорит тот же Псалом 26 (25), слова из которого стали заглавием этой статьи. Будем же возвещать о них до возвращения Христова!

Мишель Ван Парейс OSB

Перевел с французского Дмитрий Лейкин

Изображение: ziarullumina.ro

Источник: Католический катехетический журнал «Радуга», №1 2008

(чтобы оформить подписку, кликните баннер)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz