Вот и позади последнее воскресенье литургического года, праздник Христа Царя. Отзвучали проповеди о том, что истинное царство и богатство не от мира сего. И пошли мы спокойно по домам, делать роратние свечи и плести венки Адвента.

А стоило бы хотя бы на эту неделю, такую короткую и незаметную, потому что после нее – Адвент с его яркими красками и сладостью счастливого ожидания. И Рождество с улыбками друзей и подарками… Стоило бы на эту неделю стать как дети и прислушаться к старым сказкам, которые не хуже любых проповедей рассказывают об истинном царстве и величии.

Однажды встретились два царя. Вернее, царь и король. Одного звали Мидас, а другого просто Король. Но оба они сильно пострадали от того, что им хотелось быть немного лучше, чем они есть на самом деле.

Царь Мидас тщательно скрывал свои ослиные уши. Ему казалось, что подданных сильно смутит этот его недостаток. Но над ним посмеялись только глупые мальчишки… Давайте посмотрим внимательнее на саму историю!

Брадобрей, который вынужден был хранить страшную тайну государя, был очень приличным человеком. Он не только не стал сплетничать, но даже не рассказал ничего своей жене или своему самому близкому другу. Этот прекрасный человек просто выкопал в поле ямку и прокричал в нее, что у царя Мидаса ослиные уши. Ничего не напоминает? Мы все знаем, что на исповеди нельзя ничего такого говорить про других… И нередко используем ее как место для сплетен и разглашения чужих тайн. Прекрасным оправданием является то, что священник же никому ничего рассказать не может, поэтому груз своей ответственности и своих взаимоотношений вполне себе можно переложить на него. Короче, прокричать в ямку. Намного сложнее задуматься, почему так сложилось, что этот человек поделился именно со мной и что этим Бог хотел лично мне сказать? Сделать шаг в сторону, оглянуться всегда сложно. А вдруг рядом зеркало, в котором увидишь свое отражение, которое окажется монстром?

Царю Мидасу в этом смысле было намного легче, чем брадобрею. Он мог поделиться с ним своей тайной. Сгорая от страха быть раскрытым, Мидас не оставался один на один со своей бедой. Психологи учат, что это – очень правильный подход! Нельзя носить с собой свое напряжение и проблемы – нужно искать собеседника и разрядки!

Нередко боль действительно настолько велика, что нужно искать поддержки и помощи, но в большинстве случаев мы просто ищем свободные уши или свободное кашне, чтобы туда поплакаться. В этом смысле стоит вспомнить пример дона Камилло. У него всегда был постоянный собеседник – Христос. Этот собеседник укорял его за мелкие и крупные шалости, а также указывал на ошибки и хвалил за добрые и правильные дела.

Мы знаем, что тайное всегда становится явным. Так не лучше ли сразу переговорить с Тем, Кто в этом специалист, а не искать замену? И тут возникает неожиданный вопрос веры. Мы ищем собеседника, потому что не верим, что нас кто-нибудь услышит. Как не верил брадобрей, что кто-то может узнать его тайну. Это ж какое извращенное воображение надо иметь, чтобы  предположить, что в ямке в поле вырастет тростник, из которого сделают дудочку, на которой сыграют мелодию, из которой все станет ясно. И ужас в том, что нередко так получается и с молитвой – она воспринимается, как плод извращенного воображения.

И снова вернемся к царю Мидасу. История с ушами характеризует его натуру не хуже, чем более популярная история с даром превращать все в золото. Мидас умер от голода, потому что так заплатил за жадность. Безумно хотелось всего и побольше. А ведь со стороны это выглядело весьма скромно и непредосудительно. Он не хотел покататься на колеснице бога Гелиоса, не просил молний Зевса. Очень скромно и по-человечески Мидас хотел богатства, в котором видел простое земное счастье. Как и в нормальных ушах ему мерещилось уважение подданных.

Конечно, царь античной древности ничего не знал о Христе! Но даже если бы и знал, он вполне мог оказаться нашим современником. Только теперь уши были бы убраны пластическим хирургом, а от консюмеризма сейчас никто и не лечится. Внутренняя пустота легко забивается новой техникой и одеждой, вкусной едой и хорошей компанией. Знание о Христе ничего не изменят в это истории, как ничего они не меняют в нас и в окружающих нас людях. И самый неудобный вопрос: почему? И самый правильный вопрос: для чего?

А вот и еще один самовлюблённый правитель пришел пожаловаться. У него нет физических недостатков. Зато он прошел перед своим народом в голом виде. Персонаж сказки Г.Х. Андерсена «Новый наряд короля» всем хорошо известен. Но начнем не с него, а с его чиновников. Два момента стоит в них отметить. Во-первых, они все были не уверены в себе. Можно рассматривать это как проблемы незрелости личности. В Короле видится авторитет, который должен подтвердить правильность тех или иных действий. Или, что еще хуже, отсутствие вообще какого-либо внутреннего стержня, когда человек становится просто флюгером, меняющим весь строй своей жизни в зависимости от окружения или модных тенденций. С другой стороны, перед нами чиновники, которые боятся потерять свое место. Среди них нет ни одного Томаса Мора, готового сказать, что есть правда. Даже старый и честный министр боится признаться, что на самом деле ничего не видит. Казалось бы, что проще: либо признать, что зря получаешь зарплату и покинуть пост, либо открыто сказать, что перед тобой мошенники… Дети нередко спрашивают, а почему никто не догадался потрогать материю? Ведь псевдо-портные сказали, что ее не может УВИДЕТЬ тот, кто находится не на своем место. А еще, как известно, ткани пахнут. Андерсен, сын прачки, не мог об этом не знать. Но записывая сказку, он нигде не упомянул о том, что Король или кто-то из его подданных попытались понюхать ткань. Ведь золотое шитье, сделанное из хороших ниток, будет пахнуть несколько иначе, чем полотно, которое подкрасили. Мы мыслим привычными шаблонами и не хотим выйти за их пределы. На этом и попались Король и его чиновники.

В конце сказки появляется ребенок, которому нечего терять. Он говорит, что Король голый и … Ничего не меняется! Народ немножко пошушукался и разошелся. А Король завершил процессию и ушел к себе в покои рыдать. Не так сложно представить себе чувства, которые переживал в этот момент венценосный простофиля.

На первый взгляд эта сказка, как и сказка про Мидаса, кажется памфлетом на власть. Но Андресен не был бы собой, если бы говорил только об этом. Как всегда у него за кадром остается самое главное, то, что мы должны домыслить сами. Это – внутренняя жизнь его персонажей. Проблема не в том, что Король хотел оценить мудрость своих придворных или себя как правителя. Важно, каким он стал человеком после этой истории.

Кажется, что ключик к обеим этим историям лежит на поверхности: политическая сатира, осуждение сплетен, слабость и незрелость человеческой личности. Но чтобы достать этот ключик, нужна мудрость черепахи Тортиллы, потому что оказывается, что на самом деле истинная сила – в падении. Сколько святых, потерпев поражение на своем жизненном поприще, обретали силы, чтобы не только самим расти, но и вести за собой других. Победа – в поражении. Вспомним Того, Кто победил грех и смерть! А радость – в доверии!

Стоит взять в руки эти три свечи, чтобы как дети во время роратних месс, выстроится в процессию и пойти искать Того, Кто является истинным источником Света, Кто не признает шаблонов, Кто любит даже тех, у кого ослиные уши, и даже тех, кто находится не на своем месте … Кто каждый день новый. И Кто слышит даже тихий шепот среди колышущегося на ветру тростника!

Анна Гольдина

Иллюстрации: Варя Одуванчикова

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о