Осел, пожалуй, одно из самых популярных библейских животных. Упоминание о нем в Священном Писании встречается более ста раз. И стоит отметить, что нигде об осле не говорится с пренебрежением. Мы привыкли, что осел – это символ глупости и ненужного упрямства. Такое отношение к ушастым созданиям сложилось еще во времена Античности, когда осел символизировал необузданность и похотливость. Этот образ переняли в последствии многие европейские народы. Глупость, невоздержанность, бахвальство – все это осел.

Библия же предлагает нам совсем другой взгляд на серого труженика. Не зря же праотец Иаков сравнивает с ослом своего девятого сына. «Иссахар осел крепкий, лежащий между протоками вод», — читаем мы в книге Бытия (Быт 49,14). Вплоть до правления царя Соломона ослы были неотъемлемой частью еврейского быта. На них пахали и путешествовали, их молоком насыщались и лечились. Кроме выносливости ослы еще и очень привязчивые животные. Их верность хозяину можно сравнить разве что с собачей преданностью. Порой ослы оказываются умнее людей. Стоит вспомнить Валаамову ослицу, которая увидела ангела Господня раньше, чем ехавший на ней жрец. Валаам ехал проклинать войско Израильтян, но, встретив Божьего посланника, изменил своим планам и, наоборот, благословил евреев.

В царствование Соломона ослы постепенно уступают свое место лошадям. При этом библейский бытописатель нередко противопоставляет их друг другу. Ослик – смиренное животное, главное призвание которого – труд повседневности. Он помогает в поле, возит из города в город тележки и всадников. Можно сказать, что осел – это символ простого труженика, живущего плодами рук своих. А лошадь – это воин. Она возвышает человека над другими и везет его на битву. Но конь – это еще и символ свободы, в то время как ослик – символ порабощенности, рабства. Для иудейского сознания свобода, вернее, выход на свободу – это очень важное, можно сказать, основополагающее понятие в духовной жизни. «Переход от рабства к свободе», т.е. пасха – это то, что мы называем обращением, и множество мест библейского текста напоминает нам об этом, как об основе отношений с Богом.

Вот Авраам идет приносить в жертву своего сына Иакова. Он оседлал осла, положил ему на спину дрова для всесожжения… Здесь используется слово «хамор» (רומח), которое пишется так же, как и слово «хомер» (רומח), обозначающее материю. Поэтому еврейские мудрецы говорят о том, что в истории жертвоприношения Авраама ослик символизирует не только рабское состояние, но и материальность мира, то, что отделяет человека от мира духовного, мира, целиком подчиненного Богу и пронизанного Его светом. «На третий день Авраам возвел очи свои, и увидел то место издалека. И сказал Авраам отрокам своим: «останьтесь вы здесь с ослом» (Быт 22, 4-5). В этом месте, по мнению иудейских мудрецов, происходит отделение свободных людей от рабов, от тех, кто лишен истории, более того, лишен самого права на историю. Восходя на гору, отец и сын переживают страшный момент верности Богу и полного доверия Ему. А ослик вместе с рабами останется у подножия горы. Он – существо униженное и неропчущее.

Надо сказать, что еврейская традиция идет еще дальше. Считается, что ослик Авраама, ослик, на котором Моисей вез через пустыню свою жену и детей, а также ослик, на котором будет ехать Мессия, — это один и тот же осел. Это возможно именно потому, что серый ушастик воспринимается как символ материальности мира. Иудейские мудрецы обращают внимание на то, что ослик вез дрова и нож для жертвоприношения, а сам Авраам, его сын и слуги шли пешком. Получается, что во времена Авраама материальность еще не обладала способностью возвышать человека к святости. Она могла только содействовать в некоторых областях служения Творцу, как осел везти дрова для жертвоприношения. Когда Моисей выводит евреев из Египта, ими уже многое пережито и переосмыслено за годы рабства. Теперь материя может стать помощницей человека и помогать ему возвышать некоторые аспекты своей личности. Поэтому теперь осел уже может везти жену и детей. В дни же прихода Мессии все аспекты телесного помогут человеку служить Творцу, материальное станет частью его святости.

Надо сказать, что мысль о том, что Мессия должен ехать именно на осле находит свое отражение и у пророков. «Ликуй, Сион! Жители Иерусалима, торжествуйте! Смотрите, ваш царь идёт к вам! Он добрый царь, одержавший победу. Но кроток он и едет на осле, на молодом ослёнке», — читаем мы у пророка Захарии (Зах 9, 9). В этих словах еще раз подчеркивается смирение как серого ушастика, так и Мессии, избравшего для Своего въезда в Иерусалим не символ воинской доблести или царского величия, коня, но простого ослика, на котором уже давно путешествовали только простолюдины.

Гематрия, т.е. числовое значение слова «хамор» (осел), с одной стороны, совпадает со словами «цель» и «обет», что еще раз подчеркивает верность и целеустремленность этого животного. С другой стороны, за цифрой 254 скрывается упоминание о грешнике (200), водной стихии (50) и отце (4). Такое сочетание цифр указывает на путь возвращения для каждого блудного чада, путь, открытый Мессией.

Кроме домашних ослов Библия упоминает также и ослов диких, известных под названием онагр. Это слово произошло от греческого «онос» (όνος – осел) и «агрос» (αγρός – поле). Осел, живущий в полях. В книге Иова читаем: «Кто даёт свободу дикому ослу, кто с него снимает путы? Я дал пустыню дикому ослу как дом, солончаки (тип почвы, препятствующий росту растений) жилищем сделал» (Иов 39, 5-6). Это речь, обращенная Богом к Иову. Онагры здесь — символ жителей пустыни, пустынных мест. Тех, кто отвергает цивилизацию и ищет что-то свое в отдалении от человечества. «Они смеются над шумными городами, и никто не в состоянии ими управлять. Они живут в горах — там пастбища для них, там пропитание они себе находят» (Иов 39, 7-8). Постепенно эти онагры становятся своего рода противниками ослов, их визави. Если осел кроток, смирен и послушен, то онагр – напротив. В нем скрывается необузданная свобода пустынных мест. Свобода, которая порождает вопросы сатаны, обращенные к Иисусу во время Его сорокадневного поста в Иудейской пустыне. В эпоху Средневековья онагры уже воспринимаются, как некое явление лукавого. В бестиариях мы находим упоминание о том, что онагры постоянно бродят в поисках еды и оглашают окрестности страшным криком. Поэтому их и сравнивают с дьяволом, который ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (ср. 1 Петр 5,8).

Онагр за счет своего громкого голоса претендует на главенство в пустыне. В то время как ослик не стремится к силе и власти. Он смиренно служит, то согревая своим теплым дыханием положенного в ясли Младенца, то внося Его, уже взрослого, в Иерусалим. Противостояние этих двух животных, усмотренное средневековыми авторами, напоминает нам о двух путях обретения свободы и смысла жизни. Пути гордыни и самодостаточности и пути служения. Выбор за нами.

Анна Гольдина

Изображение: Pinterest

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о