Снисхождение Благодатного огня – это чудо или обряд? Об этом Михаил Фатеев побеседовал с доктором исторических наук, кандидатом богословия, ведущим научным сотрудником Института истории материальной культуры Российской академии наук, диаконом  Александром Мусиным.

— Чудесное нисхождение Благодатного огня – это миф или реальность?

— Самое главное чудо – это вовсе не Благодатный огонь, нисходящий в Великую Субботу, а то, что, несмотря на множество искажений, имевших место на протяжении истории христианства, Церковь жива и будет жить «до скончания века». Это свидетельство того, что Церковь поддерживает сам Господь Бог, что в Ней присутствует Святой Дух и никакие человеческие глупости и подлости не способны Его из Церкви изгнать. О чем здесь идет речь? Давайте вспомним одного из ранних церковных историков, отца церковной истории, Евсевия Кесарийского, который на страницах своей книги, написанной в IV веке, сказал очень верную вещь: «Да не будет того, чтобы в доме Отца всякой истины, в доме Иисуса Христа, который есть Церковь Христова, придумывались разные небылицы ради прославления имени Божиего».

В истории с благодатным огнем мы сталкиваемся именно с такой выдумкой. Это некий миф, который, казалось бы, должен возвеличить Церковь. Прежде всего, Православную. Но на самом деле, происходит обратное. Из-за таких вот псевдо-чудес имя Божие начинает быть «поношаемо» у всех народов земли.

То, что происходит во время обряда зажжения огня на Пасху в Храме Гроба Господня в Иерусалиме, некогда происходило в каждой христианской общине. Если мы обратимся к современной литургической традиции Католической Церкви, то мы увидим, что в ней этот обряд совершается до сих пор. Он сохранился в силу большего архаизма богослужебной традиции римской Церкви. У нас же, в православной традиции, прежде всего из-за многочисленных литургических реформ, изначальная простота богослужения, связанного с возжжением огня на Пасху была, к сожалению, утрачена.

Давайте вспомним чинопоследование любой воскресной службы. Обряд входа: открываются царские врата, хор поет «Свете тихий», и медленно процессия принесения зажженной свечи, со священником во главе, выходит из северных врат алтаря и заходит в центральные. Именно это является сутью вечернего богослужения. Это заимствовано из богослужения синагоги, потому что в еврейской, и в раннехристианской традиции было в норме каждый вечер зажигать новый огонь в доме и благодарить Бога за этот огонь.

Понятно, что та пасхальная вечерня – служба Великой Субботы, когда и зажигается огонь в святой Кувуклии (часовне на месте Гроба Господня) в Иерусалиме и есть вечерняя служба. Почему этот самый  обыкновенный,  вполне доступный обряд превратился в такое псевдочудо? Отчего вокруг него так много суеты, физических и меркантильных спекуляций? Могу сказать, что очень часто в праздник Пасхи суета в вокруг Благодатного огня, доставляемого из Иерусалима, подменяет радость о воскресшем Спасителе, что, естественно, с церковной точки зрения не допустимо.

— В прежние времена в России уделяли столько внимания  Благодатному огню?

— На Руси, конечно же, знали, что есть некое событие, которое происходит в Иерусалиме. Уже в начале XII века, игумен Даниил ходивший в паломничество к Святому Гробу Господню, писал о снисхождении огня, как о чуде. Но в его рассуждениях, в его описании паломничества, есть моменты, которые позволяют нам понять, что в то время было очень много споров: является ли этот огонь чудом, которое сходит с неба или же это огонь, который иерусалимский епископ возжигает на Пасху, как любой священник, совершающий пасхальную службу в своей общине. Надо сказать, что до конца XIX века, до массового паломничества русских людей в Палестину этот миф про Благодатный огнь не был распространен на Руси и на христианском востоке в частности.

Давайте вспомним, что первое свидетельство о том, что на Гроб Господень в Великую Субботу сходит Благодатный огонь, принадлежит французскому паломнику Бернарду. Это свидетельство датируется примерно 870 годом. Любопытно, что Святейший Патриарх Фотий, который к тому времени собирал свою знаменитую библиотеку, пытаясь в ней объединить все наиболее значимые явления христианской жизни, описывает, примерно во тоже время события, связанные с пасхальным богослужением в храме Гроба Господня, но ни разу не упоминает о том, что там имеет место какое-то чудо. В Византии об этом псевдо-чуде впервые начинают говорить при императоре около 940-ых. Появляется некое сочинение, принадлежащее царскому писарю Никите.

Этот миф, в первую очередь, произвел впечатление на западных паломников. Быть может, потому, что в то время этот обряд был либо подзабыт, либо утрачен. А на Востоке хорошо понимали, что происходит и прекрасно отдавали себе отчет в том, что это, конечно же, священный огонь. В том смысле, что это – огонь, возжигаемый на Пасху, но никакого сверхъестественного происхождения за этим огнем не скрывается.

Надо упомянуть одного из первых церковных деятелей XIX века, епископа Чиверинского Порфирия (Успенского).  Этот великий историк и церковный археолог оказался в середине 40-х годов на Святой Земле и организовал там Русскую Духовную Миссию. Она была призвана помочь русским паломникам почувствовать себя в Палестине как дома. Епископ Порфирий здесь впервые столкнулся с рассказом о Благодатном огне и тогдашний местоблюститель патриаршего престола в Иерусалиме признался ему, что он из года в год возжигает тот самый огонь, который люди считают чудесным, от скрытой лампады, которая находится в Кувуклии.

В начале ХХ века известный российский ученый Игнатий Крачковский собрал все сведения, касающиеся Благодатного огня, которые содержатся у арабских писателей. Эта работа была опубликовано в журнале «Христианский Восток». Крачковский отлично продемонстрировал, что арабы, уже начиная с Х века, знали истинную суть происходящего. Однако,  арабские авторы не могли поверить, что огонь зажигается просто от скрытой за движущийся иконой лампады. Они предполагали, что имеет место какая-то хитрость. Они думали, что огонь зажигается сам по себе с помощью какого-нибудь хитроумного химического приспособления. Они даже представить себе не могли, что может иметь место такой обман.

Здесь конечно, необходимо привести одно из главных свидетельств Русской Православной Церкви, в пользу того, что мы имеем дело с обычным обрядом. Это глубокое по своей научной мысли и по проникновению в суть литургического явления, произведение профессора Санкт-Петербургской духовной академии, знаменитого литургиста, пожалуй, самого главного литургиста ХХ века Николая Дмитриевича Успенскго. В 19 49 году он произнес т.н. Актовую речь. Это добрая традиция любой духовной школы. На престольный праздник, помимо Божественной литургии, бывает актовый день.  Собирается и профессорско-преподавательская корпорация, все студенчество, приходят выпускники. Тогда, по поручению духовного совета академии, один из профессоров произносит речь на заданную тему. Можно оставить в стороне политическую подоплеку, почему именно в 1949 году совет Ленинградской духовной академии поручил Успенскому рассказать подлинную историю Благодатного огня. Николай Дмитриевич проработал к тому времени достаточное количество служебников Иерусалимской традиции и с помощью тех самых обрядов и молитвословов, которые прописаны в этих служебниках, он прекрасно показал, что, на самом деле, никакого чуда нет. Накануне службы Великой Субботы, в самом храме Гроба Господня  вымываются лампады и с особыми молитвами должен быть в них зажжен новый пасхальный огонь. Вот, собственно, такова история с церковно-исторической точки зрения.

— Почему же в XX веке ситуация так изменилась?

— Если оценивать то, что происходит сегодня в России с Благодатным огнем, то стоит вспомнить, что до 70-х годов этого массового психоза, а иначе я не могу назвать это состояние ажиотажа вокруг привоза Иерусалимского пасхального огня, не было. Я в свое время говорил на эту тему со своим духовником, покойным протоиереем Василием Ермаковым, который служил на Серафимском кладбище. И он говорил, что до 70-х годов какого-то массового знания, массового интереса к огню не было.

Я, кстати, прекрасно помню, как в Великую Пятницу  мы с ним приводили в порядок алтарь. Безо всякого особого священнодействия, без особой молитвы, мыли все алтарные лампады и зажигали в ним именно новый огонь. То есть в каком-то виде эта традиции в русской православной церкви сохранилась. Наверное, такой интерес, такая нездоровая любовь, я бы сказал, появляется в 70-е годы, потому что это — эпоха застоя, человеческая натура требовала чего-то такого чудесного.

Ну а потом, в 90-е годы, этим решили воспользоваться недобросовестные пастыри и умелые политики и бизнесмены, которые используют это и для саморекламы, или для политической рекламы. Это рождает какой-то новый тип православного благочестия, который не имеет никакого отношения к христианской православной традиции. Происходит какое-то перерождение православной духовности и это, на самом деле, самое страшное, что может быть связано с эти псевдочудом, с мифом о сверхъестественном чудесном происхождении огня.

— Один из мифов:  благодатным огнем не обжигаются, им можно “умывать” лицо и даже борода не загорается…

— Вы знаете, я никогда не был на богослужении Великой Субботы в Иерусалимском храме. И как ответить Вам на этот вопрос, на самом деле, не знаю. Люди очень часто выдают желаемое за действительное. Я полагаю, что многие люди искренне считают, что огонь не жжет, что он имеет сверхъестественное происхождение, и они, по вере своей, наверное, это получают. Но ведь вера — это наша убежденность в истине. Они верят во что-то, что по-настоящему и не существует, то есть получают не по своей вере, а по своему суеверию.

— Насколько я помню еще с уроков физики, если руку над пламенем свечи держать не сверху, а по середине, то оно не жжет. Может быть поэтому?

— Может быть и так. Может быть, это явление и имеет какое-то абсолютно практическое, физическое объяснение, но мне не хотелось бы, с точки зрения каких-то точных наук вторгаться в сферу духовного. Я думаю, что здесь мы должны решать этот вопрос либо с православными пастырями, либо с православными психиатрами, потому что этот массовый психоз – явление нездоровой психики.

— Распространена история о том, что как-то раз один армянский епископ добился того, что он вошел в Кувуклию, но там благодатный огонь не сошел. А сошел рядом с храмом, где толпились православные греки. До сих пор показывают трещину на колонне при входе в храм Гроба Господни, где якобы это произошло.

— Знаете, есть такая наука, как сопромат. Я, как археолог, готов сказать, что повреждения встречаются достаточно часто. Утверждать, что это произошло именно оттого, что Благодатный огонь сошел именно в то место, это — кощунственно, надругательство над всесилием нашего Господа.

2
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Alexey Cody Volkovierom.tichon Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
ierom.tichon
Гость
ierom.tichon

Не ожидал, что в России на страницах католического издания будут оскорблять Православие, да ещё устами якобы православного диакона. Мы до такого на своих официальных сайтах не опускаемся, хотя может тоже не верим в некоторые католические чудеса. Но вы же живёте в стране, где большинство населения принадлежит к Православной Церкви, имейте хотя бы уважение, если уж у вас отсутствует вера! Не представляю, чтобы где-нибудь в Польше подобное было возможно на православных сайтах. Редакции должно быть стыдно за подобные пасквили.

Alexey Cody Volkov
Гость
Alexey Cody Volkov

Нигде в этой статье я не увидел оскорбления Православия. Только спокойный анализ. А вот РПЦ есть над чем призадуматься: в православных книжных лавках я такие брошюрки встречал, что закачаешься! Обратите на это внимание, уважаемый иеромонах Тихон.